ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Художники

Художники по костюмам

Художники по свету

Видео

Пробками закидали

Глеб Ситковский, Газета, 15.06.2005
В свою бытность педагогом на курсе Петра Наумовича Фоменко режиссер Евгений Каменькович поставил студенческий спектакль, с которого, собственно, и началась звонкая слава «фоменок», — «Двенадцатую ночь» Шекспира. Состоявшаяся спустя годы работа Каменьковича в Мастерской Петра Фоменко тоже имеет непосредственное отношение к английскому драматургу на букву «Ш»: театр отважно взялся за пьесу Бернарда Шоу «Дом, где разбиваются сердца».

Без отваги к этому «Дому» и не подступиться: хотя Шоу написал отменную (живую, смешную, умную) пьесу, ее сценическая история почти не знает удач. Главная беда актеров и режиссеров состояла, как правило, в том, что они, словно в песке, вязли в длинных многословных диалогах, не в силах сыскать того суперцемента, который намертво скрепил бы все эти слова, слова, слова. Один из печальных примеров последнего времени — зевотный спектакль Темура Чхеидзе в Большом драматическом театре.

По-видимому, чтобы удачно воплотить пьесу Шоу на сцене, следует добиться самой малости — хорошо сыграть заглавную роль. Собственно, имеется в виду роль того самого Дома, где случилась упомянутая неприятность с сердцами. Если сказать еще проще, пьеса Бернарда Шоу — «атмосферная»: ничего не происходит, но что-то неуловимое долго висит в воздухе, чтоб наконец разразиться грозой в финале. А по части «атмосферы» нет в Москве больших спецов, чем «фоменки», — кто ж этого не знает, спросите у кого хотите.

Режиссер Каменькович свою слабость к «атмосферным» пьесам тоже доказал. Несколько лет назад он, например, поставил во МХАТе «Ю» Оли Мухиной — пьесу про дом, где сердца куролесили как малахольные, а в воздухе непрожеванной котлетой висело любовное томление по прозвищу Ю. Сравнивать девичьи вздохи Оли Мухиной с точными рапирными уколами умного англичанина — прием, прямо скажем, некорректный, но факт состоит в том, что нужную атмосферу на сцене Каменькович передать способен, а новый спектакль «фоменок» лучше старого «Ю» как раз по той причине, что Шоу в энное количество раз круче Оли Мухиной.

Зримым воплощением духа Дома Капитана Шотовера стала устрашающая резная фигура с носа корабля, присобаченная к одной из несущих колонн. Художник Владимир Максимов давно поднаторел в борьбе с тесным и абсурдным пространством фоменковского подвала — голь на выдумки хитра. Чтоб актерам было где разогнаться, художником сооружена двухпалубная деревянная конструкция, а чтоб было где тормознуться, режиссером добавлена лишняя толика абсурда: весь пол густо усеян пробками от бутылок рома, которыми то и дело пуляет с верхнего этажа Капитан Шотовер (Карэн Бадалов), и все обитатели дома комично и мужественно ковыляют по этому «ковру».

В финале, когда наконец грянет гром Первой мировой, вся эта шаткая посудина, удерживаемая канатами, как и следовало ожидать, развалится, а за сценой в этот момент грянут финальную музыку из фильма Феллини «И корабль плывет» (то бишь хор из оперы Верди «Набукко»). Мотив «и поделом», слегка намеченный в пьесе Шоу, в этом спектакле попросту невозможен — всех обитателей потонувшего ковчега ужасно жалко, включая пронырливого дельца Менгена (Максим Литовченко).

Забавных чудаковатых деталей и черточек придумана тьма — ровно столько, чтоб проникнуться симпатией ко всем этим людям. Да и бывало ли когда, чтоб «фоменки» захотели влюбить в себя публику и не сумели? Скромное обаяние Карэна Бадалова, Полины Кутеповой (Ариадна), Наталии Курдюбовой (Гесиона), Ильи Любимова (Гектор) делают свое дело. Нельзя сказать, что их усилия совершенно спасают от скуки, но в Доме, где хозяева — милые люди, порой и поскучать приятно.
Пресса
Самое важное, Елена Ковальская, Афиша, 1.12.2006
По волосам не плачут, Марина Гаевская, Культура, 30.11.2006
Певица и толмач, Галина Облезова, Новое время, 26.11.2006
Право на въезд, Итоги, 20.11.2006
Жизненно важное, Алена Данилова, Взгляд, 20.11.2006
Потерянный рай, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 15.11.2006
Кто знает про самое важное?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 15.11.2006
Любовь в войлочных тапках, Ольга Егошина, Новые известия, 14.11.2006
Воздушный Шоу, Сергей Конаев, Экран и Сцена, 07.2005
Жестокие игры, Итоги, 21.06.2005
Безопасная война полов, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 20.06.2005
Ноющий ковчег, Екатерина Васенина, Новая газета, 20.06.2005
Сложная конструкция, Григорий Заславский, Независимая газета, 17.06.2005
Двор, где подкашиваются ноги, Роман Должанский, Коммерсантъ, 16.06.2005
Слишком красиво, Александр Соколянский, Время новостей, 15.06.2005
Пробками закидали, Глеб Ситковский, Газета, 15.06.2005
Чаепитие на вулкане, Ольга Егошина, Новые известия, 15.06.2005
Без верхушек, Григорий Заславский, Независимая газета, 20.09.2004
Три сестры и один сумасшедший, Елена Ямпольская, Русский курьер, 17.09.2004
Условие Клеопатры, Елена Левинская, Театр, № 4, 10.2002
Диалектика, Зоя Шульман, Ведомости, 27.06.2002
Сестры по разуму, Наталия Каминская, Культура, 11.04.2002
Война и мир в мастерской, Марина Гаевская, Российские вести, 23.05.2001
Начало романа. Сцены…, Вера Максимова, Век, 16.03.2001
Что такое «Война и мир»?, Елена Губайдуллина, 03.2001
Парадоксы Толстого, Надежда Ефремова, Экран и сцена, № 11 (581), 03.2001
Невыразимая легкость эпопеи, Наталия Каминская, Культура, 22.02.2001
Не до конца, Григорий Заславский, Независимая газета, 21.02.2001
Соткано с любовью, Ирина Корнеева, Время МН, 20.02.2001
Биография камня, реки, человека, Марина Тимашева, Первое сентября, 23.09.2000
Сельская сага Петра Фоменко, Любовь Лебедина, Труд, 13.07.2000
Qui pro quo, Екатерина Васенина, Новая газета, 20.01.2000
Один абсолютно театральный вечер, Алексей Чанцев, Театр, 2000