ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

Жизнь за кремовыми шторами

Любовь Лебедина, Труд, 10.04.2004
Фамилию Сергея Женовача в театральной среде, как правило, произносят с придыханием. Поэтому еще до того, как вышел его новый спектакль «Белая гвардия» по Михаилу Булгакову, некоторые критики предрекали: эта постановка во МХАТе имени Чехова будет гениальной.

То, что Женовач умеет работать с артистами, проявлять новые грани их дарований, давно известно. Недаром в свое время его объявили прямым наследником Анатолия Эфроса, и в этом «звании» он продолжает числиться до сих пор. К тому же две его удачные работы в Малом («Горе от ума» и «Правда — хорошо, а счастье — лучше») способствовали снятию умолчания критиков в отношении этого коллектива. Тем не менее четырехчасовой спектакль во МХАТе не вызвал у меня столь позитивных эмоций, как два предыдущих в императорском театре. Не потому, что режиссер изменил себе или недостаточно серьезно отнесся к произведению Булгакова, но один вопрос так и остался неразрешенным: ради чего была поставлена «Белая гвардия» и какое она имеет отношение к сегодняшнему дню?

Казалось бы, в этой сугубо бытовой постановке все осталось на своих местах, никакого насилия над текстом не произведено, и жизнь за кремовыми шторами в семействе Турбиных протекает неспешно и плавно. Но в том-то и дело, что в этих дружеских застольях, где все так милы и обаятельны, где офицеры стоя пьют за здоровье прекрасной Елены Васильевны, нет главного — внутреннего нерва, беспокойства, напряжения. Ведь там, за окнами, затаился насмерть перепуганный город, который скоро будет взят войсками Петлюры, и полковнику Турбину предстоит повести в бой необстрелянных юнкеров. Поэтому часы в спектакле должны были пойти быстрее, и уж по крайней мере резкие перепады ритмов тоже были, кажется, неизбежны. Да взять хотя бы, эпизод, когда Турбин приказывает юнкерам разойтись по домам и начинается форменная паника, ибо все летит к чертовой матери и верность царю и отечеству превращается в пустой звук. Это мог быть кульминационный момент спектакля, поскольку в дополнение ко всему старший Турбин погибает от шальной пули. Как же это надо было пронзительно сыграть, чтобы сегодняшний зритель почувствовал трагедию этих заложников — не просто заложников истории, но и заложников своей совести, незапятнанной чести. К сожалению, этот мотив только пунктирно прочерчен в спектакле.

В основном публика умилялась добродушию нелепого увальня Лариосика в исполнении «расстрелянного рекламой» Александра Семчева, которому никак не дашь 21 год, испытывала неописуемый восторг от двух модных артистов: Константина Хабенского и Михаила Пореченкова, изображавших полковника Турбина и штабс-капитана Мышлаевского. С одной стороны, актеры не виноваты, что за ними тянется шлейф популярных телевизионных сериалов, а с другой — могли бы и избавиться от тех актерских штампов, которыми «обросли», переходя из фильма в фильм.

Или другое: наконец-то на сцене МХАТа появилась массовка. И как вы думаете, кто играл взвод юнкеров? Ни мало ни много — личный состав батальона Почетного караула военной комендатуры города Москвы. Во как! Но позвольте, господа, это в кино принято снимать настоящих военных, а на подмостках каждый участник спектакля виден как на ладони, и здесь сразу становится понятно, кто профессионал, а кто дилетант.

Но и это не самое страшное, все-таки ребята хорошо маршировали по грохочущим железным настилам и своей массой заполняли пустое пространство сцены: художник Александр Боровский, придумав оригинальную конструкцию в виде накренившейся палубы огромного корабля с мачтами, похожими на столбы-виселицы, всю мебель дома Турбиных сгрудил в правом углу авансцены. Так что все семейные эпизоды проходили на маленьком пятачке. Такие декорации были по-своему органичны для этого спектакля, но как же глаза устают от такой однобокой геометрии!

И таких недоработок в спектакле немало. Например, в сцене бегства гетмана всея Украины из Киева актер Валерий Хлевинский сыграл карикатуру на трусливого «полководца» вразрез с избранной режиссером психологической эстетикой. Зачем ему понадобилось ерничать, шаржируя образ, — непонятно. И как мог это пропустить режиссер — тоже загадка. Ответ один: видимо, интеллигентный Женовач не захотел конфликтовать с ведущим артистом чужого театра. Зато настоящих, драматически выраженных конфликтов в спектакле как раз и не хватало. Порой мне казалось, что я смотрю безобидный семейный телесериал, где демонический Шервинский (Анатолий Белый) объясняется в любви замужней Елене Васильевне (Наталья Рогожкина) и в конце концов добивается ее расположения. Турбин грозно надувает щеки и многозначительно молчит, а Николка (Иван Жидков), словно малое дитя, весело резвится и мечтает совершить подвиг. В общем, все они хорошие, добрые люди, и конфликтовать им друг с другом незачем. Правда, затесался в их компанию подлец Тальберг (Валерий Трошин), муж Елены. Но опять же - зачем с ним выяснять отношения, если у него на лбу написано — непорядочный человек? Пусть катится в Германию, спасает свою шкуру.

Наверное, спектакль получился таким несобранным и рыхлым потому, что режиссер не нашел тот главный психологический конфликт, который бы заставлял героев чаще заглядывать «в себя» в поисках ответа на вопрос: по какому пути им идти? Как бы там ни было, но сегодня мало грамотно прочитать текст автора, нужна еще и своя режиссерская позиция, а если ее нет, то получается банальный пересказ всем известной коллизии. 
Пресса
Союз нерушимый, Александр Боровский, Итоги, 3.09.2012
Дни Булгакова в Художественном театре, видеосюжет телеканала «Культура», 17.05.2011
Павел Руднев: Классик Женовач, Павел Руднев, Взгляд, 15.05.2007
«15 мая — это день „икс“ в моей судьбе», Глеб Ситковский, Газета, 15.05.2007
Пятьдесят лет игрока, Григорий Заславский, Независимая газета, 15.05.2007
ГРЕХ БЕЗДУХОВНОСТИ, Любовь Лебедина, Труд, 11.05.2007
Игроки, Елена Ковальская, Афиша, 27.04.2007
ЗАО «Игроки» начинает и выигрывает, Григорий Заславский, Независимая газета, 25.04.2007
Лишь оцените красоту игры, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 24.04.2007
Картежники, Итоги, 23.04.2007
Радости шулеров, Ольга Егошина, Новые известия, 19.04.2007
Обманутый лезет под стол, Олег Зинцов, Ведомости, 18.04.2007
Что наш театр? Игра!, Марина Давыдова, Известия, 18.04.2007
Крапленые люди, Глеб Ситковский, Газета, 17.04.2007
Они еще поиграют, Анна Гордеева, Время новостей, 17.04.2007
Сергей Женовач ходит Гоголем, Роман Должанский, Коммерсант, 17.04.2007
Сергей Женовач стал нашим всем, Мария Синельникова, Коммерсант, 16.04.2007
Определенный расклад ума, Роман Должанский, Коммерсантъ-Weekend, 13.04.2007
Играем по-новому, Елена Груева, Ведомости-Пятница, 6.04.2007
Спектакли: «Игроки», Независимая газета, 6.04.2007
Латвию оккупировала белая гвардия, Телеграф, ежедневная газета Латвии, 21.11.2006
На рандеву с вечным, Алексей Мокроусов, Новое время, 19.11.2006
Мирные дни, Павел Руднев, Ваш досуг, 29.04.2004
Жизнь за кремовыми шторами, Любовь Лебедина, Труд, 10.04.2004
Турбины — первые и последние, Дина Годер, www.russ.ru, 8.04.2004
Предлагаемые обстоятельства, Наталия Каминская, Культура, 8.04.2004
А абажур висит, Итоги, 6.04.2004
Люди чести, Александр Соколянский, Время новостей, 5.04.2004
Душевная драма, Олег Зинцов, Ведомости, 2.04.2004
Вышли из ментовской шинели, Полина Игнатова, Газета.Ru, 2.04.2004
Спрятаться негде, Нина Агишева, Московские новости, 2.04.2004
Счастье — хорошо, а правда — хуже, Глеб Ситковский, Газета, 2.04.2004
Без черного снега, Елена Ямпольская, Русский курьер, 1.04.2004
Белая и пушистая гвардия, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 1.04.2004
Жизни грянули «Ура!», Марина Давыдова, Известия, 31.03.2004
Любимый спектакль Сталина, Григорий Заславский, Независимая газета, 26.03.2004
Пьеса о кремовых шторах, Александр Смольяков, Где, 25.03.2004
«Белая гвардия». Новый призыв, Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 24.03.2004
Назад в будущее, Павел Руднев, Ваш досуг, 22.03.2004
Игра в театр, Алена Злобина, Эксперт, 21.02.2000
Не будьте как дети, Марина Давыдова, Время новостей, 18.01.2000
А еще?, Наталия Якубова, Театральная жизнь, № 1, 01.1997
«Мастерская» Петра Фоменко, Нелли Пляцковская, Невское время, 16.03.1994
Отрицательные эмоции должны иметь свой выход, Петр Фоменко, Театральная жизнь, № 2, 02.1994
Побеждающая радость творения, Саулюс Мацайтис, Эхо Литвы, 18.01.1994
Добрые игры в недобром мире, Наталья Крымова, 05.1993
Дар, Наталья Крымова, 1992
«Владимир?» превосходной степени, Олег Табаков, Экран и сцена, 26.12.1991
Гоголь из кусочков, Мария Богатырева, Московский Комсомолец, 24.10.1991
Фоменки*, Аркадий Островский, Театр