ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

Роман Виктюк: я пережил всех вождей тоталитаризма

Анна Висенс, BBCRussian.com, 4.12.2006
Би-би-си: Вас называют классиком театральной провокации. И вот Влад из России спрашивает у вас: чем отличается театральная провокация от политической?

Роман Виктюк: Театральная провокация требует высокого артистизма, владения театральными средствами, личностными достоинствами и удивительной любовью к себе и к людям. Политическая же провокация осуществляется бездарными артистами, которые не любят людей. Эта провокация не раскрывает самые лучшие чувства человека, а провоцирует на животное начало, на примитив, на доисторическое существование. Одно от Бога, другое от дьявола. Одно — служение истине, а у политика — это удержаться у власти.

Би-би-си: Если мы уже заговорили о политике, я сначала задам вопросы, которые напрямую не касаются вашей театральной деятельности. Нам пришло несколько вопросов, общий смысл которых можно выразить так: может ли художник существовать вне государства?


Я живу в квартире сына Сталина! У меня балкон выходит на Кремль, а другое окно выходит на Думу. Поэтому я нахожусь в эпицентре всех событий
Роман Виктюк
Р. В. : Художник может существовать вне государства. Это путь непростой. Это путь человека, который взвешивает на себя жертвенное начало. Я служил во время тоталитарной системы, я пережил всех главных вождей тоталитаризма. Но я могу с радостью сегодня сказать, что я не поставил ни одного из 156 спектаклей, который бы обслуживал систему. А ставил я во всех главных театрах страны, главным образом в Москве. В Московский художественный театр, первый театр страны, постоянно приезжали на мои премьеры члены политбюро и руководители страны. Но эти спектакли никакого отношения не имели к обслуживанию системы. Они были о человеке, о боли человека, думаю, удавалось даже протянуть религиозные проблемы.

Я поставил пьесу западно-украинского драматурга Ивана Франко «Украденное счастье». Театр хотел, чтобы этот спектакль был посвящен 50-летию образования СССР. Когда пришел день премьеры, и вечером должны были приехать члены политбюро, я подошел к афише и прочитал: «К 50-летию образования СССР», и еще большими буквами — «Украденное счастье» [смеется]. Пришлось заклеить «К 50-летию образования СССР».

На протяжении всего спектакля звучал хор находившейся тогда в подполье Греко-католической церкви. «Служба» шла больше часа, никто этого не знал, а министр культуры меня потом спросил на украинском языке — «Романе, шо це за хор спивае». Я ответил — «чернивецький» (из города Черновцы). И от сказал — какие прекрасные голоса у нас на Украине.

После одного из спектаклей подошла ко мне дежурная и сказала, что меня ждет какой-то пожилой человек. Я вышел, действительно на вид человеку было за 80, он меня только спросил — вы понимаете, что вы сделали? Я ответил — понимаю. Он еще раз спросил, я опять ответил. Он поцеловал мне руку и в толпе уходящих зрителей скрылся, но его глаза я запомнил навсегда.

Би-би-си: Многие наши читатели, вспоминают, что вы уроженец Западной Украины. Сергей из России спрашивает, как вы относитесь к украинским националистам?

Р. В. : Надо понимать, что такое национальное и что такое националист. Это совершенно разные вещи, и к сожалению, мы часто их путаем, одно принимаем за другое. Первое — это гордость за свою страну, а второе — это экстремистское отстаивание этой гордости, несмотря ни на что. Я за национальное сознание. Я думаю, что где бы человек на Земле ни обитал, этот дух, этот вопль нации он с тобой всегда в сердце.

Би-би-си: Вы, безусловно, в курсе политических событий. Вы живете в Москве постоянно?

Р. В. : Я живу в квартире сына Сталина! У меня балкон выходит на Кремль, а другое окно выходит на Думу. Поэтому я нахожусь в эпицентре всех событий [смеется].

Би-би-си: Как вам из этого эпицентра видятся нынешние отношения между Россией и Украиной?


Я понимал — то, что там происходит, бывает так редко на этой планете. По-видимому, это была такая духовная вспышка
Роман Виктюк
Р. В. : Когда происходила «оранжевая» революция, меня телевидение пыталось склонить к тому, чтобы я порицал то, что там происходит. Я категорически отказывался. Тогда они предприняли такой «финт», который мне кажется нечестным. Я где-то около девяти вечера подхожу к дому, а в арке стоят три телекамеры, и ведущая говорит: «Вы в прямом эфире. Как вы относитесь к тому, что сейчас происходит?». В силу своей совестливости я не мог сказать то, что говорил до меня ректор московского университета с украинской фамилией. Я понимал — то, что там происходит, бывает так редко на этой планете. По-видимому, это была такая духовная вспышка. Когда я видел этих ребят на Крещатике, я был поражен светом и той аурой, которая от них исходила.

Когда я раньше бывал в Нью-Йорке, и я говорил — я украинский режиссер, это не производило никакого впечатления. Русский режиссер и все тут. После «оранжевой» революции я вышел к американцам и с гордостью сказал — я украинский режиссер, зал встал.

Би-би-си: Вы украинец, живете в Москве. Кем вы себя больше ощущаете — украинцем или русским? Где сердце лежит — в Украине или в России?

Р. В. : Ну, во-первых, я гражданин мира. Мой дом — это там, где театральные доски. Когда выходишь на них, не имеет значения — это Россия, Канада, Америка, Украина, Англия. .. Для меня даже три досочки — это уже планета, это мой мир. Дайте мне три досочки, и мне хорошо, там уже можно играть спектакль. Там старт твоей души для полета в вечность.

Би-би-си: Вы упомянули, что вы пережили всех тоталитарных правителей. Всех ли?

Р. В. : Всех, всех. А срок, который отведен сегодняшним, никто не знает…

Би-би-си: Михаил из США спрашивает, каким вы видите сегодняшнюю Россию и ее будущее?

Р. В. : Я всегда связываю будущее страны с проблемами культуры. Если партия власти и президент уделяют культуре внимание и понимают, что без роста культуры не может быть роста страны, не может быть духовного роста молодежи. А молодежь — это будущее страны. Если человек, который спросил этот вопрос, знает о том, как относится власть к культуре, он ответит и на вопрос о моем отношении к сегодняшнему дню.

Би-би-си: Оля из Литвы спрашивает, помните ли вы о своей работе в Вильнюсе, и что вы можете рассказать об этом периоде?


Устал от вранья и предательства вокруг, от цинизма и иронии. А силы дает только любовь
Роман Виктюк
Р. В. : Я должен сказать, что это один из самых любимых моих периодов по очень простой причине. В детстве, где-то в 13 лет, я видел сон, что я приезжаю в город главным режиссером, вижу во сне театр, вижу колонны, рядом открыта дверь, ступенек там нет. Проходят годы, меня вынуждают уехать из города Тверь, где я был главным режиссером. Я приезжаю ночью в Вильнюс, утром иду по улице Ленина, поворачиваю направо — передо мной дом из моего сна. Я приехал туда главным режиссером. Я подошел к той двери без ступенек, там сидел дежурный. Я не знаю почему, но заговорил с ним по-польски. Он мне ответил тоже по-польски, протянул мне руку и сказал, что я здесь буду счастлив. И это была правда.

Би-би-си: Нам пришло письмо от 14-летнего Дмитрия из России, в котором он пишет, что хочет быть режиссером. Дмитрий спрашивает, какой особенный талант должен быть у режиссера?

Р. В. : Первое — это способность видеть сердцем, не только чувствовать. Второе — любить и быть открытым миру. Режиссер, как и ребенок, который рождается на свет, не говорит никогда миру — нет, говорит только — да. У меня в Москве свой режиссерский курс, через два года будет выпуск, и если ему будет к этому моменту будет 17 лет, пусть приезжает, будет новый набор.

Би-би-си: Анна из Петербурга спрашивает, работа над каким спектаклем, вам запомнилась больше всего?

Р. В. : Каждый спектакль — это ребенок. Родители всегда обожают всех детей, но особенно последнего. Последний — пьеса Жана Жане «Служанки». К этой пьесе я обращался уже два раза, это третий. Мы объездили с этим спектаклем уже более 50 стран.

Би-би-си: Анна из Израиля как раз спрашивает, привезете ли вы «Служанок» в Иерусалим?

Р. В. : Категорически — да! Мы прилетаем 6 декабря в Израиль и привозим в пятый или шестой раз «Саломею» Оскара Уайльда. А весной уже приедем со «Служанками».

Би-би-си: От чего вы устали больше всего, и что вам придает силы для творчества? Этот вопрос прислал нам читатель, подписывающийся — Мутант, Чернобыль.

Р. В. : Устал от вранья и предательства вокруг, от цинизма и иронии. А силы дает только любовь.

Би-би-си: Николай Петрукович из Венгрии спрашивает, как вы считаете, что сформировало ваше нестандартное мышление и восприятие мира?

Р. В. : Я над этим тоже задумывался. И сейчас, смотря на Кремль и на Думу, и зная, что в этом доме жил сын Сталина, я осознаю, что к политике это не имеет никакого отношения. Моя беременная мама приходила со мной на оперу «Травиату» Верди во Львове и сидела на третьем балконе наверху. Когда начиналась эта фантастическая волшебная музыка, так меня она пробуждала энергетически, что я ногами-руками там у мамочки кричал — хочу в этот мир. Ей два раза приходилось уходить с оперы. Всю жизнь потом, будучи без специального музыкального образования, я был вынужден окунуться в музыкальный мир и постепенно его постигать. Я смотрю по сторонам — здесь такое количество компакт-дисков, кассет, этого музыкального богатства, что я счастлив. Вот после вас у меня на очереди — симфония Шостаковича номер 4.

Би-би-си: Удивительно, как вы подводите меня к следующему вопросу. О счастье задает вопрос Марина Невгень из Белоруссии. Могли бы вы назвать пять простых вещей, которые делают вас счастливым, спрашивает она.

Р. В. : Конечно, это любимое музыкальное произведение, любимая книжка в данный момент, утренний телефонный звонок, который приносит радость, телефонный звонок из Львова твоих родных и детей, и последнее — это глаза артистов, к которым ты приходишь утром на репетицию. 

Би-би-си: Что же, я надеюсь, что мой утренний звонок тоже принес вам немного радости…