ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Художники

Художники по костюмам

Художники по свету

Видео

Новая чертовщина на Патриарших

Елена Ямпольская, Новые известия, 18.05.2000
Уильям Шекспир, как известно, дожил до 52 лет. Его ровесник, товарищ, коллега и конкурент Кристофер Марло был убит в возрасте двадцати девяти. У нас принято считать, что многообещающее драматургическое дарование пало от рук тайной полиции — небезосновательные обвинения в атеизме и богохульстве сопровождали Марло всю его недолгую творческую жизнь. Англичане, по всей видимости, не желая выносить из своей островной избы сор веков, придерживаются иной версии: гибель Марло в Дептфорде — трагическая случайность, результат пьяной потасовки. Как бы там ни было, его ранняя смерть лишила британскую и мировую литературу великого таланта, и «Трагическая история доктора Фауста», написанная за год до роковой развязки, — лучшее тому подтверждение. Эта вещь впервые появилась на российской сцене, так что можно лишь удивляться ложной скромности Театра на Малой Бронной, а равно подслеповатости столичной прессы — благодаря обоим факторам «Доктор Фауст» незаслуженно избежал пред- постпремьерной шумихи.

Становится понятно, почему Шекспир так любил и так боялся Марло, — они были похожи и шли «ноздря в ноздрю». Сумасшедшая компания гениальных людей, иначе не скажешь. Доктор Фауст Марло предвосхитил Гамлета; и далее, со всеми остановками — вплоть до Раскольникова. Вопрос о правах дрожащей твари висит здесь в воздухе с настойчивостью и неразрешимостью То be or not to be. Однако в отличие от мощной философской доминанты «Фауста» гетевского пьеса Марло — это именно пьеса, выстроенная свободно, немножко хаотично, с широтой и юмором, действительно способными на несколько ночей лишить сна даже самого Шекспира.

Парочка простодушных приятелей-выпивох. Старый слуга, который пошел ученостью в хозяина, слова в простоте не скажет, но рыдает над «мыльной оперой», представляемой бродячим менестрелем. Наконец, сам менестрель — классический по сегодняшним временам и новаторский по тем образ шута, умного, прозорливого и острого. Все вместе — странный гибрид «Двенадцатой ночи» с «Королем Лиром». Слуга (Кирилл Разлогов) теряет весь свой комизм, становясь жертвой безжалостного хозяина, а шут (Александр Терешко) постепенно вырастает в одну из главных действующих фигур — он является к Фаусту как его Черный человек. Эти метаморфозы — уже плод режиссерской фантазии, так же, как главное перерождение спектакля — Мефистофеля на Бронной играет женщина (Лариса Богословская). Легко противостоять чудищу с рогами и хвостом; значительно труднее избежать соблазнов, воплощенных в изящном, гибком, теплом женском теле. Мефистофель непривычного пола недвусмысленно демонстрирует Фаусту, где на самом деле находится «магическая книга», «читая» которую мужчина ощущает себя властелином мира… Из простой и элегантной находки выросли, однако, дополнительные проблемы. Мефистофель(ша) вроде бы должна настаивать на чувственных радостях, до которых столь падок доктор Фауст, но эротики в спектакле почему-то мало. Фаусту следует, оставив несколько в стороне вопросы веры и безверия, сконцентрироваться на мучительной развилке между темной бездной греховного секса и высоким упоением настоящей любви, но Дмитрий Цурский играет человека не слишком обаятельного и сексуально… как бы помягче выразиться… не очень убедительного. Кроме того, ближе к финалу пьеса откровенно просаживается, в ней слова начинают перевешивать действие, становится скучно и тянет ежеминутно смотреть на часы…

Зато в «Докторе Фаусте» есть стильная готическая сценография, хорошая музыка, профессиональная пластика; есть режиссерское озорство на грани хулиганства (папа римский, дряхлая развалина, которого в силу ветхости сносят с лестницы на руках — Александр Макаров) и, главное, великолепный текст Марло, который так и хочется цитировать, «Мудрость не всегда приходит под ручку с возрастом, случается, что возраст приходит один. ..». «Гораздо проще стать умным, чем перестать быть дураком». «Самая широкая улыбка — у черепа». «Нужно иметь некоторый опыт, чтобы целоваться, как начинающий. ..». Что же касается сделанного Фаустом подробного описания человеческой кончины, возникает подозрение, что и в XVI столетии существовали люди, благополучно остававшиеся доживать после клинической смерти. Сам Марло слишком рано направил свой путь в страну, откуда никто не возвращался, но Человек, Которого Боялся Шекспир, стоит того, чтобы мы о нем не забывали.
Пресса
«Бунтари» Александра Молочникова, Ирина Алпатова, Театральная афиша, 12.03.2016
Одинокий голос контрабаса, Алена Карась, Российская газета, 5.03.2014
Температура нормальная, Ирина Алпатова, Новые известия, 28.01.2013
Художественный общедоступный, Григорий Заславский, Независимая газета, 20.05.2008
Хотели как лучше, а получилось!, Татьяна Данилова, Утро.ru, 19.05.2008
«Конёк-горбунок» в МХТ имени Чехова, видеосюжет телеканала «ТВ-Центр», 15.05.2008
Зачем так много думать, Александр Соколянский, Время новостей, 17.11.2004
Три сестры, Майа Одина, Афиша, 21.09.2004
Без верхушек, Григорий Заславский, Независимая газета, 20.09.2004
Условие Клеопатры, Елена Левинская, Театр, № 4, 10.2002
Поговорим о странностях любви к театру, Екатерина Васенина, Новая газета, 30.09.2002
Под сенью бабушек в цвету, Екатерина Васенина, Новая газета, 22.04.2002
Что такое «Война и мир»?, Елена Губайдуллина, 03.2001
Невыразимая легкость эпопеи, Наталия Каминская, Культура, 22.02.2001
Не до конца, Григорий Заславский, Независимая газета, 21.02.2001
Шерше ля Мефистофель-фам, Марина Давыдова, Время новостей, 7.08.2000
Это штука посильнее…, Ирина Родионова, Сегодня, 7.08.2000
Новая чертовщина на Патриарших, Елена Ямпольская, Новые известия, 18.05.2000