ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Лицедеи

Наталия Колесова, Планета Красота, № 5-6, 06.2012
«Французский проект» Художественного театра, начавшийся в прошлом сезоне, продолжается вновь. Уже сыграли «Предел любви» Паскаля Рамбера. Следующая проба сил — «Несвоевременный визит» Копи в постановке Филиппа Шемена. Эта экстравагантная пьеса о жизни и смерти актера более всего напомнила мне яркий спектакль из прошлого Театра п/р О. Табакова — «Смертельный номер» в постановке В. Машкова. Там тоже смешивались реальность и вымысел, гибель была не настоящей, победа — мнимой. Музыка Майкла Наймана порабощала. Зритель ни в чем до конца не мог быть уверен, и это интриговало невероятно.
В «Несвоевременном визите» все лицедействуют — актер и врач, безумная певица и церемонный друг, медсестра, журналист. Все оказываются обманщиками и мистификаторами, норовящими заморочить, пустить пыль в глаза и дезертировать.
Сириль (Олег Мазуров) — знаменитый актер. Он смертельно болен, дни его сочтены. Для него «две остановки сердца и одна кома» — норма. Но сила его актерской природы такова, что даже в больничной палате, между уколами и капельницами, он играет. И как! Меняет маски, амплуа, костюмы, мистифицирует и пугает до смерти, острит, импровизирует, каламбурит. На протяжении своего финального выхода (а весь спектакль — это, в сущности, его агония) он - в центре внимания. Вокруг него кипят страсти. У него «роль главного героя в борьбе со смертью». Старый друг Юбер (Павел Ващилин) патетически собирается на прогулки по Пер-Лашез («Все там!»), где уже воздвиг для Сириля роскошный мавзолей напротив Оскара Уайльда с салоном отдыха для себя. Когда к нему врываются непрошенные визитеры — гиперактивная певица Реджина Морти (Алена Хованская) и журналист (Родион Долгирев), — Сириль настаивает, чтобы Юбер скрыл, что они — ровесники: «Это товарищ моего отца по Сопротивлению!». На что оскорбленный в лучших чувствах друг парирует: «Мы познакомились до (!) войны!»
В роли обезумевшей от вымышленной страсти к умирающему Алена Хованская превзошла себя: ее вокальные данные, помноженные на гротеск роли, обеспечили взрывоопасную смесь. Она безостановочно поет арии Кармен, Далилы, Травиаты. И предлагает Сирилю альтернативу — место в пантеоне на Генуэзском кладбище. После абсурдной перебранки с Юбером о невозможности разорваться между двумя пантеонами, они соглашаются: «Правительство запрещает вывозить покойников на каникулы».
Гротеск пьесы Копи в этот момент еще не достигает высшей фазы, но зрителям уже ясно, что они попали на черную комедию. Театральная стихия выходит из берегов. В действие вступают все новые персонажи — доктор-экспериментатор в области нейрохирургии (Андрей Давыдов) и медсестра (Римма Коростелева), предпочитающая всем анестезиям опиум. Один из персонажей бросает в пылу перепалки: «Актеры недоуволенные!». В ответ — предложение ставить спектакли в психиатрической клинике, как маркиз де Сад. В этих подсказках — ключ к разгадке пьесы. Все здесь играют!
Доктор после удачной трепанации черепа (мы наблюдаем лишь тени за ширмой) собирается удрать в Африку и лихо проезжает по авансцене на самокате: «Врачей надо так же легко менять, как и больных». Дамы, окончательно выйдя из образов, скандалят: «Что это за актриса? Кто ее выпустил? У меня тут главная роль, а ты - гарнир!» И тут постановщик подходит к сути драмы — лицедеям в игре со смертью открываются высшие истины. Как-то незаметно игровой, безудержный стиль спектакля сменяется неожиданной мудростью. В этот момент актеры размышляют о единственном миге, когда вы - никто, не человек, не персонаж, не актер. О миге после занавеса. Этот занавес — смерть. Сириль эффектно выпивает припасенный яд ацтеков, чтобы избежать последних страданий, уготованных ему болезнью. Попутно выясняется, что юный журналист — вовсе не газетчик, а его внебрачный сын. (Что-то подобное ожидалось). Но даже смерть комедианта оказывается мнимой: элегантный Юбер строго замечает: «С ядом ты переборщил». Как известно, она никогда не опаздывает. «Все заканчивается, чтобы начаться вновь, даже смерть».
Пресса
В Курске – пролетная… чайка!, Городские известия, 25.06.2016
МХТ имени Чехова — в Курске, видеосюжет телерадиокомпании «Сейм» (Курск), 23.06.2016
Осторожно, бабушка!, Ильдар Сафуанов, Литературная Россия, 16.05.2014
За непроницаемой стеной семейного счастья…, Мария Юрченко, радио «Орфей», 16.04.2014
«Круги» Жоэля Помра — впервые в российской столице, видеосюжет телеканала «Культура», 24.04.2013
Лицедеи, Наталия Колесова, Планета Красота, № 5-6, 06.2012
Круги фикций, Ильдар Сафуанов, Литературная газета, 25.05.2012
«Круги» дошли до Москвы, Эмилия Деменцова, Комсомольская правда, 15.05.2012
«Две остановки сердца, одна кома», Эмилия Деменцова, Комсомольская правда, 17.04.2012
Папино наследство, Виктор Борзенко, Новые известия, 27.01.2011
Первый, хочется надеяться, что не последний, Григорий Заславский, Независимая газета, 12.01.2011
«Моя дорогая Матильда» на сцене МХТ имени Чехова, видеосюжет телеканала «Культура», 19.11.2010
«Легкий привкус измены», Московский комсомолец, 25.12.2003
Премьера с привкусом измены, Светлана Осипова, Московский комсомолец, 14.11.2003
Суета вокруг дивана, Наталия Каминская, Культура, 17.03.2003