ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

ДВЕ ПРЕМЬЕРКИ В «ТАБАКЕРКЕ»

Александр Соколянский, Неделя, 25.01.1998
С Новым годом! На улице Чаплыгина, известной всем московским театралам, одна за другой состоялись две премьеры, весьма достойные внимания. Хрестоматийную пьесу А. Островского «На всякого мудреца довольно простоты» поставил руководитель театра Олег Табаков. Комедию француженки Ясмины Реза «Искусство» — европейскую сенсацию 1994 года — режиссер Евгений Каменькович. 

Театр-студия п/р О. Табакова — самый респектабельный из московских театральных подвалов. Речь, разумеется, не про обстановку: черные стены, жесткие деревянные скамьи, открытая проводка и т.д. Антураж «дерзких и бедных», закрепленный 70-ми годами, давно уже не к лицу популярному, уверенному в своих силах коллективу единомышленников. Я не шучу: театральные убеждения табаковцев вполне однородны. Все, что они искали в искусстве, включая славу, найдено и закреплено.

Театр Табакова — крепкий и здоровый художественный механизм, спокойно работающий ради зрительского удовольствия. Театр, для которого высокое искусство — не цель, а, скорее, повинность (выпустив «Последних» Максима Горького, табаковцы надолго вперед выплатили свой оброк). Талант здесь ценится по достоинству, но перво-наперво в чести — мастеровитость. Которая, между прочим, и большинству сегодняшних зрителей как-то понятнее, чем талант. Она не требует встречных усилий: отдается и радует запросто.

Когда ставят «На всякого мудреца довольно простоты», успех легко предопределить заранее. Если есть в труппе актер на роль Глумова — все будет хорошо, а если нет, так и смотреть незачем. Табаковцы, можно сказать, живут роскошно: Глумовых — аж двое. Пока можно лишь предвкушать, как хорош будет в этой роли Евгений Миронов: по горло занятый репетициями следующей премьеры, он еще ни разу не выходил на сцену. Пока все спектакли играет второй исполнитель — двадцатитрехлетний Сергей Безруков.

Глумов в трактовке Олега Табакова и Сергея Безрукова — не прожженный циник, а прелестный, наивный, неоперившийся авантюрист. В сущности — романтик. Он по-юношески запальчив и так трогателен в своем стремлении сделать карьеру — утвердиться среди «взрослых» любыми средствами, — что в иные минуты становится похож на Аркашеньку Долгорукого («Подросток» Ф. Достоевского). Провал (практически неизбежный — не на одном, так на другом бы сорвался!) умные, деловитые «взрослые» прощают Глумову очень легко — из снисходительности: молодо-зелено, еще не умеет жить по-нашему, а туда же? Роль Глумова для Сергея Безрукова — роль важная, сыгранная в полную меру способностей и даже более: развивающая, выясняющая затененные свойства артистического дара. Посмотреть этот спектакль имеет смысл всем, включая самых утонченных ценителей. Что же касается «Искусства» — поговорим о нем на будущей неделе.