ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Скромное обаяние Достоевского

Мария Львова, Вечерний клуб, 27.06.2002
Недавно открывшаяся Новая сцена МХАТ имени Чехова была с самого начала предназначена худруком Олегом Табаковым для экспериментов. Камерных, негромких, но непременно многообещающих. Новую сцену можно было бы легко переименовать в Школьную: она открылась дебютом на мхатовской сцене литовца Миндаугаса Карбаускиса — «сочинение на темы Гоголя»; следующий спектакль — самостоятельная молодежная работа по прозе Астафьева; а теперь снова «сочинение» — на этот раз по роману Достоевского.

С именем режиссера Елены Невежиной, четыре года назад выпустившей свою первую работу на профессиональной сцене, в сегодняшнем московском репертуаре связаны только самые кассовые, звездные и успешные спектакли, удовлетворяющие и желаниям публики, и взыскательному вкусу придирчивой критики. «Жак и его господин» с Владимиром Стекловым и Константином Райкиным, «Загадочные вариации» с Игорем Костолевским и Михаилом Филипповым, «Сто йен за услугу» с Евдокией Германовой и Михаилом Хомяковым, «Контрабас» с тем же Райкиным: зритель может не вспомнить имени постановщика, но то, как замечательно и ярко играли актеры, он уж точно не забыл. А это — редкое умение и огромное достоинство режиссера.

Внятно и бесспорно входя в профессию, молодая ученица Петра Фоменко (главного на сегодня «садовника» театральной поросли — актерской и режиссерской) сразу зарекомендовала себя как оригинал, любящий нехоженные тропы: Том Стоппард, Милан Кундера, Айрис Мердок, Патрик Зюскинд — высококлассная и необычная западная драматургия. 

Последняя же работа Елены Невежиной — возвращение к студийности, к ученичеству, но на высоком уровне мастерства. Хрестоматийное произведение, отсутствие бенефисных ролей, неторопливое, тщательное вчитывание в текст Достоевского, предельный лаконизм в выборе сценических эффектов, какая-то общая атмосфера повышенного внимания к человеческой природе.

Жанр определен как «сочинение по роману», поэтому пересказа содержания не требуется. Вот нам и не показывают ни убийства старухи-процентщицы, ни смерти чиновника Мармеладова, ни Катерины Ивановны, ни Свидригайлова. Круг персонажей сведен к минимуму, «сочинение» посвящено исследованию душевных метаний Родиона Раскольникова, его «игривенькой психологической идейки», как выразился Порфирий Петрович. К началу действия спектакля преступление уже совершено, и Раскольников безуспешно пытается определиться, приписать себя какой-то из крайностей: «Наполеон» или «тварь дрожащая» — вечное, непотопляемое противопоставление. 

Актер Евгений Цыганов, также ученик Петра Фоменко, играет Раскольникова современным нервным мальчишкой. Психологическая и эмоциональная подвижность актера невероятна. Его Родион то улыбчиво — до ямочек на щеках — обаятелен, то трезв и жесток. Молодость брызжет из него, как сок из яблока, которое он в приступе горячности раздавливает одной рукой — походя, не заметив. Интеллектуальное напряжение сменяется внезапной усталостью от жизни. На патетический вопрос Сони «На страдания ты готов идти?», отвечает покорно, почти брезгливо — иду, мол, иду? Антагониста, идейного противника у этого Раскольникова нет: подковырки шута и оборотня Порфирия (Андрей Ильин) и истерические всплески Сони (Елена Панова) служат даже не катализатором, а лишь фоном его мыслительных процессов.

Театр по Достоевскому — это всегда трудный театр, многословный, насыщенный мыслью и страстью. Четкое самоограничение в выборе темы «сочинения» и умение работать с актерами позволило режиссеру создать крепкий, умный и понятный спектакль, богатый живым чувством и искренностью.
Пресса
Раскольников наказал сам себя, Елена Волкова, Газета.Ru, 27.09.2002
После преступления, Ольга Галахова, Литературная газета, 11.09.2002
Убийства не было…, Николай Александров, Газета, 1.07.2002
Наказание без преступления, Ирина Корнеева, Время МН, 27.06.2002
Диалектика, Зоя Шульман, Ведомости, 27.06.2002
Образ Раскольникова, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 27.06.2002
О наказании, Григорий Заславский, Независимая газета, 27.06.2002
Скромное обаяние Достоевского, Мария Львова, Вечерний клуб, 27.06.2002
Из «Преступления и наказания» извлекли урок, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 27.06.2002
…И нет старушки, Алексей Филиппов, Известия, 26.06.2002
Холодный ум и негорячее сердце, Марина Давыдова, Время новостей, 26.06.2002