ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Художники

Художники по костюмам

Художники по свету

Видео

Соткано с любовью

Ирина Корнеева, Время МН, 20.02.2001
Весь философский размах романа Толстого в «Мастерской Петра Фоменко» ограничен несколькими картинами из первого тома «Войны и мира», инсценированными как законченные и самодостаточные. Представить весь роман было бы просто физически невозможно — и в результате драматургической селекции остались судьбы трех семей: Ростовых, Болконских и Безуховых.
Война в спектакле дана лишь фоном — главной темой для разговора в салоне Анны Шерер и поводом для сокрушений Лизы Болконской, полагающей, что эта ужасная война забирает у нее мужа. Зато про любовь в романе у Петра Фоменко сказано все. И так досконально исследовано три типа любви: материнской (княгини Друбецкой), девичьей (Наташи Ростовой и Сони), жениной (Лизы Болконской), что, кажется, человечеству мало что нового осталось сказать по этому поводу. Плюс — в характерах заложено столько любви режиссерской, что об этом спектакле можно говорить как о сотканном из любви и сыгранном с любовью. Художественная влюбленность Толстого во многие образы передалась от писателя Фоменко, от Фоменко — актерам, от актеров — зрителям, что на сегодняшний день — большая редкость.
«Фоменки» в спектакле играют по нескольку ролей, и «Война и мир» для них — еще одна прекрасная возможность продемонстрировать свою талантливость. Полина Агуреева — и светская надменная красавица Элен, и непосредственная Наташа Ростова. Органична и там, и там. Ксения Кутепова — Елизавета Болконская, так методично выговаривающая Болконскому “Andre-e!”, что становится понятно, почему он бежит от красавицы жены на войну; она же — и скромница Соня, и кокетливая мечтательница Жюли Карагина. Галина Тюнина — экспансивная хозяйка салона Анна Шерер, графинюшка-мать и воплощение самой покорности — княжна Марья Болконская. Для Карэна Бадалова играть сразу несколько персонажей в одном спектакле стало привычным. В «Войне и мире» он — и изящный виконт де Мортемар, которым потчуют гостей в салоне Шерер, и доктор, дежурящий у постели умирающего отца Безухова, и князь Николай Болконский — старик вне всяких сомнений. Живописен — невероятно. Рустэм Юскаев — и интриган князь Василий Курагин, и полная ему противоположность — добрый и искренний граф Илья Ростов. Время им на перевоплощение — всего антракт, результат — актеров как подменяют. Типажно соответствуют Андрею Болконскому и Пьеру Безухову Илья Любимов и Андрей Казаков. Фоменко, сидя в зрительном зале на каждом прогоне, переживает за актеров, как тренер за свою команду на ответственном чемпионате.
В буквалистском следовании тексту режиссера не упрекнешь. Он то избавляет нас от присутствия третьестепенных персонажей и реплики одних героев передает другим, то смешивает последовательность событий. Что у Толстого занимает одну строку, у Фоменко может стать сюжетом на десять минут. Эта едва ли не первая удачная театральная постановка «Войны и мира» далека от классической театральной формы. Тем не менее кажется, что весь роман уместился в уютный емкий четырехчасовой спектакль, передающий изумительную ясность и простоту Толстого. Фоменко, как никто другой в современном театре, умеет выразить их так, что действительно на душе становится светло. Будто вы и впрямь приглашены на обед к Ростовым и это вам так весело…
От Толстого-проповедника в спектакле осталась малая толика. Монологу Пьера Безухова «Какая сила движет народами» в прологе внимаешь как чему-то обязательно-протокольному, но не столь существенному, как все последующее — сыгранное, пропетое и даже станцованное. Любовь к быту Толстого у Фоменко выразилась в многофункциональной декорации Владимира Максимова — карта военных действий играет роль и ширмы, и занавеса, и собственно карты, да в нескольких тарелках на столе, да в разных натуралистических звуках… Но Толстой-художник явно остался не в обиде. Школьного сочинения по Толстому после «Войны и мира» Петра Фоменко не напишешь: Елизавета Болконская так и остается в спектакле в интересном положении, а Наташа Ростова — в тринадцатилетнем возрасте. Но удовольствие от спектакля, сыгранного на одном дыхании — легком, столь узнаваемо «фоменковском», получаешь колоссальное.
Пресса
Самое важное, Елена Ковальская, Афиша, 1.12.2006
По волосам не плачут, Марина Гаевская, Культура, 30.11.2006
Певица и толмач, Галина Облезова, Новое время, 26.11.2006
Право на въезд, Итоги, 20.11.2006
Жизненно важное, Алена Данилова, Взгляд, 20.11.2006
Потерянный рай, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 15.11.2006
Кто знает про самое важное?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 15.11.2006
Любовь в войлочных тапках, Ольга Егошина, Новые известия, 14.11.2006
Воздушный Шоу, Сергей Конаев, Экран и Сцена, 07.2005
Жестокие игры, Итоги, 21.06.2005
Безопасная война полов, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 20.06.2005
Ноющий ковчег, Екатерина Васенина, Новая газета, 20.06.2005
Сложная конструкция, Григорий Заславский, Независимая газета, 17.06.2005
Двор, где подкашиваются ноги, Роман Должанский, Коммерсантъ, 16.06.2005
Слишком красиво, Александр Соколянский, Время новостей, 15.06.2005
Пробками закидали, Глеб Ситковский, Газета, 15.06.2005
Чаепитие на вулкане, Ольга Егошина, Новые известия, 15.06.2005
Без верхушек, Григорий Заславский, Независимая газета, 20.09.2004
Три сестры и один сумасшедший, Елена Ямпольская, Русский курьер, 17.09.2004
Условие Клеопатры, Елена Левинская, Театр, № 4, 10.2002
Диалектика, Зоя Шульман, Ведомости, 27.06.2002
Сестры по разуму, Наталия Каминская, Культура, 11.04.2002
Война и мир в мастерской, Марина Гаевская, Российские вести, 23.05.2001
Начало романа. Сцены…, Вера Максимова, Век, 16.03.2001
Что такое «Война и мир»?, Елена Губайдуллина, 03.2001
Парадоксы Толстого, Надежда Ефремова, Экран и сцена, № 11 (581), 03.2001
Невыразимая легкость эпопеи, Наталия Каминская, Культура, 22.02.2001
Не до конца, Григорий Заславский, Независимая газета, 21.02.2001
Соткано с любовью, Ирина Корнеева, Время МН, 20.02.2001
Биография камня, реки, человека, Марина Тимашева, Первое сентября, 23.09.2000
Сельская сага Петра Фоменко, Любовь Лебедина, Труд, 13.07.2000
Qui pro quo, Екатерина Васенина, Новая газета, 20.01.2000
Один абсолютно театральный вечер, Алексей Чанцев, Театр, 2000