ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Евдокия Германова: «Я всегда держу дистанцию»

Николай Хрусталев, Экран и сцена, 18.02.2006
Эта беседа с актрисой Евдокией Германовой произошла осенью минувшего года на Открытом фестивале фильмов стран СНГ и Балтии «Киношок» в Анапе.

 — Насколько мне известно, сейчас вы репетируете в Московском Художественном театре в новой версии, кажется, вечной для него «Синей птицы» Метерлинка.

 — Ее ставит замечательный молодой режиссер Дмитрий Черняков, получивший уже несколько «Золотых Масок», в том числе, и за «Аиду». История в его «Синей птице» получается философская. В ней участвуют много прекрасных артистов — Наталья Тенякова, Ирина Мирошниченко, Плотников, Кашпур, Хлевинский, Маша Голуб, представляете? Поначалу мне отводилась роль Митиля, но я засомневалась — материала в роли все же немного, и Олег Павлович Табаков отдал мне роль Кошки, которую поначалу хотел играть сам. Но одну кошку, вернее, кота, он ведь в своей жизни уже замечательно сыграл.

 — Если говорить о кино, то здесь ролей у вас было немало, но упоминание о большинстве картин, где вы играли, можно найти теперь разве что в специализированных справочниках. Хотя «Старуха» Вадима Гемса по Хармсу или «Мусульманин» Владимира Хотиненко все же стоят особняком. Как вы относитесь к таким извилистым поворотам своей киносудьбы?

 — Как к ним относиться? Это забавно. Я люблю свою профессию, зарабатывать ею мне не стыдно, делаю это, по-моему, достойно, а нравится не нравится — вопрос второй.

 — Для вас, сколько я понимаю, вопрос успеха не самый главный — на первое место вы всегда ставите профессионализм, отсутствие его вызывает у вас наибольшее раздражение. Что вы понимаете под профессионализмом?

 — На самом деле, о профессионализме и непрофессионализме надо говорить не только применительно к актерскому делу. Как правило, непрофессионализм начинается с людей. Знание и умение для них должны стоять на первом месте. Но не стоят. А еще ненавижу лень и халтуру: если уж принимаешься за что-то, то для начала узнай, что это, собственно, за дело, чтобы потом шло, как по маслу, а не так, чтобы левой ногой.

 — Говорят, характер у вас не сахар, тем не менее, профессию себе выбрали достаточно зависимую.

 — Позвольте встречный вопрос: откуда разговоры о моем несахарном характере? Обычно их ведут люди, мало со мной общающиеся. Да, в чем-то я человек достаточно бескомпромиссный, но бескомпромиссность и жесткость — вещи совершенно разные. У меня растет маленький сын, и он, надеюсь, не испытывает недостатка в любви, внимании и терпении. А он для меня — главный критерий моего характера.

 — А вы сами, коль слышали об этом, не задавались вопросом, почему это вас относят к колючим людям?

 — Раньше спрашивала себя — откуда? Наверное, поводом были некоторые мои поступки, они могли кому-то показаться шокирующими. Я всегда держу дистанцию, возможно, это настораживает, потому что те, кто дистанцируются, менее понятны и вызывают опаску. Но ведь чаще всего стремление отстраниться — один из способов самозащиты.

 — Выходит, «Крепким орешком» вы себя не считаете?

 — Не считаю. Я не белая и не пушиста, но и не «крепкий орешек». Любой орешек хотят расколоть и извлечь ядрышко, в нем заключенное. Я с удовольствием мгновенно открываю и отдаю режиссеру всю мякоть и сочность того, что умею делать в профессии. Тогда начинает что-то возникать, а без этого на сцене и на экране никогда ничего не вырастает. В то же время моя профессия кажется мне очень самостоятельной даже притом, что я, казалось бы, не свободна в своем выборе в театре. И все же считаю себя полностью свободной, а, если шире, то никто не может быть зависимым вопреки собственным желаниям или устремлениям. Другое дело, что себя надо обязательно спросить: ты действительно хочешь в этом участвовать? А еще: что для тебя важнее: зависимость-независимость или дело, как таковое? Потому что, когда работаешь с другими людьми, то как бы там ни было, а свою часть делаешь сам, а другие — опять же зависимые или независимые — тоже делают свою часть. Вот и все.

 — Может быть, нам и не пришлось бы говорить на эту тему, если бы у вас был тот один единственный и на всю жизнь режиссер, с которым бы вы связали навсегда творческий путь; режиссер, за которым в огонь и в воду. Были же Райх и Мейерхольд, Яковлева и Эфрос?

 — Может, и так, но я пока от этого не страдаю. Более того, Табакова, который занимается моей творческой судьбой: дает роли, позволяет сниматься в кино и так далее — нельзя назвать режиссером в чистом виде. И слава Богу, потому что этот человек сделал для меня значительно больше — сформировал как личность, до сих пор заботится о моей актерской карьере, насколько это возможно. Я работаю в двух лучших театрах Москвы — МХТ и Табакерке, играю и в других спектаклях, так что все прекрасно.

 — Считается, что актерскому делу противопоказаны всяческие комплексы, что их присутствие связывает актера?

 — Неправда, что комплексов быть не должно. В нашей профессии действительно надо многое уметь, многого не стесняться, но это не значит, что так должно происходить и в реальности. Мне доводилось общаться со многими артистами — известными и менее известными, и чаще всего по жизни они оказывались чрезвычайно закомплексованными, и только сцена, только экран позволяли им избавиться от этого груза. Я сама была достаточно закомплексованной, имидж Джульетты Мазины на самом деле ношу как горб, — согласитесь, что это и нелегко, и некомфортно. Но теперь я, условно говоря, на это плюнула, существую сама по себе, делаю, что хочу. В конце концов мне никогда не сделать того, что могла Джульетта Мазина. И вообще, это неуважение к себе — примерять на себя кого-то сравнивать себя с кем-то. И когда людей начинают сравнивать, мне это странно, мы все настолько разные. Сравнивать можно, наверное, дела, но не людей.

 — В вашем киносписке есть действительно немало замечательных фильмов, но согласитесь, что незначительность и серость каких-то картин затемняет, нивелирует дарование того, кто в них играет.

 — Бывает? Сплошь и рядом. Но, во-первых, «пораженья от победы ты сам не должен отличать», как написал Пастернак. А во-вторых, все равно обязан выложиться, раз пришел в картину. Причины прихода могут быть самыми разными — либо надо заработать, либо просто помочь другу даже вопреки тому, как он делает — хорошо или плохо, словом надо его выручить. И ты делаешь выбор. И если сделал его, если уже работаешь, то должен честно существовать даже рядом с малоодаренными людьми. Иначе можно просто запутаться: вот этому достанется больше, а тому — меньше. (Улыбается.) Как говорит Олег Павлович: единственный способ не прогадать — это жить честно.

 — На «Киношоке» в Анапе была представлена любопытная ретроспектива «Известные актеры в неизвестных фильмах», и среди них фильм с вашим участием «Нам не дано предугадать». Если бы вам было дано предугадать свою актерскую судьбу, хотели бы что-то исправить, изменить?

 — Чего-то наверняка постаралась бы избежать, но, в принципе, пошла бы тем же путем. Я достаточно доверчивый человек, меня легко обмануть, потому и делала ошибки. Но опять же Бог каким-то чудесным образом за меня вступается и наказывает тех, кто меня предавал. Единственное, чего мне остается желать сейчас, — это работы. Семья у меня замечательная, театр замечательный, люди, меня окружающие, — классные. Но каким быть окружению, зависит от меня. На самом деле, зависимость — это чушь. Какая зависимость? Ты зависишь только от себя и от заповедей, по которым живешь, которыми руководствуешься. Вот и все. Мои душевные мышцы очень натренированы, на всяческие невыгодные свойства. И тренировать их надо постоянно, в них суть профессии — фантастической, на разрыв аорты, требующей взаимности.
Пресса
Театральная премия МК, Московский комсомолец, 5.12.2012
В «МК» победила мышца любви, Ян Смирницкий, Московский комсомолец, 5.12.2012
Грузите бочками, Итоги, 17.09.2007
Не возвращайтесь к былым возлюбленным…, Григорий Заславский, Независимая газета, 14.09.2007
Аксенов ковчег, Ирина Алпатова, Культура, 13.09.2007
Тары-бары в бочкотаре, Глеб Ситковский, Газета, 12.09.2007
Фига без кармана, Марина Давыдова, Известия, 11.09.2007
Подвальная история, веселящая кровь, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 1.03.2007
Защищенность меня пугает, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 31.01.2007
Реабилитация Сальери, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 23.01.2007
Моцарта сгубили бабы?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 20.01.2007
Вольфганг для двоих, Роман Должанский, Коммесант, 20.01.2007
Без вина виноватые, Ирина Алпатова, Культура, 18.01.2007
Вдова с вдовою говорит, Мария Хализева, ВАШ ДОСУГ, 21.12.2006
«Дифирамб» с Евдокией Германовой, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 8.07.2006
Евдокия Германова: «Я человек-оркестр», Галина Черняева, ПСИХОЛОГИЯ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ, 29.04.2006
Евдокия Германова: «Я всегда держу дистанцию», Николай Хрусталев, Экран и сцена, 18.02.2006
Золушка, ставшая королевой, Константин Терезин, Madame Figaro, 1.02.2006
Миндаугас Карбаускис и Смерть, Борис Тух, ДЕНЬ за ДНЕМ, 27.01.2006
Гадание о «Маске», Александр Соколянский, Время новостей, 12.04.2005
Современный Декамерон, Артем Солнышкин, Досуг&развлечения, 24.03.2005
Золотая Маска, В.Г., TIME OUT МОСКВА, 21.03.2005
Кровать для десятерых, Александр Смольяков, Культура, 3.03.2005
КОГДА В ПОСТЕЛИ ЧУВСТВАМ ТЕСНО, Леонид Петров, Вечерняя Москва, 18.02.2005
Драма для кукол, Марина Шимадина, Коммерсант, 16.12.2004
«Последние» станут первыми, Маргарита Львова, Московский комсомолец в Пензе, 16.11.2004
Жизнь из пепла, Дина Радбель, Эгоист generation, 1.11.2004
Театр-студия п/р О. Табакова, Александр Смольяков, ГДЕ, 16.07.2004
Когда я умирала, Елена Ковальская, Афиша, 13.02.2004
Смертный путь из грязи в князи, Елена Дьякова, Новая газета, 12.02.2004
Живые и мертвая, Мария Хализева, Вечерний клуб, 29.01.2004
В добрый последний путь!, Ирина Алпатова, Культура, 29.01.2004
Фокус делать не из чего, Дина Годер, Русский журнал, 27.01.2004
Протестанты в «Табакерке», Алена Карась, Российская газета, 27.01.2004
На кладбище и обратно, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 27.01.2004
Дорога на кладбище, Александр Соколянский, Время новостей, 27.01.2004
Поджечь родную мать, Ольга Егошина, Новые известия, 26.01.2004
Смерть — понятие растяжимое, Марина Давыдова, Известия, 26.01.2004
Городок в табакерке, Ольга Гердт, Газета, 9.01.2002
Без надежды, с любовью, Алексей Филиппов, Известия, 5.04.2000
РУССКИЕ МАЛЬЧИКИ, Татьяна Тихоновец, Пермские новости, 3.03.2000
И ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ?, М. Кузнецова, Нижегородские новости, 23.06.1998
Психушка в «Табакерке», Вадим Михалев, Век, 2.02.1996
Российский «Псих» потряс даже автора, Наталия Колесова, Вечерний клуб, 28.11.1995
Последние: Великая драма Горького, Марина Благонравова, The Moscow Tribune, 24.04.1995
Буревестник революции залетел в табакерку, Алексей Белый, Комсомольская правда, 1995
«? В распрекрасном Билокси на Миссисипи», Ольга Дубинская, Театральная жизнь, 1990
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер