ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Раскольников наказал сам себя

Елена Волкова, Газета.Ru, 27.09.2002
Этот спектакль сыграли еще летом, но негласно. Официальную премьеру назначили на сентябрь, а вся летняя серия предназначалась не столько для широкой публики, сколько по старой театральной традиции для пап, мам и друзей. Одновременно с демонстрацией свеженького спектакля близким людям МХАТ имени Чехова проводил сопутствующую операцию — апробировал новую сценическую площадку. Новая сцена МХАТа (теперь у театра вместе с основной сцен стало три) именуется маленькой, и действительно она крохотна, как жилище Дюймовочки. Олег Табаков планирует использовать эту сценическую клетушку для камерных и экспериментальных постановок. Один эксперимент на ней уже проводили — М. Карбаускис ставил «Старосветских помещиков». «Преступление и наказание» — уже второй спектакль в новом мхатовском мини-пространстве.

Для инсценировок романов Достоевского маленькая сцена даже не требует дополнительного декорирования. Для «Преступления и наказания» в постановке выпускницы «Мастерской Петра Фоменко» Елены Невежиной художник Владимир Максимов только лишь обозначил в глубине сцены пролеты петербургских набережных, стену между ними сделал школьной доской с начерченными лихорадочным почерком формулами, в центр поставил пару табуреток. Персонажей на это крохотное пространство тоже выходит немного — сам Родион Раскольников, его сестра и маменька, друг Разумихин, Соня Мармеладова, следователь Порфирий Петрович и два балагура-маляра, которые в день убийства старухи-процентщицы красили квартиру в нижнем этаже. Отсутствие остальных героев объясняется просто: Невежина ставила не роман, а, как свидетельствует программка, свое сочинение на тему «Преступления и наказания» Федора Достоевского.

Тему Елена Невежина выбрала самую широкую — образ Раскольникова. Внешне ее Родион Романыч (Евгений Цыганов) вполне традиционен: одет в бесформенный балахон, волосы спутаны, взгляд дик, невнятная улыбка блуждает по лицу, тело дрожит от очевидной горячки. Такие дрожащие от содеянного Раскольниковы по театральным подмосткам бродили в больших количествах. Однако внешний облик этого персонажа меньше всего интересовал режиссера. Елена Невежина сконцентрировала свое внимание исключительно на идее, которую декларирует самый знаменитый юноша русской литературы.

Как следует из романа, Раскольников разработал собственную оригинальную теорию о разделении людей на две категории — тех, кто «тварь дрожащая», и других, «которые право имеют». Трактовка Невежиной сводится к тому, что Раскольников, едва убив старушку (а спектакль начинается с того момента, когда старушка уже мертва, деньги припрятаны, горячка прогрессирует), начинает осознавать, что по своей собственной теории он получается никаким не Наполеоном, а самой настоящей дрожащей тварью. Его преступление, констатирует Невежина, в том, что он эту теорию сочинил, а наказание — что, испытав на себе, добился результата, прямо противоположному тому, которого ожидал. Вот почему его и колотит, и мутит, и в жар бросает. Отнюдь не раскаяние испытывает этот Раскольников, а осознание себя и своей сущности. Евгений Цыганов, приглашенный на роль Раскольникова из театра «Мастерская Петра Фоменко», играет это неожиданное для традиционного толкования образа Раскольникова состояние очень убедительно. К сожалению, игра его партнеров — артистов МХАТа — не столь эффектна. Однако для жанра «сочинение» одного яркого персонажа вполне достаточно.
Пресса
Раскольников наказал сам себя, Елена Волкова, Газета.Ru, 27.09.2002
После преступления, Ольга Галахова, Литературная газета, 11.09.2002
Убийства не было…, Николай Александров, Газета, 1.07.2002
Наказание без преступления, Ирина Корнеева, Время МН, 27.06.2002
Диалектика, Зоя Шульман, Ведомости, 27.06.2002
Образ Раскольникова, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 27.06.2002
О наказании, Григорий Заславский, Независимая газета, 27.06.2002
Скромное обаяние Достоевского, Мария Львова, Вечерний клуб, 27.06.2002
Из «Преступления и наказания» извлекли урок, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 27.06.2002
…И нет старушки, Алексей Филиппов, Известия, 26.06.2002
Холодный ум и негорячее сердце, Марина Давыдова, Время новостей, 26.06.2002