ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

«Сорок первый»: Opus Posth

Алла Шендерова, Ваш досуг, 21.02.2008
Режиссер Виктор Рыжаков, постановщик знаменитых спектаклей по текстам Ивана Вырыпаева, выпускает на малой сцене МХТ им. Чехова спектакль «Сорок первый». О том, как революционерка-снайперша по имени Марютка выходила раненого красавца-белогвардейца, полюбила его и попыталась обратить в свою веру? Словом, после текстов Вырыпаева Рыжаков выбрал такой же резкий, жесткий, ни на что не похожий текст, но написанный не сегодня, а в 1924-м. Накануне премьеры «ВД» побеседовал с режиссером.

В 50-е годы, после выхода одноименного фильма Павла Чухрая, все советские девушки взяли на вооружение присказку Марютки: «рыбья холера»… Почему вы решили вернуть повесть Лавренева, канувшую, как казалось, вместе с советским строем?

Меня очень притягивает этот текст. Фильм я, честно говоря, не видел, а с повестью у меня давнишние отношения, еще со студенческих лет.

Кто делал инсценировку?

Я сам. Мне не дано, как Ивану Вырыпаеву, создать абсолютно новый, оригинальный текст, но адаптировать текст для своих «сценических исследований» — рискую. В спектакле заняты мои бывшие студенты — Павел Ворожцов, Максим Матвеев и ученица Табакова, выпускница рижской группы Школы-Студии — Яна Сексте. Поставить и сыграть «Сорок первый» в пространстве Художественного театра — это не простой шаг. И для них, и для меня.

В повести дело происходит во время гражданской войны, в 1919 году. Вы не задавались целью воссоздать колорит, эстетику того времени?

Для меня все, что происходит на сцене — это то, что происходит «здесь и сейчас». Я не задавался целью воссоздать эпоху того времени или, наоборот, хотел перенести действие в наши дни. Я пытался ответить на вопрос, что происходит со всеми нами. Полное название нашего будущего спектакля «Сорок первый. Opus Posth». У композитора Владимира Мартынова есть замечательное исследование процессов в современной музыке: «Зона Opus Posth, или рождение новой реальности» (дословно “opus posth“, „opus posthumus” — «посмертное сочинение» — прим. «ВД»), где он предсказывает рождение нового пространства в музыке, да и во всем искусстве. Вникая в его рассуждения, понимаешь, что многое в сегодняшнем в театре уже невозможно. Театр, в котором игрались драмы Островского, и все, глядя на это, сопереживали и обливались слезами, — умер. Вот мне интересно, что это за время такое: любовь есть, Островский есть, а такого театра, где это можно было бы сыграть — нет. Значит, его надо разглядеть, собрать, придумать?

У повести Лавренева есть своя ценность?

Безусловно, но она не в языке — он несовершенен, а в вопросах, одолевавших совсем еще молодого писателя. У него, кстати, парадоксальная судьба. Он страдал, пытался отречься от своего дворянского происхождения, потом раскаивался? А потом вдруг все в его жизни выпрямилось, все вопросы как-то разрешились. После «Сорок первого» он написал еще только один приличный рассказ — и все! При этом прожил длинную жизнь, оставив после себя письмо, в котором благодарил за все хорошее в своей судьбе коммунистическую партию. Хотелось бы понять, что же приключилось с этим человеком. В трагической любви героев повести Лавренев явно свел воедино все свои противоречия. В итоге, его выбор мне известен. Но мне сейчас важнее, что сделают, оказавшись перед таким выбором, сегодняшние люди — я, вы…
Пресса
Бытие № 2, Павел Руднев, Взгляд, 12.03.2008
Классовая любовь, Елена Дьякова, Известия, 11.03.2008
Еще раз про любовь. Иронично, Анастасия Плешакова, Комсомольская правда, 11.03.2008
Мужчина и женщина. Opus posth, Наталия Каминская, Культура, 6.03.2008
Кожаное время, Алла Шендерова, Коммерсант, 6.03.2008
Контрольный выстрел, Мария Седых, Итоги, 3.03.2008
Синеглазенький и малиноволицый, Светлана Полякова, Газета.RU, 29.02.2008
Возвращение легенды, Радио Культура, 28.02.2008
«Сорок первый», Известия, 22.02.2008
«Сорок первый»: Opus Posth, Алла Шендерова, Ваш досуг, 21.02.2008