ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Вечерами в «Табакерке» озвучивают порнофильмы

Игорь Вирабов, Комсомольская правда, 7.07.2003
Чем тут занимаются? Озвучкой порнофильмов. Вполне приличные с виду, немалоизвестные (есть и солидные) актеры — стоят перед зрителями, впившись в свои микрофоны, пялятся на экран (которого зрителям из зала не видно). А как красиво говорят!

 — О, бэби, я возьму тебя сзади.

 — Засунь свой палец поглубже…

Киндинов, он же постаревший болезненный Майер-Квасси, кашляет в неурочный момент. И режиссер Боб в который раз напоминает злобно из-за сцены: цель их искусства — «чтобы пожилая интеллигентная пара могла спустить перед телевизором…»

Нет-нет, успокою читателя: собственно «жестокое порно» на процитированных фразах в спектакле и захлебывается. Детям лучше бы их не слышать — ну так ведь не всякая пьеса для них пишется…

Поставить эту современную швейцарскую пьесу в рамках экспериментальной программы Чеховского фестиваля выпало на долю Карбаускиса — режиссера молодого, справедливо записанного в перспективные. Спектакль имел все шансы стать занудным. Но Карбаускис, балансируя где-то между комедией и мелодрамой, сумел проскользнуть.

…Сначала на сцене появляется Андрей Смоляков (он тут и официант, и владелец порностудии, и еще невесть кто), и сразу шмыг — в шкаф. Следом Сибилла (Полина Медведева) открывает тот же шкаф, а там… пусто. Потом она отдергивает занавеску в другом углу комнаты — бац, а там… и есть Смоляков. Как? Откуда? От такой телепортации зал нервно хихикает. А это только начало. Из этих синхронных обманок-путаниц героев и смыслов соткан весь спектакль. И без них — мысль о том, что повседневность рутинна, как бесконечные порноленты, могла бы показаться не очень свежей…

…Сибилла с Фрунцем сходятся- расходятся, он прыгает в постель к другой, выплывают родители Сибиллы (Алексей Золотницкий и Наталья Кочетова), и на сцене одновременно варится то, что «сейчас», и то, что было за 20 лет до того… А разницы нет. Признаться в любви — или «взять ее сзади», один черт. Это как смена шляп. Смоляков наготове, исполняет танец с двумя шляпами: вот он молодой Труффальдино — а напялил другую, и уже совсем старичок. Ему-то известно, что и дети, и родители талдычат одно и то же:

 — Я хочу тебя, детка…

 — Ты опять ревнуешь, кретин. ..

Жизнь бесконечно ходит по кругу —от такого открытия впору удавиться! Но когда зритель приуноет (как всякий нормальный человек, смотрящий любое порно больше 15 минут подряд) — герои резво попрыгают за ту же занавеску, в то же окно 33-го этажа. Бум. Бум.

А чой-то вы тут делаете, театр-то кончился.
Пресса
В Москву, в Москву!.., Алиса Никольская, Театральная касса, 12.2003
Неизвестная из Туапсе, Даль Орлов, Родная газета, 26.11.2003
Оптимистическая трагедия, Полина Богданова, Новые известия, 29.10.2003
Вечерами в «Табакерке» озвучивают порнофильмы, Игорь Вирабов, Комсомольская правда, 7.07.2003
Белый бычок в страшной шапочке, Ирина Алпатова, Культура, 2.07.2003
Порнокино: хор замученных детей, Елена Дьякова, Новая газета, 2.07.2003
Комедия без ошибок, Марина Давыдова, Известия, 27.06.2003
Образ Раскольникова, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 27.06.2002
НЕГАТИВЫ СОХРАНЯЮТСЯ?, Григорий Заславский, Независимая газета, 28.02.1998
Но умный человек не может быть не плутом, Ирина Алпатова, Культура, 22.01.1998