ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

9 вопросов для Максима Матвеева

Пресс-служба МХТ, 15.04.2015
- К какому совету своих педагогов вы постоянно возвращаетесь?

 — Я учился в Школе-студии МХАТ, а до этого в Саратове — и там, и здесь была насыщенная образовательная жизнь. Жизнь связывала с крупными личностями. Первым мастером была Ермакова Валентина Александровна, Народная артистка СССР, профессор. Она очень гордилась тем, что в ее учениках ходят Евгений Миронов, Галина Тюнина. Я за ней многое записывал в силу моей юношеской романтической влюбленности в профессию. Она любила повторять: «Актерская профессия — это 99% работы и 1 % таланта». Она воспитала во мне трудоголика. В Школе-студии Игорь Яковлевич Золотовицкий любил повторять: «Я научу вас этой профессией зарабатывать деньги». После этих двух взглядов на профессию вывод напрашивается только один: в актерстве надо работать, работать и еще раз работать… Это условия выживания. Когда я родителям сообщил, что я не пойду учиться в юридическую академию госслужбы и не буду принадлежать к представителям «денежных профессий», первым доводом отца было: «они же мало зарабатывают». Папа не был неправ.

- Тяжело ли провинциалу далась Москва?

 — Такая проблема была. Провинциалы по большей части очень пугливые, а страх он зажимает, выбивает уверенность из-под ног. Хотя мне в силу совпадения темпоритмов было комфортно. У меня такого насыщенного ритма в учебе, как здесь, в Саратове не было. Мастерство, лекции, репетиции плановые до двенадцати, потом репетиции самостоятельных отрывков в общежитии до четырех ночи и опять с утра лекции, и они нравились, но борешься с желанием заснуть прямо перед лицом педагога. Только сейчас я начинаю по-настоящему пугаться Москвой, она начинает меня раздражать, иногда даже мешать.
Был случай, один парень, ведущий студент курса в Саратове, приехал показываться в Москву. Ему устроили показ, но в последний момент попросили прийти завтра. И он испугался, застеснялся, чего-то нафантазировал себе… и уехал назад. Этот страх перед Москвой — ужасная вещь. Для меня таким испытанием была роль в «Последней жертве» Юрия Еремина. Я был еще студентом Школы-студии. Недавно мы с Мариной Вячеславовной Зудиной вспоминали эти репетиции. Смеялись… Рассказали друг другу, что чувствовали в то время. Я оказался один среди больших артистов, включая собственного педагога, художественного руководителя и его жены. И я понимал, что мне надо выдавать результат, соответствовать своим партнерам. Марина Зудина теперь говорит, что буквально не понимала, как со мной играть любовь: «зеленый» пацан, которого еле слышно на сцене, а надо изображать взрослые чувства. Плюс мои проблемы с голосом, которые были в то время и о которых мне Олег Павлович постоянно напоминал. Боязнь быть неуслышанным, боязнь плохо сыграть, боязнь не понравиться… Тяжело было. Неуверенность меня чуть не погубила.

- Какое событие вас окончательно убедило в том, что выбрали профессию навсегда?

 — Все случилось неожиданно и случайно, я никогда не рассматривал для себя актерство как жизненную перспективу. До поступления на театральный факультет я ходил в театр один раз. Причем именно тогда, когда старшеклассников «загоняли» в театр гуртом, «в обязаловку» — когда хихикаешь в темноте зала со своими одноклассниками во время спектакля, а на сцену даже не смотришь. Вот и весь мой театральный опыт. А потом, спустя месяца три после поступления я вдруг ясно осознал: мне все нравится, нравится репетировать, строить роль, говорить о театре и т.п. У меня было такое чувство, что все произошло помимо тебя. И понимание того, что это произошло неслучайно, добавляло уверенности.

- Самая странная зрительская реакция в вашей карьере?

 — Однажды в костюме священника стою в зале на «Идеальном муже», жду когда «меня» на сцену позовет Лорд. И вдруг кто-то дергает за рясу. Вижу, женщина протягивает программку и шепчет: «Максим, подпишите!» Я растерялся. Вроде как спектакль идет, и стоишь весь такой в образе… Мне потом артисты говорят: «Ну, ты бы ее перекрестил что ли!»

- Самое экзотическое место, где вы побывали?

 — Япония. Ездили с театром, когда Тадаши Сузуки ставил с нашими артистами «Короля Лира». Страна, которая бьется за каждый сантиметр суши. Все вместе потрясло: культура, способ обустройства, отношения к работе, к месту, где живут; странные отношения между полами, между подчиненным и начальником. Казалось бы, рядом высочайшие технологии и тут же совершенно архаичные взаимоотношения между людьми. Хороший был спектакль у нас, очень эстетский. Опыт симбиоза русской драматической школы и японской театральной культуры.

- Что вас лично заставляет заниматься благотворительной деятельностью? Имеется в виду вашу работу в проекте «Доктор Клоун».

 — Работой в «Докторе Клоуне» меня заставляет заниматься вера в то, что эта деятельность оказывает прямой терапевтический эффект на наших маленьких пациентов. Опыт зарубежных коллег и наш показывает, что эмоциональная составляющая лечения ребенка важна так же, как и медикаментозная. Дети должны хотеть выздоравливать. Вот это желание мы и стараемся у них поддерживать. Решение заниматься этим пришло спонтанно, а уже потом наша деятельность выросла в благотворительный фонд. Такое время было в стране, когда общество начало само организовываться. Первый раз мы пришли к девочке, которая лежит со страшным диагнозом, девочка в депрессии: отсутствует желание принимать пищу, общаться. Через час эта девочка встала и водила уже нас по палатам и помогала посвящать в клоуны остальных детей. Потом мы стали узнавать, что есть такая наука: арт-терапия, и что доктора-клоуны должны обладать какими-то знаниями, знать специфику болезней. Например, если идет кислородная терапия, нельзя надувать шары — они лопаются. Или как лучше всего отвлечь ребенка от той или иной болезненной процедуры… Если актерство производит такой эффект, им надо заниматься и развивать эти навыки в себе.

- Вы верите в то, что театр может изменить жизнь?

 — Да, наверное. Хотя, нет… не изменить, но направить. Вспоминаю свои самые сильные впечатления от театра, когда выходишь из зрительного зала и домой идти не хочется. Когда благодаря увиденному на сцене хочется заново обдумать свои жизненные перипетии, переосмыслить их, еще раз прожить…

- Можно ли сблизить сознание театрального человека и человека религиозного?

 — На сцене человек, не обремененный какими-то ограничениями, выглядит смелее и интереснее в театральном плане. Я не могу себя назвать религиозным человеком. Последние три месяца моя настольная книга, в которую я вложил очень много закладок, — «Бог как иллюзия» Ричарда Докинза. Очень интересная книга, которая позволяет взглянуть на религию под другим, непривычным для нас углом зрения, сдирает стереотипы и дает более объективный взгляд на отношения религии и жизни. Докинз говорит, что нравственность в нас заложена не религией, а самим фактом нашего существования, на биологическом уровне. И приводит ряд доказательств. Очень интересное чтение. 

- Вы производите впечатление очень позитивного человека. От чего все же вам бывает грустно и как справляетесь?

 — Мой позитив — это иллюзия! Позитивность — это слишком не далекая, не глубокая характеристика. Я не позитивный, я - открытый. В тоску, в прострацию вводит неконтролируемая людская жестокость, которой сейчас очень много, глупость и нежелание быть объективным. «И раньше было много!», — можно сказать… Но мы-то живем сейчас! Кажется, уже столько было примеров и уроков людской злобы по отношению друг к другу, что пора бы извлекать из истории уроки, становиться мудрее, толерантнее, цивилизованнее, добрее, в конце концов… Ан нет. От этого очень больно, так как не можешь понять природу этого явления. Как избавляться?! Я недавно ходил на мастер-класс к Иванне Чаббак, это голливудский коуч по актерской технике, — она интересно сформулировала, что актерская профессия для самого актера это как поход к психоаналитику. Возможность поговорить о комплексах и болячках, страхах. И надо в каждой роли искать то, что болит лично у вас. И когда выговоритесь, вам будет легче. Вот так и справляюсь… Избавление от депрессии надо искать в работе. Мне после третьего акта в «Карамазовых» становится легче — что-то там заложено мое, личное. Еще я очень люблю музыку — от группы «АукцЫон» и Леонида Федорова, до Прокофьева и Чайковского. А сейчас у меня в плеере Merilyn Manson. Иногда хочется злой, агрессивной музыки, и она помогает — начинаешь злиться на зло вокруг и на свою грусть-печаль. Это дает силу.
Пресса
Максим Матвеев: «Нужна мощная мотивация», Денис Сутыка, Театрал, 21.12.2016
Игротерапия, Натела Поцхверия, Коммерсантъ, 28.04.2016
Актер Максим Матвеев: доктор-клоун, Светлана Панова, Милосердие. ру, 19.04.2016
9 вопросов для Максима Матвеева, Пресс-служба МХТ, 15.04.2015
«Карамазовы» и другие фантазии на тему классики, Владимир Акишин, Саратовская областная газета, 26.11.2014
Без вранья, Ольга Булгакова, Театрал, 19.05.2014
Хроника скотского времени, Ольга Фукс, Современная драматургия, № 2, 1.04.2014
А вот вам и катарсис, Елена Мамчур, Петербургский театральный журнал, 02.2014
Заповедник одержимых, Алла Шендерова, Огонёк, 2.12.2013
Карамазовы и ад, Ксения Ларина, The New Times, 2.12.2013
Достоевский-трип, Алена Карась, Российская газета, 29.11.2013
Было у отца три сына. По Достоевскому, Жанна Зарецкая, Фонтанка.ру, 26.11.2013
Максим Матвеев в программе «Личное время», телеканал «Культура», 31.05.2013
Максим Матвеев в программе «На ночь глядя», Борис Берман, Ильдар Жандарев, Первый канал, 4.04.2013
Табаков одарил своих артистов, Марина Райкина, Московский комсомолец, 28.03.2013
Недружеский шарж: «Идеальный муж» в МХТ им. Чехова, Жанна Зарецкая, Фонтанка.ру, 28.02.2013
Тошно в цель, Алла Шендерова, Огонёк, 18.02.2013
Трэш с тоской, Мария Седых, Итоги, 18.02.2013
В МХТ поставили «Идеального мужа» в жанре трэш, видеосюжет телеканала «Мир», 16.02.2013
На красные башни родного Содома, Елена Дьякова, Новая газета, 13.02.2013
Бессмысленная злоба дня, Николай Берман, Газета.ru, 13.02.2013
Три сестры, прости господи, Алена Карась, Российская газета, 13.02.2013
В МХТ начинается громкая премьера «Идеальный муж», Анна Балуева, Комсомольская правда, 11.02.2013
Дарья Мороз станцевала стриптиз для мужа, Александр Куров, 7 дней, 11.02.2013
Дарья Мороз разделась ради «Идеального мужа», видеосюжет телеканала НТВ, 10.02.2013
«Идеальный муж. Комедия» в МХТ, Андрей Пронин, Colta.ru, 13.01.2013
Бытие № 2, Павел Руднев, Взгляд, 12.03.2008
Еще раз про любовь. Иронично, Анастасия Плешакова, Комсомольская правда, 11.03.2008
Кожаное время, Алла Шендерова, Коммерсант, 6.03.2008
100 зонтов в придачу, Петр Кузьменко, Вечерняя Москва, 9.07.2004
«Идеальный муж», Игорь Вирабов, Комсомольская правда, 7.07.2004
Давнопрошедшее настоящее время, Александр Соколянский, Время новостей, 19.12.2003