ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Это и впрямь необыкновенная история

Татьяна Москвина, Аргументы недели, 19.08.2010
17 августа народному артисту СССР, художественному руководителю МХТ и театра-студии «Табакерка» Олегу Павловичу Табакову исполнилось 75 лет.

Ах, до каких высот может добраться русский человек, когда он не пьет! — невольно восклицаешь, глядя на эту могучую жизнь, которая так неспешно и так неуклонно реализовала себя на радость людям. В «Бесприданнице» Островского два персонажа обсуждают предприимчивую мамашу героини. «Она, должно быть, нерусская», — говорит один. — «Почему?» — «Уж очень бойка». Вот для того, чтобы разрушить этот стереотип (бойкий — ну, значит, нерусский), нам и послан Табаков. Он русский!! И при этом бойкий, хваткий, предприимчивый и вообще имеет массу типичных «нерусских» качеств. И как мило сочетаются при этом в Олеге Павловиче Табакове две крайности: трезвость и очарованность!

Известно, что он обожает актеров и актерское творчество. Вот он однажды, будучи уже во главе МХТ, увидел на сцене молодых актеров питерского театра имени Ленсовета. Проникся, воодушевился — да взял всех, сложил в мешок и забрал в одночасье в свой театр. (То были Хабенский, Пореченков и Трухин. ) Много желающих ахать-охать про наших чудесных актеров, а вот так вот решительно, по-военному, в 24 часа взять ценные кадры и бросить на передовую — это по нашим временам может он один. Характер!

Этот характер был всегда. Умный лукавый глаз поглядывал уже сквозь «розовских мальчиков», которых Табаков играл в юности. Когда в потрясающем спектакле «Современника» по роману Гончарова («Обыкновенная история», постановка Г. Волчек) Табаков играл юного провинциала Сашеньку Адуева, ринувшегося разбивать свое сердце в холодную столицу, он любил своего простодушного героя, но знал о нем все. Знал, что иллюзии растают, что начнутся будни, что в конце концов заболит поясница, как у всех чиновников… Он вообще часто знает больше своих героев и превосходит их умом и житейской опытностью. Трудно было бы сейчас найти для Олега Павловича роль человека, более умного и практичного, чем сам Олег Павлович! Вот и приходится ему нынче смотреть на своих героев немножко эдак сверху вниз… Дескать, мне бы ваши заботы. Попробовали бы в условиях «новой России» руководить театром!

К юбилею Табаков вроде бы отыскал интересную роль — президента в пьесе Вацлава Гавела, — но из-за трений с агентами драматурга спектакль закрыт. Голодные зрители буквально клацают зубами от раздражения — очень уж мы соскучились по новым работам актеров такого калибра. Лет десять назад я видела Табакова и Ольгу Яковлеву в спектакле «Любовные письма» и помню, как по всему моему зрительскому организму разливалось ликующее блаженство. Они ни разу не заорали на сцене! Они не сделали ни одного пошлого движения! Они знали, что такое нюансы, как повысить голос на полтона, как улыбнуться в зрительный зал, будучи к нему в пол-оборота… Играли историю длиной в жизнь. Как притягивало и отталкивало друг от друга успешного мужчину-карьериста и взбалмошную женщину с художественной натурой… Хорошо, но мало! Еще хочется и еще!

А сколько сделал Табаков в исчезнувшем жанре телевизионного театра. Вот, кстати, кому мешало? Снимали быстро, на копейки, по классике и хорошей современной литературе. Возоб?новить, срочно! И чтоб Олег Павлович играл все и беспрерывно. Вообще — пусть всегда будет солнце, пусть всегда играет, шутит, лукавит, болтает, трудится, дурачится наш Табаков.

Он не идеален, и мы это понимаем. Но он и не спущен к нам с неба, а явился как плоть от плоти своей земли и своего народа — и очень здоровых, созидательных начал своего народа. Они еще есть, еще не вывелись крепкие деды-мужики, по вечерам чаевничающие у телевизора со своим семейством, в собственном крепком домишке, где никогда не протекает крыша. Вот и у Олега Павловича, так сказать, «крыша» никогда не протекает и никуда не «едет».

Сто лет жизни, сто больших ролей, сто мильенов денег!