ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ ОЛЕГА ТАБАКОВА

, 1.07.2005
У ОЛЕГА ПАВЛОВИЧА ТАБАКОВА ЮБИЛЕЙ. В СЕНТЯБРЕ НА ПЕРВОМ КАНАЛЕ ВЫЙДЕТ ФИЛЬМ ТЕЛЕКОМПАНИИ «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО» О ВСЕМИ ЛЮБИМОМ АКТЕРЕ (АВТОРЫ — МАРИНА ДЕНИСЕВИЧ, ЭТЕРИ ЛЕВИЕВА). НАМ УДАЛОСЬ ПОСМОТРЕТЬ ЕГО РАНЬШЕ?

К нему, кажется, намертво прилипла тельняшка мультяшного кота. А из ролей, похоже, ближе всего ему русский помещик, имя которого давно стало нарицательным.

Образ его можно было бы считать завершенным, если бы в свои 70 он не работал от рассвета до глубокой ночи, играя в день добрый десяток ролей. И не соединял бы в себе то, что, кажется, и совместить невозможно: нежность души Ильи Ильича Обломова и деловую хватку вечного антипода его — Андрея Штольца.

?В тот день Олег Павлович запланировал поездку к Антону на дачу. Отцу — под 70, сыну — за 40. Между ними мир, любовь и как будто бы полное взаимопонимание. Встреча близких людей смешна и трогательна одновременно. Табаков-старший с гордостью распаковывает привезенный Антону подарок — CD. Подарок явно «со значением», но - вот досада! — коробка оказывается пустой?

 — Обломов — это все-таки не роль. Это душевная нежность («душа голубиная» — говорили про него), которую я унаследовал от мамы?

Олег Павлович с супругой выгружают из машины привезенные с собой подарки, входят в дом. Внуки один за другим подбегают к Табакову, которого язык не поворачивается назвать дедом. Но для них он именно дед?

 — Я уже как-то каламбурил: я - Штольц, который выдает себя за Обломова. Или наоборот: Обломов, выдающий себя за Штольца.

?Я ведь капитализму начал обучаться с 1977 года, с того самого времени, как ставил спектакль в Англии. И информация о том, что за все должен отвечать сам, попала ко мне не из книг. Потому оба театра (МХТ и «Табакерка») и успешны.

?С этого года каждому актеру прибавил по 3 тысячи рублей на ребенка да по 20-30 тысяч — к отпуску. Чтобы люди, за которых отвечаешь, жили получше?

(Кричит внучке и сыну). Анют, Паш, насчет чаю расстарайтесь!

Олег Павлович садится за стол, накрытый со вкусом, почти по-барски. Над ним — «афиша» с дамой, одетой в стиле модерн, и надписью: «Завтрак у Табакова». На столе свежие красные ягоды и аристократичная в своей простоте белая ваза с сиренью.

За спиной у Олега Павловича 50 лет службы в театре, больше 100 ролей в кино.

Учить других и открывать таланты — всего лишь два из многих дарований Табакова.

Представить себе его вне сцены нетрудно. Иногда он похож на всех своих персонажей. Как будто они попеременно просыпаются в нем: то Обломов, то Матроскин, то дядюшка Адуев. Невозможно себе представить его вне игры. Как будто вся его жизнь и есть игра.

 — Занятие театром — работа почти солдатская. Не хочется — надо! Холодно — надо! Жарко — надо! Я был директором «Современника», когда умерла мама. Похоронил ее и тут же должен был выйти на сцену, играть?

АНТОН ТАБАКОВ:
Когда я показывал дочке закулисную жизнь театра, она, увидев вдруг деда, обрадовалась, закричала: «Дед!» А он как будто даже отмахнулся от нее: «Потом! Позже!», совершенно не понимая, кто перед ним. И только после спектакля смог принять нас душевно в своей гримерной.

Разглядывая замаринованные в миске куриные крылышки, Олег Павлович спрашивает:
 — А где все это должно жариться?

И, не дождавшись ответа, вслед за домочадцами неспешной походкой идет к мангалу, откуда уже тянется приятный дымок.

В то время как Антон раскладывает на решетке крылышки, наблюдающий за процессом Табаков-старший просит разбавить ему красное вино соком и на глазах у сына-ресторатора начинает смешивать апельсиновый сок, лед и элитное виноградное вино. Антону впору расплакаться?

Старший сын Табакова — в прошлом актер. Как и Олег Павлович, Антон работал в «Современнике» у Галины Волчек, в «Табакерке» у отца. Но оставил актерскую профессию, решив стать предпринимателем.

Сегодня Антон Табаков — успешный ресторатор.

У Олега Павловича он вызывает чувство отцовской гордости. Глядя на них, сразу понимаешь, что конфликт отцов и детей они разрешили к взаимному удовольствию. 

В ожидании обеда Олег Павлович философствует. От близости еды слегка возбужден и особенно красноречив, как будто хочет поскорее овладеть ею.

 — Человек должен быть счастлив от того, что он делает. Если бы мне не давали играть, я бы платил, чтобы выйти на сцену и поиграть. Немного, рублей по 300, но платил бы.

Сегодня Олегу Табакову 70. Он управляет двумя театрами — «Табакеркой» и МХТ. Проводит мастер-классы, снимается в кино, играет в спектаклях. Занимается благотворительностью и растит 10-летнего сына Павла. Дочь Александра и сын Антон подарили Олегу Павловичу троих внуков. Как и положено нормальному деду, внуков он обожает. Хотя и видит их реже, чем хотелось бы.

Дети Олега и Антона Табаковых носятся по участку. Паша «пуляет» из ружья?

Дед пристроился за накрытым столом, желая беседовать со старшим внуком. Но беседа быстро обрывается:
 — Никита, ты уже седьмой кончаешь?

 — Девятый!

 — Да-а-а!.. Неточен был в своих предположениях.

Рассказывая о себе, Олег Павлович любит отсылать слушателя в свое далекое военное детство, откуда и пошло на долгие годы приклеившееся к Табакову прозвище Лелик. Он писал на фронт письма отцу и неизменно честолюбиво подписывал их: «Маршал Лелик». Именно в детстве Табаков находит корни всех будущих достижений и ошибок, объяснение всем особенностям своей натуры и привычкам.

 — Я кушать всегда хочу. Иногда этот процесс обостряется и становится неуправляемым.

Занимает место у кухонной стойки. На стойке две миски — с клубникой и вареными раками. Во время разговора Олег Павлович так и будет клевать попеременно из двух лоханей, причудливо чередуя раков с клубникой.

 — Детство было голодным не по сегодняшним стандартам, а по нормам жизни тогдашней. Если человек ест поджаренные картофельные очистки, его детство уже нельзя назвать голодным.
А если очистки еще и хорошо посолены!.. А если к ним дали к тому же помидору соленую!.. Это же настоящая еда! Какой же тут голод?.. Хотя сладкого хотелось беспрерывно. И белого хлеба?

С детства Табаков никогда ничего не оставляет на тарелке. Доедает все до конца.

 — Даже воровать я начал, когда мама болела брюшным тифом. Сейчас стыжусь, конечно?

Провинциальное саратовское детство Олега Павловича и в особенности окружавшие его бесконечно любящие женщины — мама, бабушки, тетушки, соседки по коммунальной квартире — все это, пожалуй, во многом и определило его дальнейшую жизнь.

 — Вот такая любовь и есть душевная защита человека. Полагаю, именно любовью бабушек я защищен до сих пор.

?Из длинного коридора в контровом свете движется знакомая зрителю фигура. Крайне сосредоточена. В длинном плаще и смешном парике. Весь вид фигуры внушает, что подходить к ней сейчас небезопасно. Однако следом выпархивает хрупкая женская фигурка и торопливо настигает фигуру. Мгновение — и ручка ложится сзади на широкое плечо. Фигура и постоянно настигающая ее фигурка. Обе останавливаются у рампы. Открывается вид на сцену из закулисья. Олег Табаков и Марина Зудина. Их выход!

(В этой сцене смысл того, о чем нельзя сказать словами, — «распределение ролей» в их личной жизни).