ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Драматурги

Виктор Астафьев
Ричард Калиноски
Кен Людвиг
Михаил Салтыков-Щедрин

Переводчики

Михаил Мишин
Тамара Скуй

Баечный ключ

Алла Шендерова, Коммерсант, 20.04.2007
Драматург, режиссер и главный пропагандист движения «новая драма» Михаил Угаров поставил пьесу Михаила Дурненкова. Вернее, не пьесу, а набор слесарных хокку, содержание которых — не поцелуи влюбленных в тени цветущей сакуры, а будни Тольяттинского завода ВАЗ. АЛЛА Ъ-ШЕНДЕРОВА заметила в спектакле не только стеб и иронию, но и продолжение давней русской темы «интеллигенция и народ».

Слесарем ВАЗа довелось потрудиться самому Михаилу Дурненкову — пока не занялся драматургией и не поехал в Москву учиться на сценарных курсах ВГИКа. Поскольку период службы на заводе совпал у него с началом литературной деятельности, то рабочие будни он отрефлексировал по-особому — написал этюд «Нечто о происхождении слесарных хокку». Будто бы еще со второй половины XIX века пролетарии всех стран, стремясь сохранить для потомков красоту во всех ее проявлениях, стали описывать жизнь завода в философских трех- и двустишиях. Ну, например, в таких: «Осень./ Саботаж./ Неужто рожковый ключ поместил не туда я?..»

Перед началом спектакля размеренный голос диктора просвещает зрителей насчет особенностей жанра слесарных хокку. Мгновение спустя все это забавное литературоведение превращается в хриплое повизгивание — именно так звучит заводская радиоточка. А сцена оказывается подсобкой, где за дощатым столом собрались шестеро доходяг, один из которых, подойдя вплотную к зрителям, хочет рассказать о себе и своих товарищах.

В руках Михаила Угарова, тонкого драматурга и не менее тонкого режиссера, выросшего на классической русской традиции, вся история оказывается современным хождением интеллигента в народ. Граф Толстой пахал и сеял, Чехов ездил на Сахалин, а герой Дурненкова (персонаж, которого играет актер Дмитрий Косенкин, в пьесе так и обозначен — «Герой»), мальчик с инженерным дипломом и плеером в ушах, попал по распределению на завод — к трудягам, свято ненавидящим интеллигенцию, не умеющим связать пару слов, зато чистым душою. Вот про эту чистоту души и стремится рассказать Герой, давая каждому из своих коллег соло. По ходу действия (оно здесь называется концертом и состоит из 14 номеров) они подходят к микрофону и, читая хокку, раскрывают свои мозолистые души.

«О подъемник разбил себе бошку./ Сразу живым для меня стал подъемник. / Угондошил его монтировкой…» Что получается из этого хождения в народ? А ничего, как водится, не получается, кроме хорошей литературы. Взвесь остается взвесью — стать работягой и выкинуть из головы мысли о творчестве Герою не удается. О своих заводских буднях он повествует с горьким юмором и самурайским спокойствием: запои, перебранки, байки про «золотую гайку» и «погрузчика-убийцу», вызывание духа «синего слесаря» (это когда совсем нечего выпить), ЧП - смерть слесаря Жени из-за какой-то втулки, которую, согласно суеверию, теперь нельзя трогать руками… Все это шестеро молодых актеров играют так, как давно декларируют энтузиасты новой драмы, но как мало кому удается: убеждая зрителей, что перед ними настоящие работяги, и в то же время нет-нет да и демонстрируя отменную сценическую культуру. Даже шестеренка, подвешенная как маятник, художниками Ксенией Перетрухиной и Яковом Кажданом, ничуть не разрушает иллюзию подлинности, настраивая при этом на иронично-медитативный лад.

А в углу маленькой сцены, отгороженная от слесарюг невидимой и нерушимой стеной социального неравенства, сидит строгая девушка, объявляющая названия номеров. В руках у нее молоточек (мало ли что взбредет в похмельные головы?!). Время от времени он задевает по маятнику, издавая тоскливый звук и напоминая слова чеховского героя, утверждавшего, что около дверей каждого счастливого человека должен стоять некто с таким вот молоточком.
Пресса
Московская Жар-птица, Юрий Чеботарёв, startup.ru, 18.06.2014
Категорический императив с катапультой, Анна Степанова, Петербургский театральный журнал, 10.2013
Крестовина тайны, Алена Карась, Российская газета, 26.09.2013
Небо в лампочках, Наталия Каминская, Театрал, 26.09.2013
Премьера в МХТ: Вертикаль не стоит, Олег Зинцов, Ведомости, 25.09.2013
Сказка, призывающая в свидетели, Анастасия Иванова, Вечерняя Москва, 24.09.2013
В МХТ имени Чехова пришли оборотни в погонах, Алла Шевелева, Известия, 23.09.2013
Температура нормальная, Ирина Алпатова, Новые известия, 28.01.2013
Бог без машины, Елена Ковальская, Colta.ru, 23.01.2013
Свобода по Системе Станиславского, Ксения Ларина, The New Times, 21.01.2013
Немировичем будешь?, Олег Зинцов, Ведомости, 21.01.2013
Неделя в культуре: С Константином Сергеевичем, но «вне Системы», Григорий Заславский, Независимая газета, 21.01.2013
Краткий курс счастливой жизни, Кристина Матвиенко, Lenta.ru, 21.01.2013
Внесистемный основоположник, Алла Шендерова, Коммерсантъ, 21.01.2013
Время — честный человек, Елена Дьякова, Новая газета, 21.01.2013
Станиславский «Вне системы», Эмилия Деменцова, Комсомольская правда, 20.01.2013
Юбиляр сказал бы «Верю!», Марина Райкина, Московский комсомолец, 19.01.2013
На сцене МХТ поздравили Станиславского, Алена Карась, Российская газета, 18.01.2013
Станиславский как доверенное лицо Сталина, видеосюжет телеканала «Дождь», 18.01.2013
К. С. С. ВНЕ СИСТЕМЫ К. С. С. , Наталия Каминская, блог «Петербургского театрального журнала», 18.01.2013
Вечер-посвящение Константину Станиславскому, видеосюжет телеканала «Культура», 18.01.2013
«Сосать деревяшку на сцене не очень удобно», Алексей Крижевский, Газета.ru, 17.01.2013
Баечный ключ, Алла Шендерова, Коммерсант, 20.04.2007
Кто во что горазд, Александр Соколянский, Время новостей, 16.02.2005
НЕОБХОДИМА, КАК ВОЗДУХ [На «Новой драме» победил спектакль «Кислород»], Григорий Заславский, Театральное дело Григория Заславского www.zaslavsky.ru, 1.10.2003
НОН-СТОП [Обзор Фестиваля молодой драматургии-2003], Кристина Матвиенко, Экран_и_сцена, 9.07.2003