ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Переназначенец из МХТ

Максим Редин, СМИ. ru, 14.04.2005
В июне нынешнего года истекает срок контракта Олега Табакова как художественного руководителя и директора Московского Художественного театра имени Чехова, сообщает ГТРК «Культура». Именно поэтому и была созвана коллегия, перед которой выступал Олег Табаков.

Разумеется, первым с докладом выступал Олег Павлович и начал он, как передает радио «Маяк», очень жестко: «Если сочтете мою работу хорошей, выдвину некоторые условия, без которых невозможно работать. 4,5 года назад я был такой возможности лишен». Свое выступление он назвал «апрелевскими тезисами» и заметил, что только при выполнении этих условий Федеральным агентством по культуре и Правительством Москвы имеет смысл продолжать эту работу. «За кресло свое не держусь. Моя основная профессия — актер, удовлетворить свое тщеславие я всегда смогу». «Олег Павлович, — взмолился Михаил Швыдкой, — с угроз не надо начинать».

«Чтобы было видно, слышно, ясно и чтобы дух захватывало», — так определил Табаков закон театра вообще и МХТ имени Чехова под своим руководством в частности. Свое понимание театрального дела он описал таким образом: «В успешном театре надо бы возродить полноценную мощную труппу, то есть позвать в театр талантливых режиссеров разных поколений». Олег Павлович сказал о том, что видит свою работу в движении к новому образу Художественного театра не отсечением инакомыслящих, но коллекцией разных художественных индивидуальностей. «Со времени „Современника“, — заметил Табаков, — я сильно не любил концепций и сильно не любил гражданственности. Линия отсечения одна — востребованность или невостребованость».

«Я занял кресло худрука в экстремальных условиях — не стало Олега Ефремова, а еще раньше здание в Камергерском переулке накрыла плотная тень неуспеха, зрительный зал едва заполнялся на 70 процентов, а зарплата артистов с трудом дотягивала до 5 тысяч рублей», — напомнил Табаков.

Он не скрывает, что постоянно слышит упреки в коммерциализации национального достояния, коим является МХТ. «Однако заниматься театром, в который не ходит публика, где в зале сидят две-три одинокие женщины, я никогда бы не стал», — подтвердил Олег Павлович. Он процитировал Михаила Булгакова, который справедливо считал, чтобы судить об успехе театра, надо просто заглянуть в его кассу.

«Были ошибки, — сказал Табаков, — и я своими руками вынужден был закрывать спектакли, если считал, что ими можно отбить у зрителя желание снова прийти в Художественный театр». Затем он назвал тех режиссеров, которые, на его взгляд, прошли селекцию. Это Юрий Бутусов, Марина Брусникина, Петер Штайн, и это первый случай, когда Табаков подтвердил, что выдающийся европейский режиссер все-таки будет работать в Художественном театре, Сергей Женовач, Миндаугас Карбаускис, Дмитрий Черняков и Кирилл Серебрянников.

Сегодня у Московского художественного театра три сцены и достать билеты очень трудно. Тринадцать премьерных спектаклей пользуются огромным спросом.

«Мы будем снижать цены на билеты на Новую сцену, а также оставляем 10% от всех билетов стоимостью по 100 рублей», — цитируют РИА «Новости» слова Олега Табакова.

Как чрезвычайно важную цель Табаков отметил стремление к возрождению полноценной труппы, которой под силу был бы любой репертуар. Что же касается самого репертуара, то за эти годы, как отметил Табаков, он пополнился около 20 спектаклями по русской и зарубежной классике и около 30 постановками по современной драматургии. 

Табаков рассказал, что в настоящее время готовится сразу несколько новых спектаклей. Так, Юрий Бутусов репетирует «Макбета», Кирилл Серебряников ставит «Господ Головлевых» с Евгением Мироновым в главной роли. Вскоре в МХТ приедет знаменитый немецкий режиссер Петер Штайн, который возьмется за «Ричарда III» Шекспира.

Табаков с удовольствием рапортовал, что доходы МХТ за истекший период возросли почти в 6 раз, а зарплаты артистов в среднем составляют 24 тысячи рублей и уверенно приближаются к 30-ти. «Днями радости» он назвал дни предварительной продажи билетов, когда к кассам выстраиваются длинные очереди через весь Камергерский переулок.

После этих слов Табакова начались прения сторон. Первой вышла Инна Соловьева, доктор искусствоведения и сотрудница научного сектора Художественного театра. Потом выступал заместитель художественного руководителя МХТ имени Чехова Анатолий Смелянский. В роли независимого эксперта — Алексей Барташевич. Но все-таки, по мнению обозревателя «Маяка», для такого «независимого расследования» необязательно было обеспечивать его выступлениями двух подчиненных, которые, конечно же, в один голос говорили, как замечательна была работа Табакова на посту худрука, тем более что никаких видимых альтернатив Табакову сейчас нет, и вопрос о перезаключении с ним контракта это, в общем-то, вопрос скорее служебный, даже несмотря на то, что какие-то условия Табаков наверняка выдвинет, и условия эти будут серьезные.

Инна Соловьева очень остроумно и эффектно метафорически рассказывала о том, что путь табаковского Художественного театра — это путь ориентирования, ошибок и проб, разведки, ориентирования на местности и это верный путь. Если что она и ставила во главу угла, так это большую и сложную жизнь Художественного театра, а также сказала, что в национальном театре, по ее мнению, вообще не может быть программы и никаких особых концепций. Сама она довольно точно охарактеризовала свое выступление как «игры театроведения». За 35 минут ее выступления ни разу не прозвучало имени не только Олега Ефремова, предыдущего руководителя тогда еще МХАТа имени Чехова, но ни разу не были упомянуты имена Станиславского и Немировича-Данченко.

Выступавший следом Алексей Барташевич, также уважаемый театровед и доктор искусствоведения, нашел в работе табаковского руководства лишь два недостатка. Во-первых, это то, что в театр не пускают бесплатно студентов театральных вузов, и, во-вторых, что ставится слишком мало современной западной драматургии. Затем он сказал, что есть у него еще одно предложение, которое он еще ни с кем не обсуждал, и состоит оно в том, чтобы отказаться от имени Чехова в названии театра, тем более что на вопрос, что же такое чеховское начало или чеховское продолжение в жизни театра, ответить очень сложно.

Завершая коллегию, глава Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой подчеркнул, что качество, в котором сегодня существует национальный театр, «его атмосфера, его настроение, определяет уровень культуры страны вообще».

«Самая острая проблема, которая стоит перед театром сегодня — это отношения с новой публикой. Есть только один закон театра, и в этом смысле я полностью поддерживаю то, что говорил Олег Табаков, — это успех, и МХТ за эти 4,5 года сумел достичь этой заветной для каждого театра цели», — сказал Швыдкой.