ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

ЗАО «Игроки» начинает и выигрывает

Григорий Заславский, Независимая газета, 25.04.2007
Сергей Женовач не мог предположить, что его премьера попадет в такой премиальный контекст: публика, которая приходит в Центр им. Мейерхольда посмотреть «Игроков», ждет — чем же их удивит первый режиссер России (по версии «Золотой маски»)? Ну-ну?

Стихия игры, мальчишеского веселья, азарта, отличающих компанию молодых актеров, совершенно не вяжется с «высокой ответственностью». Короче говоря, Женовач — впрочем, ему всегда было это свойственно — быстро переводит внимание со своей скромной персоны на Гоголя: мол, вот кто настоящий герой. Настоящий герой, то есть буквально — Гоголь, стоит на сцене, красуется в левом углу сцены, — массивный бюст, с которым главный герой «Игроков», помещик Ихарев (Андрей Шибаршин) обходится запанибрата: снимая «форменное» черное пальто, вешает ему на плечи, на голову Николай Васильевичу небрежно бросает шляпу.

«Форменное», сказано только что, потому что и одежда, и слова, и, как позже выясняется, мысли у героев «Игроков» одинаково прекрасны (или, с какой стороны взглянуть, не прекрасны): черные костюмы-тройки, черные галстуки, черные пальто. Девять «типовых» ломберных столиков, крытых зеленым сукном, по одному на брата, занимают сцену, выстроившись в колонну по три (художник — Александр Боровский)?

История сама по себе примечательная: про то, как компания молодых профессионалов ловко обыгрывает, буквально обводит вокруг пальца вышеупомянутого Ихарева, который мнил себя мастером карточной игры, гением. Выскочка! Смирись, гордый человек, гордыня — грех, как будто бы подучают его дельцы поскромнее.

Поражаясь современности вечно молодого гоголевского текста, отмечаешь, что эти самые дельцы похожи один на другого, как однояйцевые близнецы, то есть — точь-в-точь как депутаты-единороссы, а их речи и умение влезть в чужую душу кажутся срисованными с пособий по НЛП и пиару. По той же технике беззастенчивого вранья Ихарев учит трактирного слугу, приготовляя карточную аферу: «От тебя не потребуется ничего, только — честность».

Игра — естественная человеческая потребность, такая же, как еда. В еде также важны азарт и вкус к еде — как вкус к игре, без того и другого в удовольствие не проживешь. Эту мысль «пережевываешь», глядя, как ловко подцепляют игроки куски ветчины и рыбы, как отправляют в рот ложку, которой зачерпывают черную икру из просторной фарфоровой плошки. Не игроки — вернее было бы назвать их жуликами (и Женовач называет свой спектакль жульничеством в 9 эпизодах и 25 явлениях), но разве повернется язык назвать жуликами таких аккуратных господ в черных тройках при галстуках?! Нет, конечно.

Игра света (художник по свету — Дамир Исмагилов), которая кажется чуть нарочитой, активно переключает внимание с лиц на столы и обратно на лица. Игры достает и без того, игры веселой и бесчеловечной, поскольку правил нет, все — обманщики. Что-то вроде истории про Ходорковского, который очередную партию почему-то не выиграл, проиграл. Больше взять с него нечего, и «товарищи», одинаковые мальчики, обаятельные, азартные, смешливые, пошли дальше, насвистывая веселый мотивчик. 

Игра стоит свеч, свечи горят. Но ни мистики, ни потустороннего ужаса в колыхании теней не сыщешь. Сплошной материализм — не верится, что написано Гоголем. Впрочем, в нынешнем исполнении можно вообразить, что «Игроки» — еще одна вариация на сюжет о «каменном госте»: Ихарев «пропадает», «гибнет» за небрежное отношение к памятнику, своей шляпой, брошенной невпопад, пальто, накинутым на плечи, он как бы бросил вызов. Спрашивали? — Отвечаем.

Что еще сказать?

Как всегда у Женовача, все реминисценции и аллюзии приходят сверх текста, поверх игры, которая не разменивается по мелочам. Главное — слово, которому верны молодые студийцы и приглашенный (не скажешь, что со стороны?) Сергей Качанов, когда-то игравший у Женовача на Бронной в «Ночи перед Рождеством», а прежде, в студии «Человек», — в гоголевско-садуровской «Панночке».

Самая пронзительная в спектакле — немая сцена, у Гоголя специально не обозначенная; оставшись в дураках и понимая свое дурацкое положение, Ихарев крутит головой, улыбается детской — дурацкой — улыбкой и снова крутит, вертит головой, будто бы пытаясь сбросить неприятное наваждение. 

Вместе с тем, как, впрочем, когда-то в первых спектаклях «Мастерской Петра Фоменко», в «Игроках» ощущается некоторый недостаток объема, как будто бы каждая роль дана актеру на вырост и этот «незанятый» кусочек роли чуть-чуть сборит, обращает на себя внимание. Но - как будто за это — получаешь возможность наблюдать за тем, как взрослеют студийцы от роли к роли (наверное, и от спектакля к спектаклю). Чего, конечно, ни в какой, даже самой лучшей антрепризе не случается, а в Студии театрального искусства — пожалуйста.
Пресса
Союз нерушимый, Александр Боровский, Итоги, 3.09.2012
Дни Булгакова в Художественном театре, видеосюжет телеканала «Культура», 17.05.2011
Павел Руднев: Классик Женовач, Павел Руднев, Взгляд, 15.05.2007
«15 мая — это день „икс“ в моей судьбе», Глеб Ситковский, Газета, 15.05.2007
Пятьдесят лет игрока, Григорий Заславский, Независимая газета, 15.05.2007
ГРЕХ БЕЗДУХОВНОСТИ, Любовь Лебедина, Труд, 11.05.2007
Игроки, Елена Ковальская, Афиша, 27.04.2007
ЗАО «Игроки» начинает и выигрывает, Григорий Заславский, Независимая газета, 25.04.2007
Лишь оцените красоту игры, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 24.04.2007
Картежники, Итоги, 23.04.2007
Радости шулеров, Ольга Егошина, Новые известия, 19.04.2007
Обманутый лезет под стол, Олег Зинцов, Ведомости, 18.04.2007
Что наш театр? Игра!, Марина Давыдова, Известия, 18.04.2007
Крапленые люди, Глеб Ситковский, Газета, 17.04.2007
Они еще поиграют, Анна Гордеева, Время новостей, 17.04.2007
Сергей Женовач ходит Гоголем, Роман Должанский, Коммерсант, 17.04.2007
Сергей Женовач стал нашим всем, Мария Синельникова, Коммерсант, 16.04.2007
Определенный расклад ума, Роман Должанский, Коммерсантъ-Weekend, 13.04.2007
Играем по-новому, Елена Груева, Ведомости-Пятница, 6.04.2007
Спектакли: «Игроки», Независимая газета, 6.04.2007
Латвию оккупировала белая гвардия, Телеграф, ежедневная газета Латвии, 21.11.2006
На рандеву с вечным, Алексей Мокроусов, Новое время, 19.11.2006
Мирные дни, Павел Руднев, Ваш досуг, 29.04.2004
Жизнь за кремовыми шторами, Любовь Лебедина, Труд, 10.04.2004
Турбины — первые и последние, Дина Годер, www.russ.ru, 8.04.2004
Предлагаемые обстоятельства, Наталия Каминская, Культура, 8.04.2004
А абажур висит, Итоги, 6.04.2004
Люди чести, Александр Соколянский, Время новостей, 5.04.2004
Душевная драма, Олег Зинцов, Ведомости, 2.04.2004
Вышли из ментовской шинели, Полина Игнатова, Газета.Ru, 2.04.2004
Спрятаться негде, Нина Агишева, Московские новости, 2.04.2004
Счастье — хорошо, а правда — хуже, Глеб Ситковский, Газета, 2.04.2004
Без черного снега, Елена Ямпольская, Русский курьер, 1.04.2004
Белая и пушистая гвардия, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 1.04.2004
Жизни грянули «Ура!», Марина Давыдова, Известия, 31.03.2004
Любимый спектакль Сталина, Григорий Заславский, Независимая газета, 26.03.2004
Пьеса о кремовых шторах, Александр Смольяков, Где, 25.03.2004
«Белая гвардия». Новый призыв, Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 24.03.2004
Назад в будущее, Павел Руднев, Ваш досуг, 22.03.2004
Игра в театр, Алена Злобина, Эксперт, 21.02.2000
Не будьте как дети, Марина Давыдова, Время новостей, 18.01.2000
А еще?, Наталия Якубова, Театральная жизнь, № 1, 01.1997
«Мастерская» Петра Фоменко, Нелли Пляцковская, Невское время, 16.03.1994
Отрицательные эмоции должны иметь свой выход, Петр Фоменко, Театральная жизнь, № 2, 02.1994
Побеждающая радость творения, Саулюс Мацайтис, Эхо Литвы, 18.01.1994
Добрые игры в недобром мире, Наталья Крымова, 05.1993
Дар, Наталья Крымова, 1992
«Владимир?» превосходной степени, Олег Табаков, Экран и сцена, 26.12.1991
Гоголь из кусочков, Мария Богатырева, Московский Комсомолец, 24.10.1991
Фоменки*, Аркадий Островский, Театр