ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Драматурги

Виктор Астафьев
Ричард Калиноски
Кен Людвиг
Михаил Салтыков-Щедрин

Переводчики

Михаил Мишин
Тамара Скуй

Конек-Горбунок в стране дураков

Марина Райкина, Московский комсомолец, 19.05.2008
Три дня подряд МХТ брали штурмом. В штурме участвовали родители с детьми, медийные лица, звезды и те, кто себя таковыми считает. Поводом для всеобщего возбуждения стала премьера не скандальной пьесы с раздеванием и совокуплениями, не дерзкие политические намеки, а всего-то сказочка. Но именно на детское зрелище шли, как на матч Лиги чемпионов. Да, пожалуй, с ним может поспорить премьера «Конька-Горбунка», осуществленная не корифеями, а молодыми силами МХТ. 

За занавесом, пока он не открылся, на сцене прыгучие братья Панчики в оборванных портках уходят в сальто.

Высоченный Андрей Ялович, главный в Художественном по технике, точно памятник над всеми, смотрит под колосники, а там? мама родная, чего там только нет! Костюмеры в ужасе — столько костюмов и артистов, что придется переодевать в тесном фойе перед сценой. До гримерок, и это уже ясно, никто не добежит. 

А в это время в зале. Кого здесь только нет — Людмила Максакова, Владимир Познер, Леонид Ярмольник, Михаил Швыдкой? Театральные раскланиваются со знакомыми. А вот что здесь делает г-н Малахов со спутницей гламурного вида? Но, как известно, медийные тянутся к модным тусовкам.

Никаких тусовок — всем своим суровым видом говорит Табаков, который входит в зал. Ему аплодируют, а он - суров, весь в себе, садится на 9-й ряд. Уходит свет, разлетается занавес.

Человек 30 на сцене замерли в разных позах, как в детской игре. Лениво потягиваются, неохотно разминаются — нога влево, пятка вывернута, локоть на отлете и? Ух! Эх!!! Понеслась душа по кочкам, набирая обороты от сцены к сцене, чтобы открылось нам нечто огромное и радостное. Все это — «Конек-Горбунок» — милая, уютная, лихая сказочка Ершова, зачитанная с детства до засаленных страничек в книжке.

МХТ прочитал ее по-новому с помощью братьев Пресняковых, что перевели стих в прозу. Многие опасались ненормативной лексики, столь близкой образованным братцам. Можно без опаски вести детей — «нах»? «б»? и прочих упражнений с современным русским и городским фольклором нет. Избежали даже гламурной расхожей пошлости вроде «вау» и ограничились только лишь «ё», да и то употребленным по делу в рифму с «моё». Прозаический текст однозначно улучшен текстом песен Алексея Кортнева. Известный своей социальной заостренностью, автор вычислил ту золотую середину, что делает тексты с подтекстами понятными и взрослым, и детям. Причем Кортнев не заигрывался с подтекстом — все же ясно и про царя, и про народ, который поет и пляшет — бьют ли его, голодом морят, налогами душат или просто дурят, но который и сам кого хочешь?

Что необычно — политические и социальные ассоциации для взрослых нисколько не закрывают сказочной сути.

Режиссер Евгений Писарев, может быть, самый талантливый из молодых, наполнил спектакль светом и радостью. А уж что из нее вытекает, какие намеки да экивоки? Его «Конек-Горбунок» похож на полноводную реку с множеством притоков и ручейков. Хотя на сцене по Ершову — не река, а океан с полем, ярмаркой да с чудо-рыбой.

Эта самая рыбина во втором акте занимает чуть ли не всю сцену, открывает пасть и вращает единственным глазом. Она столь огромна, что на ней опять же пляшет целая деревня. Фантазия художника Марголина оказалась без границ и улетела на небо, а потом ушла под воду. Но об этом позже.

Пока же - входит царь, а вернее, стоит, прислоненный к столбу и одетый, как нянечка Арина Родионовна, — белый чепец и рубаха в пол. Царь-батюшка Сергея Беляева из «Табакерки» наивен, простодушен, доверчив, как упитанное дитя, но подозрителен, однако. Всюду ему мерещатся заговоры, и две его остроумные арии — «Любить царя» и «Убить царя» — разнесены в спектакле в начало и финал. Изумительно работает Беляев, и за него можно порадоваться: артист несколько лет не имел новых ролей, а здесь так тонко и остроумно-трогательно плетет роль.
Впрочем, «плетет» больше подходит к работе другого артиста — Эдуарда Чекмазова в роли Спальника. Он одновременно похож на грифа-стервятника, великого артиста Черкасова в роли Ивана Грозного и самого Грозного. Пластика птицы, что всегда на стреме. Плетет, интригует и даже, когда фокус зрительского внимания переходит на других актеров, Чекмазов не выходит из образа ни на минуту. Эти роли — безусловная удача спектакля.

И тут является главная пара — Иван-дурак и Конек-Горбунок. Вот это парочка! Но не сладкая — острота, динамика, глаз не оторвать. Два мощных дебюта — Аркадий Киселев («Табакерка») и Сергей Медведев (МХТ). Медведев (на голове — летный шлем с очками, комбез) — гибок, подвижен, будто неуловим: только был — и нет его, вдруг откуда-то взялся. Киселев — обаятелен и в профиль похож на балаганного Петрушку. Прост, да голыми руками не возьмешь. Вроде придурковат, да дело знает. Оба прекрасно поют.

Вообще, образы в спектакле построены на пластике и музыке. И здесь стоит крикнуть «браво» хореографу Альберту Альбертсу и композитору Сергею Чекрыжову. Это он, Альберт Альбертс, придумал неповторимый и индивидуальный пластический рисунок всего спектакля и каждого персонажа в отдельности, независимо от статутности роли. Царь ли ты на сцене, или, положим, крестьянин на ярмарке, или рыба-сом, рыба-ерш с селедками под водой. Спектакль то ломается, то летит, то плывет.

И вот Рыба-кит (пасть открыта, глазом вращает) поднимается, и из-под ее деревянного брюха художник Марголин извлекает морское дно. Только художник по свету Дамир Исмагилов сумел из света (сине-зелено-голубого) создать полную иллюзию массового дайвинга. В красивом свете плавают селедки, сом и ерш с куплетами под одесский кичман.

И музыка, музыка, музыка. Она так же индивидуальна к характеристикам персонажей, как и пластика. Красиво-полетная с отрывом тема у Ивана с Коньком, нежная у Царь-девицы (Ирина Пегова), мефистофельски демоническая у Стольника, а у Царя очень домашняя, как ночная рубашка с кружевом. Кстати, ближе к финалу, когда царь выходит в шубе с шапочкой и, в любовной тоске прислонясь к стволу, поет, звучит тема, по образу похожая на сцену Ленского перед дуэлью в «Евгении Онегине». Мелодия другая, но видеоряд делает их похожими.

Редкий случай, когда массовку не хочется называть массовкой. Лихо работает ансамбль, где на равных бегают, поют, пляшут как студенты, так и уже известные молодые артисты, сериальные звезды: Павел Ващилин, Мария Зорина, Настя Скорик, Никита Панфилов, Игорь Хрипунов, Светлана Колпакова, Олег Савцов, Настя Дубровская? Без единого дыхания такого ансамбля спектакль имел бы другой вид. Занавес не успевает закрыться, а публика уже орет «браво!». Такое было только на «№ 13».
Пресса
Спектакль июня: «Конек-Горбунок», Андрей Пронин, Собака.ru, 9.06.2014
В МХТ показали долгожданного «Конька-горбунка», Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 27.05.2008
Художественный общедоступный, Григорий Заславский, Независимая газета, 20.05.2008
Хотели как лучше, а получилось!, Татьяна Данилова, Утро.ru, 19.05.2008
На что намекаете?, Екатерина Васенина, Новая газета, 19.05.2008
Конек-Горбунок в стране дураков, Марина Райкина, Московский комсомолец, 19.05.2008
Ход коньком, Алла Шендерова, Коммерсант, 17.05.2008
«Конёк-горбунок» в МХТ имени Чехова, видеосюжет телеканала «ТВ-Центр», 15.05.2008
Дуракам — счастье, Елена Ямпольская, Известия, 15.05.2008
Свершилось чудо-юдо, Алла Шендерова, Weekend, 8.05.2008
Табакову не быть царем, а Безрукову — дураком, Елена Ямпольская, Известия, 28.04.2008
Мелкий Гамлет, Марина Квасницкая, Рocciя, 30.09.2004
Рассекая волны, Анна Гордеева, Время новостей, 21.09.2004
Изображая Гамлета, Марина Давыдова, Известия, 20.09.2004
Милиция нравов, Олег Зинцов, Ведомости, 20.09.2004
МХТ поставил следственный эксперимент, Роман Должанский, Коммерсантъ, 20.09.2004
Изображая трагедию, Глеб Ситковский, Газета, 19.09.2004
Академический минимум, Елена Ковальская, Афиша, 13.09.2004
Изображать жертву — это супер, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 26.08.2004
БРАТЬЯ ПРЕСНЯКОВЫ: «ЖИВОЕ — ЭТО ВСЕГДА ИНОЕ», Екатерина Васенина, Новая газета, 12.07.2004
Живое — это всегда иное, Екатерина Васенина, Новая газета, 12.07.2004
Непоследняя жертва, Виктория Никифорова, Эксперт, 28.06.2004
Терроризм, Елена Ковальская, Афиша, 25.11.2002
Нулевая заповедь, Елена Ямпольская, Новые известия, 16.11.2002
Братья-разбойники, Григорий Заславский, Независимая газета, 15.11.2002
Терроризм пришел во МХАТ, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 12.11.2002
Все это уже взорвалось. Внутри, Елена Дьякова, Новая газета, 11.11.2002
Стильное зло, Алена Карась, Российская газета, 11.11.2002
Терроризм бытовой, обыкновенный, Алена Солнцева, Время Новостей, 11.11.2002
«Терроризму» — NET, Олег Зинцов, Ведомости, 11.11.2002
Проверено. Мины есть, Марина Давыдова, Известия, 10.11.2002
Бомба во МХАТе, Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.11.2002
Нас многие считают фриками, Роман Должанский, Коммерсантъ, 6.11.2002
Террор на сцене, Павел Руднев, Независимая газета, 1.11.2002