ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Театральный фестиваль — дело живое

Элла Аграновская, Молодежь Эстонии, 18.11.2006
Безусловным событием фестиваля «Золотая Маска в Эстонии 2006» стал спектакль"Похождение, составленное по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души», который в знаменитой «Табакерке» поставил литовский режиссер Миндаугас Карбаускис. 

«Миндаугас Карбаускис поставил спектакль о „традиционных российских ценностях“. О том, как мы холим и лелеем то, что в ином обществе называется преступлением. О нашем врожденном умении обращать грех в добродетель и засыпать умиротворенным сном, не слыша и не замечая, как горит земля под нашими ногами. „Русь-тройка“ мирно пасется за воротами, и, судя по всему, мчаться ей некуда. Да и не нужно», — писали об этом спектакле «Театральные Новые известия». Пожалуй, точнее не скажешь. Можно только уточнить, что давно уже на драматической сцене режиссерская идея не воплощалась с помощью поистине фантастического единения всех мыслимых выразительных средств, когда взаимопроникающими, прорастающими друг другом становятся сценография (Сергей Бархин), световое решение (Дамир Исмагилов), музыкальное оформление (Гедрюс Пускунигис) и многоголосие актерского ансамбля, в котором с утонченным изяществом солирует Сергей Безруков.

Стоит, однако, уточнить, что на нынешнем фестивале «Золотая Маска в Эстонии», посвященном 100-летию эстонского профессионального театра, вообще не было случайных, проходных спектаклей, а следовательно, не было и зрительских разочарований. 

Театральный фестиваль «Золотая Маска в Эстонии» проводится уже второй год подряд. И хотя начинать всегда непросто, по словам координатора проекта Светланы Янчек, как выяснилось, второй раз — это гораздо сложнее.

Лошадиная эпопея и другие трагикомичные ситуации

«Театральный фестиваль — дело живое, здесь всякое может случиться, в том числе и то, что предвидеть просто невозможно, — поясняет Светлана Янчек. — Вот если бы надо было складывать узором консервные банки и это зависело только от меня и от нашей небольшой эстонской команды, тогда можно было бы заранее рассчитывать на то, что придут зрители и скажут: „О, как замечательно!“. А когда успех зависит от 200 человек, это, конечно, очень сложно».

Мы разговаривали после спектакля «Похождение», который великолепно был принят зрителями. Но вот такая, казалось бы, нетворческая деталь: «Сегодня успех зависел, конечно, от многого, но в придачу от здоровья лошади».

Зрители, которые видели этот спектакль, понимают, о чем речь: по ходу действия одна за другой отъезжают в разные стороны высоченные ободранные двери, образуя полутемную, тускловато подсвеченную перспективу убогой российской жизни. А последняя дверь открывается прямо в стойло — и мы видим трех самых настоящих лошадей, призванных символизировать ту самую, набившую оскомину еще по школьной программе «птицу-тройку». Этого программного монолога в спектакле режиссера Миндаугаса Карбаускиса нет, как нет и программного победительно-отвратительного Чичикова, он у Сергея Безрукова совершенно другой, маленький, несчастный, запуганный жизнью человечек. И Плюшкин Табакова совсем неожиданный, и остальные помещики совершенно другие, но при этом абсолютно гоголевские! А резво несущаяся Русь — три отрешенно жующие лошади…

Так вот, одна из этих лошадей, когда ее поднимали на сцену, поранила ногу, ей пришлось оказывать экстренную медицинскую помощь и срочно вызывать дублершу. «Ситуация непростая: основной лошадиный состав мог почувствовать неладное и взбунтоваться», — поясняет Светлана Янчек.

Возможно, кому-то будет интересно узнать, что лошадей в спектакль «Похождение» пригласили из манежа Тонди. Более того, летом провели пробный провод лошадей на сцену: были приведены четыре лошади, их по две поднимали на специальном подъемнике и смотрели, какая лучше себя ведет.

«Вот из этих четырех и была выбрана „птица-тройка“, — продолжает Светлана Янчек. — Причем нужно было подобрать именно ту масть, которая была указана театром. А чтобы получить разрешение от Ветеринарного департамента, мы предоставили для владельцев лошадей кассету со спектаклем. И во время спектакля за кулисами дежурили ветеринарный врач и два инструктора. Такая вот лошадиная эпопея».

И это не единственная «эпопея» нынешнего фестиваля. На границе были задержаны декорации к спектаклю «Белая гвардия». «Дело в том, что ружья в этом спектакле настоящие, хотя и не боевые. И нас обвинили в том, что это контрабандный ввоз оружия на территорию Эстонии, — рассказывает Светлана Янчек. — Дело в том, что российская сторона оформляет документы так, как она оформляет их в другие страны. Но эта документация не удовлетворила эстонскую сторону, потому что у нас, оказывается, новые правила в связи с ЕС. Вот по этой причине не могли получить весь груз, хотя уже были готовы оставить оружие на таможне, лишь бы отдали декорации. В конце концов, ружья можно было собрать по театрам. Однако благодаря влиятельным друзьям нашего фестиваля ситуация разрешилась благополучно, и зрители увидели „Белую гвардию“ в оригинале». Фестиваль — живой организм!

Спектакли для «Золотой Маски в Эстонии» отбираются в Москве. Какие при этом есть права у координаторов проекта из Эстонии? Может ли наша сторона отказаться от того, что предлагается? Может ли что-то выбрать?

«Спектакли все хорошие, это понятно, и отказываться от чего-то по художественным качествам нет причины. Но порой выбор обусловлен причинами другого порядка, — говорит Светлана Янчек. — Например, нам очень хотелось взять МХТ, потому что в этом году отмечается 100-летие эстонского театра, который тесно связан с классической русской театральной школой переживания. Во МХТ мы посмотрели много спектаклей. Но опять-таки хотелось, чтобы это был спектакль, выдержанный в традиции русского реалистического театра, поэтому остановились на „Белой гвардии“ режиссера Сергея Женовача. Хотя „Гамлет“ в постановке Бутусова, с теми же Хабенским, Пореченковым, которых увидели наши зрители в „Белой гвардии“, и Трухиным в заглавной роли тоже очень интересный, однако в концепцию этого фестиваля он все-таки не вписывался. Было у нас и желание показать спектакль по русской классике, непременно яркий, атрактивный, непременно с кумиром публики в главной роли. Естественно, остановились на „Мертвых душах“ („Похождение“ — Э. А. ) с двумя притягательными центрами — Безруковым и Табаковым. И то, что нам удалось его получить, большое везение, потому что Рига на свой фестиваль „Похождение“ не получила… И, конечно, очень хотелось привезти в Таллинн самый молодой, не похожий на другие театр, такой, каким в свое время были Таганка, „Современник“, а в новейшей истории — Мастерская Петра Фоменко. Ведь всегда очень интересно присутствовать при рождении легенды. Мне кажется, в этом смысле очень повезло тем, кто сегодня вечером увидит спектакль „Мальчики“ режиссера Сергея Женовача. Театр „Студия театрального искусства“ — это его курс, и они живут без оглядки на вкусы публики, им абсолютно чужда попса, которая привилась в современном театре. Представьте, появляется в Москве театр, который просто демонстративно не принимает к сведению то, что хочет публика, и делает то, что считает нужным. И на его спектакли не попасть. Молодой зрительный зал! Они сами приходят, их никто не принуждает — вот что интересно! Ну, а в будущем году, мы очень надеемся, будет представлен не только драматический театр, но и другие жанры. Словом, есть все основания полагать, что фестиваль „Золотая Маска в Эстонии“ будет развиваться».