ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

Дед погибает, а бабе смех

Алексей Филиппов, Известия, 30.09.2003
Николай Васильевич Гоголь написал пьесу «Игроки», а Юрий Иванович Еремин ее переписал, дал броское название «Дама! Дама! Еще дама…» и поставил на малой сцене Театра имени Моссовета. Мужчины стали женщинами: шулер Ихарев (Александр Филиппенко) попадает в лапы к шайке мошенниц, обдирающих его как липку.

Он один, баб много — где уж ему с ними справиться: даже ихаревский слуга Гаврюшка оказался служанкой Февроньей. Ихарев сожительствует с белокурой бестией, затем героиня Татьяны Родионовой изменяет ему с одной из дам. Бедняга обижен, унижен и гол как сокол, но они не оставляют его в покое: нежные услуги Ихареву навязывает нордическая женщина, трактирная горничная Марфа (ее играет Дарья Фекленко — у Гоголя парня звали Алексеем). А поддельный гоголевский чиновник Псой Стахич оборачивается, во-первых, унтер-офицершей, а во-вторых — Агафьей Тихоновной (хоть и Мурзофейкиной). Это спектакль-шутка, вольная фантазия на гоголевские темы с издевательским хеппи-эндом. Мужчина теряет деньги, зато получает девушку: Глова-младшего играет прехорошенькая Инна Дымская, спектакль заканчивается поцелуем и репликой Ихарева: «А ты, Марфа, принеси нам всем шампанского!»

Зачем это нужно? Чтобы залу стало смешно. Есть и другой резон: Юрий Еремин поставил перед актрисами очень интересную профессиональную задачу. Третья причина не менее весома: любой театральный человек пересмотрел на своем веку многое множество «Игроков», «Вишневых садов», «Чаек» и «Ревизоров» — и восприятие среднестатистического классического спектакля для него давно превратилось в медитацию. Все известно и предсказуемо, реплики персонажей выучены наизусть, так же как и возможный набор трактовок… И тут Еремин выкладывает на стол свои карты: вот вам! Дама! Дама! Еще дама…

Моссоветовские дамы играют хорошо. Пожалуй, даже лучше Филиппенко, хотя и тот интересен: его Ихарев, наивный, одержимый идеей игры пройдоха, и смешон, и трогателен. Но он обычен, а морочащие его мошенницы ни на что не похожи: ни мужчины, ни женщины — ловкие, бесполые, способные пролезть в любую щель оборотни. Порой кажется, что Еремин затронул очень важную для Гоголя, не раскрытую нашим театром тему — обошел вокруг, посвистел, да и пошел себе мимо.

Сравнивать ереминский текст с текстом Гоголя, разумеется, не приходится, но шутка ему определенно удалась. Иногда автора пьесы подводит вкус (сочинять сценические версии гоголевских пьес дело рискованное), но на шутку можно списать все что угодно. Театр пошутил, зритель посмеялся, актрисы всласть поиграли — те, кто побывал на спектакле, запомнят и маленького и неистового Утешительного Нины Дробышевой, и вкрадчивого Кругеля Ольги Анохиной, и всех их компаньонок. Но тема морока и вселенской чертовщины, ирреальности гоголевских персонажей, в некоторых сценах ереминского спектакля звучащая необыкновенно остро, к финалу растворяется в гэгах. И об этом можно только пожалеть.

Какой мог бы получиться спектакль, если бы режиссер не озаботился объяснениями происходящего, не стал сочинять свой собственный текст и выстраивать параллельный сюжет! В столкновении Ихарева — обычного, живущего по общепринятым правилам человека — с существами иной физической и духовной природы уже заложен смысл. Жил-был плут, а потом на его голову свалилась банда — но не людей, а чертей. Пройдоха ненароком попал в зазеркалье и вывалился оттуда, отдав нечистой силе то, ради чего он жил. .. Но фантазии остаются фантазиями: спектакль ставил не критик, а режиссер, и - будем надеяться, что это так! — получил то, что хотел.

А театральная Москва получила занятную премьеру: милую, смешную, с хорошими ролями — подарок для тех, кто идет в театр, чтобы приятно провести время. Но в ней виден абрис другого спектакля, где ирония мрачна, а речь идет о мистической природе гоголевских персонажей. Юрий Еремин его не поставил и упустил возможность добиться настоящего успеха или провалиться с оглушительным, остающимся в истории театра треском.
Пресса
Юкио Мисима и антреприза, Катерина Антонова, Новые известия — Театрал, 30.03.2007
Ветряные мельницы, Анна Коваева, Независимая газета, 6.02.2007
Реабилитация Сальери, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 23.01.2007
Моцарта сгубили бабы?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 20.01.2007
Вольфганг для двоих, Роман Должанский, Коммесант, 20.01.2007
Без вина виноватые, Ирина Алпатова, Культура, 18.01.2007
Всем на каток, Елена Губайдуллина, Театрал, 16.01.2007
Моцарт примерит юбку, Вера Копылова, Московский Комсомолец, 9.01.2007
Кавалеры, Алиса Никольская, TimeOut Москва, 11.12.2006
Недоношенная вдова, Роман Должанский, Коммерсант, 8.12.2006
Ну что, женихи, поехали?, Любовь Лебедина, Труд, 6.12.2006
Шоу на колесах, Итоги, 4.12.2006
Звезды на роликах, Евгения Шмелева, Новые известия, 4.12.2006
Ерёмин представляет «Кавалеров», Радио «Культура», 30.11.2006
Возвращаться домой не нужно, Артур Соломонов, Известия, 27.05.2005
Честные намерения, Мария Никольская, Россiя, 4.03.2004
Последняя любовь делового господина, Полина Богданова, Театральные Новые известия, 17.01.2004
Чудесные новые старые русские, Александр Соколянский, Время новостей, 26.12.2003
Очень хороший капиталист, Наталия Каминская, Культура, 25.12.2003
Марина Зудина: «Своих героинь не порицаю», Екатерина Васенина, exclusiveИЗВЕСТИЯ, 24.12.2003
Из жизни новых старых русских, Любовь Лебедина, Труд, 23.12.2003
Давнопрошедшее настоящее время, Александр Соколянский, Время новостей, 19.12.2003
У женщины деньги завсегда отберут, Мария Хализева, Вечерний клуб, 19.12.2003
Семейный бенефис, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 19.12.2003
Торгующие во МХАТе, Роман Должанский, Коммерсант, 18.12.2003
Миллионщик, Олег Зинцов, Ведомости, 17.12.2003
Табаков и Зудина принесли последнюю жертву, Артур Соломонов, Газета, 17.12.2003
Снежное шоу, Елена Ямпольская, Русский курьер, 17.12.2003
Непоследняя жертва, Роман Должанский, Коммерсант, 11.12.2003
Жертвоприношение во МХАТе, Марина Райкина, Московский комсомолец, 27.11.2003
Торгующие во МХАТе, Роман Должанский, Коммерсант, 18.11.2003
Дед погибает, а бабе смех, Алексей Филиппов, Известия, 30.09.2003
Гафту Достоевский по размеру, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 25.11.2002
Школа мужей, Ирина Алпатова, Культура, 21.11.2002
Валентин Гафт оказался плохим мужем, Марина Шимадина, Коммерсант, 21.11.2002
Петербургское привидение, Елена Губайдуллина, Известия, 11.11.2002