ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

Обманутый лезет под стол

Олег Зинцов, Ведомости, 18.04.2007
Сергей Женовач наконец-то поднял ставки московского сезона, самого провального за последние годы. Гоголевские «Игроки», показанные его Студией театрального искусства, — счастливый случай ненатужной актуальности, растворенной в чистой театральной игре.

Женовача, только что получившего три «Золотые маски», принято считать традиционалистом, и первая премьера выросшей из студенческого курса Студии театрального искусства — прошлогодний «Захудалый род» по роману Лескова был поставлен как будто для подтверждения этой нехитрой мысли. Простота формы, твердость убеждений и ясность целей заставляли с удивлением говорить о театре, занятом делом улучшения нравов, размышлениями о христианском и общественном долге. Женовач, в общем, выступил совершенно в духе фонвизинского Стародума, но так естественно, остроумно и вместе с тем серьезно, что не влюбиться в этот новый идеологический театр было нельзя.

Все это, однако, внушало разом восхищение и тревогу: если самое сильное сценическое высказывание выглядит у нас сегодня так, значит, мы снова повернулись к театральной Европе спиной. Ни внешность, ни суть «Захудалого рода» не встроишь в актуальный западный контекст. Нам-то все в этом спектакле радостно и важно, но национального там намного больше, чем универсального. Речь не о том, что надо чему-то соответствовать, просто театр иногда может быть непереводим, как поэзия: игра с патриархальной утопией, сколь угодно чудесная, — из области внутренних дел.

Тем неожиданней «Игроки». Лаконичный по форме, четкий по ритму театр социальной критики. Как ни смешно, такой спектакль можно запросто представить хоть на немецкой сцене.

Фокус ведь не в том, что ее лидеры — Томас Остермайер или Михаэль Тальхаймер — переодевают персонажей Ибсена и Лессинга в современные костюмы и помещают, допустим, в икеевский интерьер (скопировать такой подход недорого стоит). Немецкий театральный орднунг — это прежде всего дисциплина режиссерской мысли, а уж потом актуальный антураж.

С антуражем в «Игроках» Женовача все просто. Художник Александр Боровский расставил аккуратным квадратом девять (по числу персонажей) столиков с зеленым сукном, по краям воткнул несколько колонн, примостил бюст Гоголя — он служит вешалкой, с которой начинается на этот раз не столько театр, сколько игорная зала, она же библиотека.

Все одеты в одинаковые черные тройки, пальто и шляпы, почти обезличены. Слугу и барина не распознать, пока тот или другой не откроет рот. Шулеры разных мастей схожи, как сотрудники соседних офисов.

В игре с классиком Женовач не передергивает и насильно ничего не осовременивает, это по-прежнему не в его правилах. Он просто очень приметлив. 

Раз — и гоголевский помещик Ихарев (Андрей Шибаршин) выходит портретом амбициозного бизнес-вундеркинда, которого распирает от веры в то, что он-то умеет делать деньги — разве что вместо учебника по маркетингу молится на крапленую колоду по имени Аделаида Ивановна.

Два — и облапошившая Ихарева компания Утешительного (Алексей Вертков), Швохнева (Александр Обласов) и Кругеля (Григорий Служитель) оборачивается не менее узнаваемыми тертыми дельцами, которые отстают по технической оснастке, зато твердо знают, что ихаревские новейшие способы крапа — такая же ерунда, как «навыки эффективного общения» и «креативные стратегии» рядом с навыком банального отката.

Ну и три — у холуев, конечно, тоже сегодняшние повадки.

Из этих точных портретных штрихов вырисовывается как нельзя более актуальный конфликт — самонадеянный, торопливый, эйфорический обман против подлости основательной, насиженной. И решен этот конфликт именно ритмически. Ихарев, аж притопывая от нетерпения, трижды повторяет: «Начнем же игру, господа!» А старые плуты знай себе орудуют вилками и причмокивают: «Да и балык хорош!»

При такой разнице темпераментов прокатывает даже самая откровенная разводка: Сергей Качанов, единственный в молодой команде актер со стажем (игравший у Женовача еще на Малой Бронной), намеренно пережимает в роли подсадного помещика Глова. Сергей Пирняк, изображающий Глова-младшего, завирается с детским азартом. А Ихарев все равно сглатывает наживку.

Он просто по молодости рад, что нашел друзей. Счастье товарищества, кстати, — одна из первейших ценностей в Студии театрального искусства. Самоироничны ли Женовач и его актеры? Почему бы нет.

В финале Ихарев, конечно, досадует на то, какого дал дурака, и обиженно лезет под стол. Однако видно, что урок усвоил. Но славно и то, что урок не выходит за рамки культурной игры.

Нет-нет, мы всего лишь в библиотеке.
Пресса
Союз нерушимый, Александр Боровский, Итоги, 3.09.2012
Дни Булгакова в Художественном театре, видеосюжет телеканала «Культура», 17.05.2011
Павел Руднев: Классик Женовач, Павел Руднев, Взгляд, 15.05.2007
«15 мая — это день „икс“ в моей судьбе», Глеб Ситковский, Газета, 15.05.2007
Пятьдесят лет игрока, Григорий Заславский, Независимая газета, 15.05.2007
ГРЕХ БЕЗДУХОВНОСТИ, Любовь Лебедина, Труд, 11.05.2007
Игроки, Елена Ковальская, Афиша, 27.04.2007
ЗАО «Игроки» начинает и выигрывает, Григорий Заславский, Независимая газета, 25.04.2007
Лишь оцените красоту игры, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 24.04.2007
Картежники, Итоги, 23.04.2007
Радости шулеров, Ольга Егошина, Новые известия, 19.04.2007
Обманутый лезет под стол, Олег Зинцов, Ведомости, 18.04.2007
Что наш театр? Игра!, Марина Давыдова, Известия, 18.04.2007
Крапленые люди, Глеб Ситковский, Газета, 17.04.2007
Они еще поиграют, Анна Гордеева, Время новостей, 17.04.2007
Сергей Женовач ходит Гоголем, Роман Должанский, Коммерсант, 17.04.2007
Сергей Женовач стал нашим всем, Мария Синельникова, Коммерсант, 16.04.2007
Определенный расклад ума, Роман Должанский, Коммерсантъ-Weekend, 13.04.2007
Играем по-новому, Елена Груева, Ведомости-Пятница, 6.04.2007
Спектакли: «Игроки», Независимая газета, 6.04.2007
Латвию оккупировала белая гвардия, Телеграф, ежедневная газета Латвии, 21.11.2006
На рандеву с вечным, Алексей Мокроусов, Новое время, 19.11.2006
Мирные дни, Павел Руднев, Ваш досуг, 29.04.2004
Жизнь за кремовыми шторами, Любовь Лебедина, Труд, 10.04.2004
Турбины — первые и последние, Дина Годер, www.russ.ru, 8.04.2004
Предлагаемые обстоятельства, Наталия Каминская, Культура, 8.04.2004
А абажур висит, Итоги, 6.04.2004
Люди чести, Александр Соколянский, Время новостей, 5.04.2004
Душевная драма, Олег Зинцов, Ведомости, 2.04.2004
Вышли из ментовской шинели, Полина Игнатова, Газета.Ru, 2.04.2004
Спрятаться негде, Нина Агишева, Московские новости, 2.04.2004
Счастье — хорошо, а правда — хуже, Глеб Ситковский, Газета, 2.04.2004
Без черного снега, Елена Ямпольская, Русский курьер, 1.04.2004
Белая и пушистая гвардия, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 1.04.2004
Жизни грянули «Ура!», Марина Давыдова, Известия, 31.03.2004
Любимый спектакль Сталина, Григорий Заславский, Независимая газета, 26.03.2004
Пьеса о кремовых шторах, Александр Смольяков, Где, 25.03.2004
«Белая гвардия». Новый призыв, Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 24.03.2004
Назад в будущее, Павел Руднев, Ваш досуг, 22.03.2004
Игра в театр, Алена Злобина, Эксперт, 21.02.2000
Не будьте как дети, Марина Давыдова, Время новостей, 18.01.2000
А еще?, Наталия Якубова, Театральная жизнь, № 1, 01.1997
«Мастерская» Петра Фоменко, Нелли Пляцковская, Невское время, 16.03.1994
Отрицательные эмоции должны иметь свой выход, Петр Фоменко, Театральная жизнь, № 2, 02.1994
Побеждающая радость творения, Саулюс Мацайтис, Эхо Литвы, 18.01.1994
Добрые игры в недобром мире, Наталья Крымова, 05.1993
Дар, Наталья Крымова, 1992
«Владимир?» превосходной степени, Олег Табаков, Экран и сцена, 26.12.1991
Гоголь из кусочков, Мария Богатырева, Московский Комсомолец, 24.10.1991
Фоменки*, Аркадий Островский, Театр