ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Хореография, пластика

Роман в театре больше, чем роман

Юлия Рахаева, Вечерняя Москва, 24.11.2003
Марину Брусникину давно упрекают в том, что ее спектакли — вовсе не спектакли в привычном понимании этого слова, а проза на сцене. Правда, так дружно и повсеместно упрекают, что, похоже, это-то и есть настоящая слава. Очевидно, поэтому Марина упорствует в своем замечательном заблуждении. После «Пролетного гуся» по Виктору Астафьеву и «Сонечки» по Людмиле Улицкой она поставила во МХАТе «Легкий привкус измены» Валерия Исхакова.
И вот это уже действительно беспрецедентно: если автор «Пролетного гуся» к моменту постановки перешел в разряд настоящих (то есть почивших) классиков, а «Сонечка» была написана Людмилой Улицкой примерно за полтора десятка лет до того, как ей заинтересовались во МХАТе, то роман екатеринбуржца Валерия Исхакова абсолютно свежий, книга с ним только этим летом вышла в издательстве «Вагриус».
А началось все с публикации «Легкого привкуса измены» в журнале «Дружба народов». Едва успел выйти третий номер журнала за 2002 год с окончанием романа, как у заведующего отделом прозы Леонида Бахнова раздался телефонный звонок. Звонили по поручению Олега Табакова, который, оказывается, сначала пытался даже дозвониться сам, так понравилась ему вещь совершенно незнакомого автора. Екатеринбургский телефон был выдан, и все, как говорится, завертелось.
И вот премьера. Малый зал, разумеется, полон. Где-то среди зрителей сидит Валерий Исхаков (он смотрит спектакль, включая прогоны, уже шестой раз, и считает, что с каждым разом получается все лучше и лучше).
Стоит ли разбирать этот спектакль так, как это обычно делают театральные критики? Ведь поставлен-то он не по пьесе, а по роману, а я не театральный критик, а литературный обозреватель. Скажу лишь о том, о чем имею представление. И о том, о чем не сказать нельзя.
Все попытки отыскать в программке автора инсценировки оказались безуспешны. Это точно не Валерий Исхаков (он сам ничего со своим романом не делал). Возможно, это сама Марина Брусникина, но об этом нигде ничего не сказано. Остается еще и третий вариант: это не инсценировка. Поставлен именно роман, но жанр обозначен как «Любовные настроения».
По сравнению с романом книжным (или журнальным) роман театральный претерпел минимальные изменения. Спрямлены некоторые линии, не присутствуют второстепенные персонажи, муж Виктории из стал из Алексея Ивановича Андреем Ивановичем (что правильно: в книге мне здорово мешало, что на одних и тех же страницах действуют два Алексея, Михайлович и Иванович. Помнится, смысл в этом какой-то был, но какой именно, теперь и не вспомнить).
Алексей Михайлович — главный герой и романа, и спектакля. Хотя бы потому, что он, что называется, «красной нитью» прошел через жизнь всех шестерых героинь. Людмила была его первой женой, Наталья — жена нынешняя. Подруги К. и О. — две его кратковременные связи времен первой жены. Двоюродные сестры Вика и Катя — две его самые, пожалуй, сильные и длительные привязанности. Больше того, Катю его угораздило полюбить по-настоящему. Со всеми болезненными вытекающими. Мужчин в спектакле тоже шесть. Кроме двух уже названных персонажей это автор, который тоже иной раз не прочь принять кое-какое участие в действии. Это Виктор, брат Виктории, муж четырех жен (первой из которых была О. ). Это Бабник, Людмилин и многих любовник. Это Слава, муж Кати, открыто всю их совместную жизнь ей изменяющий и все равно обожаемый. Уф! Неужели ничего не напутала, кто там с кем и когда? Читая роман, запутаться в промискуитетах чрезвычайно легко. Часто приходиться возвращаться к началу или к какому-нибудь ключевому моменту. В спектакле все гораздо яснее и проще. И страшнее?
На некоторые роли в спектакле имеются по два исполнителя. Алексея Михайловича, автора, Андрея Ивановича, О. И Людмилу неизменно играют соответственно Алексей Агапов, Павел Ващилин, Денис Бобышев, Дарья Юрская и Кристина Бабушкина. Не уверена, опять же, что, говоря об этом спектакле, можно (нужно?) разбирать игру актеров. Разве что можно было бы поговорить о попаданиях в соответствующий тип женщины или мужчины? К тому же не все время ведь и играют. Порой, отстраняясь, дают сухие и точные характеристики своим персонажам. А порой и не своим?
Говоря о спектакле «Легкий привкус измены», нельзя не сказать о великолепной работе балетмейстера Андрея Сергиевского. Танцы парные, трио и групповые, знойные танго и что там еще вовсе не вставные здесь номера, а несущая, органичная, возможно, наиболее эффектная часть спектакля. И буквально несколько слов об оформлении. С крупными фото героев, которые возникают в нужные моменты, а в ненужные исчезают, продумано здорово. Вот только герои не всегда похожи на свои изображения, что рождает нехорошие подозрения: а вдруг на фото артист из другого состава?
И еще. Необходимо предупредить: спектакль, мягко говоря, не детский. Как, впрочем, и роман. Есть в нем разные позы. В том числе и те, о которых вы подумали. Есть и слова. В том числе и? Но единственному встреченному на премьере ветерану Великой Отечественной, заядлому театралу, очень понравилось! А вот сидевший рядом со мной театральный критик Григорий Заславский после антракта прошептал: «Вот так доверяешь жене, а она, возможно, в это время?»
Пресса
«Легкий привкус измены», Московский комсомолец, 25.12.2003
Роман в театре больше, чем роман, Юлия Рахаева, Вечерняя Москва, 24.11.2003