ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

Станцуем польку-бабочку

Наталия Каминская, «Культура», 19.12.2002
В Москве появился четвертый Глумов. На сцене Театра у Никитских ворот его играет Александр Масалов. Играет умно, остро, не чураясь откровенно фарсовых приемов. Эта постановка Аркадия Каца (а он - спец по «Мудрецу», его спектакль в Рижском театре Русской драмы в свое время шумел на всю нашу бывшую страну) отличается легкостью, темпом и здоровым цинизмом. Лишь в прологе-заставке Глумов глядит Наполеоном и всерьез лелеет карьерные планы. Далее — он «превращается», лицедействует, откровенно хулиганит. И все сходит с рук. Все получается. А. Кац выстраивает гармоничный комедийный мирок социально-театральных типажей. Без общественного надрыва (какой теперь может быть надрыв?). Без психологических глубин (у кого нынче есть время в них нырять?). Но и без грубого наигрыша. Актеры М. Розовского демонстрируют здесь умение быть убедительными и точно попасть в стиль. Темпоритм спектакля напоминает польку-бабочку, легкий, задорный, чуть старомодный танец амбиций, страстишек, всеобщего попустительства и хамелеонства. Режиссер, скажем так, «старой формации», той, при которой спектакль игрался обязательно «про что», а не только «как», А. Кац себе не изменяет. В этом «Мудреце» есть и тонкая работа с актером на предмет выяснения мотивов поведения, и единая постановочная метафора, и вполне отчетливый социальный акцент. Акцент — фарсовый. В моменты «побед» Глумова, его восхождений на каждую новую ступень карьерной лестницы звучит бравурный аккорд и вспыхивает огнями хрустальная люстра. В. Щербаков (Крутицкий) играет откровенно театрального ретрограда-демагога. А. Лукаш (Мамаев) — ничем не маскированного «нарцисса». Замечательная Райна Праудина (Турусина) — женственную, романтическую беззаботность на грани полной безответственности, Г. Борисова (Мамаева) — очаровательный цинизм. А. Зарембовский (слуга Семен) — всех театральных плутов, вместе взятых. При этом все без исключения хитры и совершенно адаптированы к условиям игры, именуемой «жизнь». Глумов в этом спектакле на самом деле ничуть не ловчее или умнее остальных. Он лишь удачно попал в шахматную клетку общей партии и на время стал ферзем. Глумовское фиаско в финале ни на секунду не меняет дела. Все заканчивается веселым «семейным портретом в интерьере».

«Старомодный» Кац в этом спектакле абсолютно современен. Срежиссированная им история не апеллирует к общественному темпераменту и гражданским чувствам. Зато показывает, что такое яркая, умелая и профессиональная театральная игра.
Пресса
Я, бабушка, Илико и Илларион, Александр Вислов, «Афиша», 18.10.2005
Забытые лица кавказской национальности, Наталия Каминская, «Культура», 13.10.2005
Грузины запели по-русски, Татьяна Семашко, «Родная газета», 15.06.2005
Тарарабумбия, Лев Аннинский, «Культура», 19.08.2004
Чехов в банке, Ирина Леонидова, «Культура», 3.06.2004
Отец никогда не падает, Ирина Алпатова, «Культура», 15.04.2004
Жизнь цвета черного молока, Константин Щербаков, «Новое время», 5.01.2003
Станцуем польку-бабочку, Наталия Каминская, «Культура», 19.12.2002
Правда хорошо, а счастье лучше, Елена Ямпольская, «Новые известия», 7.12.2002