ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

12 вопросов для Алёны Хованской

Пресс-служба МХТ, 24.02.2017
- Какое событие заставило Вас поверить, что Ваш путь в актрисы верен, что он необратим?

 — Мне было четырнадцать лет. Я не собиралась быть актрисой. Балериной хотела быть — потому, что им много цветов дарят. Меня этот факт очень впечатлял. Мои родители всю жизнь проработали в красноярской оперетте, меня этот жанр не сильно привлекал, только если из-за музыки. И вот тогда я попала на гастроли — на спектакли Театра драмы из закрытого города Озерск под Челябинском, где, кстати, начинал мой папа как драматический артист. Потом он встретил маму, которая была балериной, и из-за нее перешел в Театр оперетты. Так вот, спектакли из Озерска были серьёзные, настоящие, они произвели на меня сильнейшее впечатление, и я поняла – это всё, мне надо только туда. В это время я училась в музыкальном училище и никакой определенности не было. Я загорелась драматическим театром – там всё вовнутрь, они ведь меня достают, они меня выворачивают, хотелось так, чтобы зрители смотрели и плакали. И однажды вот что со мною случилось: МХАТ приехал в мой родной Красноярск и мы играли спектакль Дмитрия Брусникина «Плач в пригоршню». Я помню, что в какой-то момент на сцене я поняла: моя мечта сбывается – я тут, на этой сцене. А в зале рыдают. Вот это и есть счастье.

- Что Вы оставили в Красноярске, о чем можно жалеть?

 — Никогда ни о чем не жалею. Я уверена, что каждому жизненному этапу соответствует свой период времени. В том месте и в том времени все было замечательно. Когда я возвращаюсь в те места, мне это дает силу, но я не расстраиваюсь и не сожалею. Мне было хорошо там, и хорошо, что это место сейчас есть, что жизнь в нем продолжается. Есть благодарность за тот жизненный момент, за ту ступень, которая мне многое дала.

- Тяжко было в Москву переезжать, поступать в Школу-студию МХАТ?

 — Ой, тяжко. Я только на второй год поступила. Четыре года училась после восьмого класса в училище. И только после этого стала поступать. К Тарханову не сложилось попасть, а к Табакову была прямо внутренняя уверенность, что поступлю. Конечно, первый год учебы меня выбил совершенно из колеи. Я привыкла, что в училище мы с шести утра и до девяти музыкой занимаемся, как у балетного станка. У меня был режим. А здесь я смотрю, все ходят, по углам о чем-то договариваются. Такой случился перепад профессиональных навыков.

- Ваши музыкальные навыки – они ведь из прошлых лет остались?

 — Да, это ведь моя профессия по сути. Меня в этом плане очень поддержал Василий Петрович Марков – второй мастер нашего курса. Табаков научил ощущать себя мощной единицей, умению выживать в профессии и концентрироваться. А Василий Петрович очень меня удивил (хотя я, может, этого тогда и не понимала), когда сказал, что музыкальная и актерская профессии очень созвучны и во многом пересекаются. И сейчас я понимаю, как он был прав: многие механизмы одинаково работают.

- Есть ли какая-то фраза педагогов, которая сохранилась в Вашей памяти и определяет повседневную жизнь?

 — Фраза есть, сказанная с иронией. Олег Павлович всегда говорил: «Ребят, ну, это ж веселенькое дело! Чего вы? Мы веселеньким делом занимаемся!» Хорошая, объемная и глубокая фраза.

- Чем силен Художественный театр в его нынешнем состоянии?

 — Мощнейшим поиском, я думаю. Отсутствием боязни бросаться в самые разные стороны – формы, стили, жанры. Мне кажется, это здорово очень. Это сила. Мы идем не в одной колее. В театре позволительно пробовать себя в разные стороны.

- Какая у Вас была любимая роль?

 — Все периоды ценные. То, что сейчас, не менее важно, чем то, что уже было. Очень люблю наши спектакли, поставленные Мариной Брусникиной, — так важно понимание с режиссером, единомыслие. Я всегда принимаю все, что приходит в мою жизнь. Все это не случайно. Во всем есть закономерность. Был период, когда я была занята очень плотно, много ролей и много вводов. Потом период, когда все изменилось. Но ни одной роли не могу выделить, они все для меня очень дороги, даже те, которые неудачные, как мне кажется. Может быть, и темой, и мыслью мне как-то особенно была дорога роль в «Плаче в пригоршню» по пьесе Владимира Гуркина. Я совсем не думала, что могу такое сыграть. Брусникин разглядел. Спектакль шел пятнадцать лет.

- Как артист понимает внутренне, что у него неудача? Через какие механизмы это чувствуется?

 — Тут может быть несколько вариантов. Либо в самом начале ты понимаешь, что у тебя вообще это не получается и что ты ужасен, что режиссер ничего уже с тобой сделать не может, и ты сам уже не можешь ничего предложить. Другой вариант, когда ты играешь-играешь-играешь и приходишь к моменту, когда осознаешь, что остановился и уже только прокручиваешься. Ты пустой, ты ничего уже не добавляешь, ты не растешь. Третий вариант, когда спектакль идет настолько долго, что ты понимаешь, что лучше было бы для всех, если бы его уже сняли. Когда вместо спектакля — жуткий автоматизм.

- Вспомните какую-то странную, трагическую или забавную зрительскую реакцию – во время спектакля или за кулисами.

 — У меня была смешная история с париками. Я играла Ундину с белыми волосами, а в «Татуированной Розе» я закручивала свои – у меня были кудряшки, целая копна. Меня встретила у расписания какая-то наша работница и говорит мне: «Алена, зачем Вы перекрасили свои чудесные дивные белые волосы?» Я думала, что так не бывает. Иногда, особенно на основной сцене, когда зрители сидят довольно далеко, я смотрю в зал и думаю: «Они же вот как дети, они же нам верят, они так открыты!» И становится неловко за профессиональный цинизм. Зрители ведь часто не понимают даже, что на самом деле на сцене что-то идет не так. Абсолютные дети! Очень мне нравится наш опыт в театре с лабораториями. Это прекрасный стресс! Такой профессиональный вызов, когда времени совсем мало, когда нужно тут же включаться.

- Вам не чужды позиции религиозного человека, христианские смыслы. Как совместить христианское смирение со свободой творчества?

 — Мне это не удается, я еще совсем молодой человек в отношении веры, я учусь и многого еще не понимаю. У меня очень много вопросов, несовпадений. Театр и Храм говорят на разных языках. Попадаются, конечно, священники, с которыми можно на эту тему говорить. Но я ведь понимаю, что они со снисхождением говорят, делают мне скидку как актрисе. Внутреннего раскола пока нет, пытаюсь это все уравновесить, ищу ответы на многочисленные вопросы.

- От чего Вам бывает грустно или обидно? Как с этим справляться?

 — Мне бывает грустно от собственного несовершенства. От того, что я еще очень многого не знаю, я еще себя не знаю. Мы можем много рассуждать о человечности, но что-то происходит и всё, мне становится стыдно за себя. Я недавно в метро впервые увидела приступ падучей. Я напугалась и закрылась в своей раковине. Ушла в другой конец поезда и поняла, что я с этим не могу жить. И вот я понимаю, что это я такая, и от этого мне бывает грустно. И стыдно.

- Есть ли у вас любимое место в мире, в России, в Москве, что-то заповедное для вас?

 — Я много преподаю, много общаюсь, и иногда хочется тишины и покоя. И я внутренне ищу такое место. Например, Коломенское. И хотя там тоже людно, но мне там очень хорошо, это мое место, все люди вокруг прекрасны и чудесны, эйфория. Несколько лет подряд мы ездим в Крым к друзьям. Это какое-то место силы, мы ходили в походы и заповедные зоны, друзья водили. И, конечно, Плёс – заколдованное место, туда все время хочется возвращаться.
Пресса
Верю Коле, Алику и др., Лариса Каневская, Мнение, 18.06.2017
12 вопросов для Алёны Хованской, Пресс-служба МХТ, 24.02.2017
В МХТ состоялся юбилейный вечер Марины Брусникиной, видеосюжет телеканала «Культура», 15.02.2016
В МХТ вручили награды, видеосюжет телеканала «Культура», 27.10.2015
«Деревня дураков» на сцене МХТ имени Чехова, видеосюжет телеканала «Культура», 29.12.2014
Осторожно, бабушка!, Ильдар Сафуанов, Литературная Россия, 16.05.2014
За непроницаемой стеной семейного счастья…, Мария Юрченко, радио «Орфей», 16.04.2014
Финская пьеса в Художественном театре, Елизавета Авдошина, театральный портал «Чеховед», 13.04.2014
Актрисы МХТ имени Чехова перепели в Кемерове песни Джастина Тимберлейка и The Beatles, Григорий Денисенко, Комсомольская правда (Кемерово), 29.08.2013
Живой звук от московских артистов, видеосюжет программы «Вести-Кузбасс», 29.08.2013
В МХТ известные актеры исполнили песни о войне, видеосюжет телеканала «Россия-24», 10.05.2013
В МХТ имени А. П. Чехова прошел вечер памяти поэта …, видеосюжет телеканала «Звезда», 13.06.2012
Лицедеи, Наталия Колесова, Планета Красота, № 5-6, 06.2012
«Две остановки сердца, одна кома», Эмилия Деменцова, Комсомольская правда, 17.04.2012
Поэтический вечер «Круг чтения», телеканал «Театр», 26.10.2011