ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Драматурги

Виктор Астафьев
Ричард Калиноски
Кен Людвиг
Михаил Салтыков-Щедрин

Переводчики

Михаил Мишин
Тамара Скуй

Братья Пресняковы о пьесе «Европа-Азия»

Когда?то английский математик Ч. Хинтон нарисовал схему, в которой он наглядно показал положение человека, находящегося на границе условно?кажущегося вымороченного мира и мира истинного, открывающего путь к спасению души. Согласно Ч. Хинтону, человек, погружёный в мир «кажимости», подобен двухмерному существу, чьим кругозором является кругозор плоскости, исключающий возможность верхнего и нижнего направлений взгляда. Если бы через плоскостное пространство, населяемое подобного рода существами, прошёл, сверху — вниз, шар, то, как заметил учёный, они увидели бы не истинное положение дел, но ту условную картину, которая бы укладывалась в перспективу их ограниченного поверхностного видения: скорее всего, они увидели бы, как на плоскости появляется «точка», затем она разрастается в «лужу», потом вновь сужается до «точки» и, наконец, исчезает. Чтобы увидеть истину, то есть не то, что на некой поверхности появляется и исчезает «лужа», а то, что на самом деле сквозь неё проходит шар, нашим существам необходимо было бы ввести возможность третьего измерения, иначе говоря, так построить свой взгляд, чтобы он мог видеть в пространстве его «верх» и «низ». Но для этого, по верному замечанию Ч. Хинтона, сами двухмерные существа должны были бы стать трёхмерными, то есть внутри своего плоскостного мира — не выходя за рамки своей «природы» — они должны были бы найти основания и причины для трансформации и скачка в иное измерение. Нам представляется, что в каком?то виде схема Ч. Хинтона, показывающая рубежное положение человека в мире, когда он, с одной стороны, видит и признаёт в качестве реально существующего лишь то, что ему «кажется», но, с другой, — на мгновения озаряясь светом истины, вдруг начинает смотреть в мир и в себя просветлённым взглядом, — эта схема эстетически реализована в нашей пьесе «Европа — Азия». Каждый из героев пьесы определённым образом позиционирует себя в том условном мире, в котором разворачивается действие, причём позиционирование героя совершается при помощи той или иной маски. Маска «Матери», маска «Свидетеля», «Невесты» и другие подобные им маски помогают скрывающимся за ним персонажам занять в игровом и, одновременно, живом пространстве пьесы только им принадлежащее место, и в этом состоит благо каждой из масок (вспомним знаменитое утверждение Декарта: «Хорошо прожил тот, кто прожил под маской»). Не так ли и мы все выбираем и несём в жизни какую?то одну, а порой и несколько масок, помогающих нам, по крайней мере, занять какую?то позицию в отношении собственного «я» и тем самым осознавать себя и своё кажущееся предназначение в мире. Что же касается героев нашей пьесы, то они всё же чувствуют, что в избранных ими масках содержится не только благо, ибо маска, задавая определённую механику телесного поведения и мысли, в конечном итоге, вписывает их в своеобразную жизненную плоскость, деформирующую интеллектуально?духовное живое и объёмное начало, которое, несмотря ни на что, присутствует в каждом. И нам важно было показать следы такой деформации, отражающиеся в облике любой маски, действующей в пьесе; неправильная речь, «изломанные» жесты, «смешные» ситуации, возникающие из?за несовпадения внешне заявленного и внутренне переживаемого планов, — всё это, возможно, и есть следы борьбы, разворачивающейся по ту сторону маски наших персонажей; в этой внутренней борьбе проявляется фундаментальное стремление человека воображать и видеть «другую» жизнь, для обоснования которой в «этой» жизни и в «этих» обстоятельствах, казалось бы, нет никаких кажущихся возможностей. Поэтому и сама пьеса видится нам своего рода палимпсестом, в который спрессованно несколько планов существования персонажей и множество возможностей понимания и интерпретации самого действия. Символом, реализующим возможность «третьего» измерения в пьесе, является образ столба «Европа — Азия». Пронизывая «плоскостное» пространство, где действуют герои пьесы, столб, устремлённый ввысь, означает не столько границу миров протяжённых по земле, сколько границу, проходящую в сознании человека и несущую в себе возможность преображения кажущегося мира в мир, который существует в истине.
Пресса
Спектакль июня: «Конек-Горбунок», Андрей Пронин, Собака.ru, 9.06.2014
В МХТ показали долгожданного «Конька-горбунка», Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 27.05.2008
Художественный общедоступный, Григорий Заславский, Независимая газета, 20.05.2008
Хотели как лучше, а получилось!, Татьяна Данилова, Утро.ru, 19.05.2008
На что намекаете?, Екатерина Васенина, Новая газета, 19.05.2008
Конек-Горбунок в стране дураков, Марина Райкина, Московский комсомолец, 19.05.2008
Ход коньком, Алла Шендерова, Коммерсант, 17.05.2008
«Конёк-горбунок» в МХТ имени Чехова, видеосюжет телеканала «ТВ-Центр», 15.05.2008
Дуракам — счастье, Елена Ямпольская, Известия, 15.05.2008
Свершилось чудо-юдо, Алла Шендерова, Weekend, 8.05.2008
Табакову не быть царем, а Безрукову — дураком, Елена Ямпольская, Известия, 28.04.2008
Мелкий Гамлет, Марина Квасницкая, Рocciя, 30.09.2004
Рассекая волны, Анна Гордеева, Время новостей, 21.09.2004
Изображая Гамлета, Марина Давыдова, Известия, 20.09.2004
Милиция нравов, Олег Зинцов, Ведомости, 20.09.2004
МХТ поставил следственный эксперимент, Роман Должанский, Коммерсантъ, 20.09.2004
Изображая трагедию, Глеб Ситковский, Газета, 19.09.2004
Академический минимум, Елена Ковальская, Афиша, 13.09.2004
Изображать жертву — это супер, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 26.08.2004
БРАТЬЯ ПРЕСНЯКОВЫ: «ЖИВОЕ — ЭТО ВСЕГДА ИНОЕ», Екатерина Васенина, Новая газета, 12.07.2004
Живое — это всегда иное, Екатерина Васенина, Новая газета, 12.07.2004
Непоследняя жертва, Виктория Никифорова, Эксперт, 28.06.2004
Терроризм, Елена Ковальская, Афиша, 25.11.2002
Нулевая заповедь, Елена Ямпольская, Новые известия, 16.11.2002
Братья-разбойники, Григорий Заславский, Независимая газета, 15.11.2002
Терроризм пришел во МХАТ, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 12.11.2002
Все это уже взорвалось. Внутри, Елена Дьякова, Новая газета, 11.11.2002
Стильное зло, Алена Карась, Российская газета, 11.11.2002
Терроризм бытовой, обыкновенный, Алена Солнцева, Время Новостей, 11.11.2002
«Терроризму» — NET, Олег Зинцов, Ведомости, 11.11.2002
Проверено. Мины есть, Марина Давыдова, Известия, 10.11.2002
Бомба во МХАТе, Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.11.2002
Нас многие считают фриками, Роман Должанский, Коммерсантъ, 6.11.2002
Террор на сцене, Павел Руднев, Независимая газета, 1.11.2002