ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Художники

Художники по костюмам

Художники по свету

Видео

Театральный фестиваль — дело живое

Элла Аграновская, Молодежь Эстонии, 18.11.2006
Безусловным событием фестиваля «Золотая Маска в Эстонии 2006» стал спектакль"Похождение, составленное по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души», который в знаменитой «Табакерке» поставил литовский режиссер Миндаугас Карбаускис. 

«Миндаугас Карбаускис поставил спектакль о „традиционных российских ценностях“. О том, как мы холим и лелеем то, что в ином обществе называется преступлением. О нашем врожденном умении обращать грех в добродетель и засыпать умиротворенным сном, не слыша и не замечая, как горит земля под нашими ногами. „Русь-тройка“ мирно пасется за воротами, и, судя по всему, мчаться ей некуда. Да и не нужно», — писали об этом спектакле «Театральные Новые известия». Пожалуй, точнее не скажешь. Можно только уточнить, что давно уже на драматической сцене режиссерская идея не воплощалась с помощью поистине фантастического единения всех мыслимых выразительных средств, когда взаимопроникающими, прорастающими друг другом становятся сценография (Сергей Бархин), световое решение (Дамир Исмагилов), музыкальное оформление (Гедрюс Пускунигис) и многоголосие актерского ансамбля, в котором с утонченным изяществом солирует Сергей Безруков.

Стоит, однако, уточнить, что на нынешнем фестивале «Золотая Маска в Эстонии», посвященном 100-летию эстонского профессионального театра, вообще не было случайных, проходных спектаклей, а следовательно, не было и зрительских разочарований. 

Театральный фестиваль «Золотая Маска в Эстонии» проводится уже второй год подряд. И хотя начинать всегда непросто, по словам координатора проекта Светланы Янчек, как выяснилось, второй раз — это гораздо сложнее.

Лошадиная эпопея и другие трагикомичные ситуации

«Театральный фестиваль — дело живое, здесь всякое может случиться, в том числе и то, что предвидеть просто невозможно, — поясняет Светлана Янчек. — Вот если бы надо было складывать узором консервные банки и это зависело только от меня и от нашей небольшой эстонской команды, тогда можно было бы заранее рассчитывать на то, что придут зрители и скажут: „О, как замечательно!“. А когда успех зависит от 200 человек, это, конечно, очень сложно».

Мы разговаривали после спектакля «Похождение», который великолепно был принят зрителями. Но вот такая, казалось бы, нетворческая деталь: «Сегодня успех зависел, конечно, от многого, но в придачу от здоровья лошади».

Зрители, которые видели этот спектакль, понимают, о чем речь: по ходу действия одна за другой отъезжают в разные стороны высоченные ободранные двери, образуя полутемную, тускловато подсвеченную перспективу убогой российской жизни. А последняя дверь открывается прямо в стойло — и мы видим трех самых настоящих лошадей, призванных символизировать ту самую, набившую оскомину еще по школьной программе «птицу-тройку». Этого программного монолога в спектакле режиссера Миндаугаса Карбаускиса нет, как нет и программного победительно-отвратительного Чичикова, он у Сергея Безрукова совершенно другой, маленький, несчастный, запуганный жизнью человечек. И Плюшкин Табакова совсем неожиданный, и остальные помещики совершенно другие, но при этом абсолютно гоголевские! А резво несущаяся Русь — три отрешенно жующие лошади…

Так вот, одна из этих лошадей, когда ее поднимали на сцену, поранила ногу, ей пришлось оказывать экстренную медицинскую помощь и срочно вызывать дублершу. «Ситуация непростая: основной лошадиный состав мог почувствовать неладное и взбунтоваться», — поясняет Светлана Янчек.

Возможно, кому-то будет интересно узнать, что лошадей в спектакль «Похождение» пригласили из манежа Тонди. Более того, летом провели пробный провод лошадей на сцену: были приведены четыре лошади, их по две поднимали на специальном подъемнике и смотрели, какая лучше себя ведет.

«Вот из этих четырех и была выбрана „птица-тройка“, — продолжает Светлана Янчек. — Причем нужно было подобрать именно ту масть, которая была указана театром. А чтобы получить разрешение от Ветеринарного департамента, мы предоставили для владельцев лошадей кассету со спектаклем. И во время спектакля за кулисами дежурили ветеринарный врач и два инструктора. Такая вот лошадиная эпопея».

И это не единственная «эпопея» нынешнего фестиваля. На границе были задержаны декорации к спектаклю «Белая гвардия». «Дело в том, что ружья в этом спектакле настоящие, хотя и не боевые. И нас обвинили в том, что это контрабандный ввоз оружия на территорию Эстонии, — рассказывает Светлана Янчек. — Дело в том, что российская сторона оформляет документы так, как она оформляет их в другие страны. Но эта документация не удовлетворила эстонскую сторону, потому что у нас, оказывается, новые правила в связи с ЕС. Вот по этой причине не могли получить весь груз, хотя уже были готовы оставить оружие на таможне, лишь бы отдали декорации. В конце концов, ружья можно было собрать по театрам. Однако благодаря влиятельным друзьям нашего фестиваля ситуация разрешилась благополучно, и зрители увидели „Белую гвардию“ в оригинале». Фестиваль — живой организм!

Спектакли для «Золотой Маски в Эстонии» отбираются в Москве. Какие при этом есть права у координаторов проекта из Эстонии? Может ли наша сторона отказаться от того, что предлагается? Может ли что-то выбрать?

«Спектакли все хорошие, это понятно, и отказываться от чего-то по художественным качествам нет причины. Но порой выбор обусловлен причинами другого порядка, — говорит Светлана Янчек. — Например, нам очень хотелось взять МХТ, потому что в этом году отмечается 100-летие эстонского театра, который тесно связан с классической русской театральной школой переживания. Во МХТ мы посмотрели много спектаклей. Но опять-таки хотелось, чтобы это был спектакль, выдержанный в традиции русского реалистического театра, поэтому остановились на „Белой гвардии“ режиссера Сергея Женовача. Хотя „Гамлет“ в постановке Бутусова, с теми же Хабенским, Пореченковым, которых увидели наши зрители в „Белой гвардии“, и Трухиным в заглавной роли тоже очень интересный, однако в концепцию этого фестиваля он все-таки не вписывался. Было у нас и желание показать спектакль по русской классике, непременно яркий, атрактивный, непременно с кумиром публики в главной роли. Естественно, остановились на „Мертвых душах“ („Похождение“ — Э. А. ) с двумя притягательными центрами — Безруковым и Табаковым. И то, что нам удалось его получить, большое везение, потому что Рига на свой фестиваль „Похождение“ не получила… И, конечно, очень хотелось привезти в Таллинн самый молодой, не похожий на другие театр, такой, каким в свое время были Таганка, „Современник“, а в новейшей истории — Мастерская Петра Фоменко. Ведь всегда очень интересно присутствовать при рождении легенды. Мне кажется, в этом смысле очень повезло тем, кто сегодня вечером увидит спектакль „Мальчики“ режиссера Сергея Женовача. Театр „Студия театрального искусства“ — это его курс, и они живут без оглядки на вкусы публики, им абсолютно чужда попса, которая привилась в современном театре. Представьте, появляется в Москве театр, который просто демонстративно не принимает к сведению то, что хочет публика, и делает то, что считает нужным. И на его спектакли не попасть. Молодой зрительный зал! Они сами приходят, их никто не принуждает — вот что интересно! Ну, а в будущем году, мы очень надеемся, будет представлен не только драматический театр, но и другие жанры. Словом, есть все основания полагать, что фестиваль „Золотая Маска в Эстонии“ будет развиваться».
Пресса
Принцесса Турандот перевоплотилась, видеосюжет телеканала НТВ, 13.06.2011
Русские обрывы, Алена Карась, Российская газета, 4.05.2010
Заглянуть на дно обрыва, Любовь Лебедина, Трибуна, 28.04.2010
Обрыв любовный и социальный, Елена Ямпольская, Известия, 27.04.2010
Питер Пэн, Лиза Биргер, Time Out, 10.05.2007
Театральный фестиваль — дело живое, Элла Аграновская, Молодежь Эстонии, 18.11.2006
Плюшкин с харизмой, Елена Губайдуллина, Планета Красота, 6.2006
Ее звали Робот, Марина Мурзина, «Аргументы и факты», 22.01.2003
На себя непохожий, Григорий Заславский, «Независимая газета», 23.12.2002
Музыка любви, Наталия Балашова, «Московская правда», 21.12.2002
Пьеса для механической женщины, Наталия Каминская, «Культура», 19.12.2002
Банка сметаны, Елена Ямпольская, «Новые известия», 18.12.2002
Хорошая жена — железная жена, Марина Шимадина, «Коммерсант», 18.12.2002