ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Провинциальный анекдот

Нина Агишева, Московские новости, 21.05.2002
Утиная охота" — лучшая пьеса Александра Вампилова, знак судьбы целого поколения, чей расцвет пришелся на пик застоя, и ставить ее сегодня очень трудно. Ну как интернетовским мальчикам и девочкам понять тех, кто не сидел, не голодал, даже получал малогабаритные отдельные квартиры, а жизнь свою тратил исключительно на пьянку и нескончаемую череду скоропалительных романов? Что это они так страдали, от чего мучились? Почему Зилова играли лучшие из лучших — Олег Ефремов и Олег Даль, а в кино такого же «лишнего» человека семидесятых сыграл Олег Янковский, чья мучительно-виноватая улыбка из «Полетов во сне и наяву» стала лицом целой эпохи? Во МХАТе имени Чехова попытались ответить на этот вопрос, привлекая, как водится здесь при Олеге Табакове, не просто лучшие силы, но силы, имеющие рыночную цену.

Режиссер-постановщик — Александр Марин, чьи веселые «Девушки битлов» вернули во МХАТ зрителя. В главных ролях — телезвезды, «агенты национальной безопасности» Константин Хабенский и Михаил Пореченков (представляю, как раздражает этих ведущих актеров Театра имени Ленсовета, играющих серьезные роли в серьезных спектаклях, постоянное упоминание их «ментовских» заслуг, но они знали, на что шли). И вот на малой сцене Художественного вертится круг, на котором и только что полученная Зиловым однокомнатная квартирка, и ЦБТИ, где трудятся герои, и увековеченное Вампиловым кафе «Незабудка», и даже лодка на озере, единственная мечта «утиного охотника». Удачная работа художника Валентины Комоловой точно передает и скученность жизни у всех на виду, и невозможность уединения, и трагически неостановимый ход времени. Роли распределены тоже тщательно: нервный Хабенский играет, конечно, Зилова, невозмутимый Пореченков — официанта Диму, любимец публики «толстяк» Александр Семчев — Саяпина, а Марина Зудина, обычно играющая femmes fatales, в этот раз, выступила в необычной для себя роли «синего чулка» — ее Галина, пожалуй, единственная целиком из того времени и по праву становится лирическим центром постановки.

Раскручивается до боли знакомая всем театралам со стажем и совершенно незнакомая молодым зрителям история Зилова, который пил, обманывал жену Галину, любовницу Веру и совсем юную и невинную Ирину, попробовал покончить с собой, но остался жив. Как говорил автор: «Нет, я Зилова не убью. Пусть живет. Это еще страшнее». И так все энергично, в высшей степени профессионально и под хохот впервые слышащей пьесу публики катится к финалу, пока вдруг не понимаешь, что в этом спектакле категорически нет того, что Вампилов называл «страшнее». Ничего здесь страшного нет: запутался мужик с бабами, с работой перебрал лишнего, вот теперь истерикует. Хорошо, друг его Дима надежный такой, положительный, вовремя ружье у него из рук вырвал и как ни в чем не бывало предложил на охоту поехать. Проспится и поедет — с кем не бывает. И удовлетворенный зритель, перед которым со всей «убойной силой» мхатовского мастерства разыграли всего лишь «провинциальный анекдот», идет домой.

Кстати говоря, Марин вампиловские «Провинциальные анекдоты» в «Табакерке» ставил. И хотя за границей он ставит еще и Шекспира, Чехова, Мрожека и даже основал в Канаде театр «Вторая реальность», в Москве у него все работы дают почему-то крен в сторону развлекательности. В этом, конечно, нет ничего плохого, особенно когда речь идет о комедии «Сублимация любви» или о «Девушках битлов», но за «Утиную охоту» почему-то обидно. Некорректно сравнивать профессиональный и любительский спектакли, но не могу не вспомнить лучшую «Утиную охоту» из тех, что довелось видеть, ее привозил в Москву львовский театр «Гаудеамус» Бориса Озерова, а Зилова там играл львовский инженер Борис Либет. Играл самого себя, и, когда он держал в руках свой похоронный венок, было действительно страшно. Потому что тотальная ложь хоть и лучше, чем тотальный террор, но тоже плоха. Человек и там погибает, и тут задыхается. Об этом писал Вампилов, и именно это с полуслова понимали его зрители, почему его замечательные пьесы и лежали годами на полке. Другой вопрос — нужно ли про это сегодня ставить. Марин и его талантливые актеры посчитали, что нет, не нужно.

Хорошо ли играют Константин Хабенский и Михаил Пореченков? Они очень стараются и играют ничуть не хуже самих себя на экране и мхатовских актеров. Во время поклонов к ним ручейком текут девушки с цветами: телевидение — страшная сила. На Вампилове сегодня во МХАТе аншлаг — такого он себе и представить не мог. Как, наверное, и того, что его Зилов перестанет быть трагическим героем и станет вызывать просто улыбку.
Пресса
Осеннее обострение, Татьяна Демидова, Ваш досуг, 20.09.2002
Во МХАТе подавили убойную силу, Марина Райкина, Московский комсомолец, 28.05.2002
Трагический балаган, Марина Мурзина, АиФ Москва, 23.05.2002
Утиные истории, Ирина Алпатова, Культура, 23.05.2002
Вампиловский сезон, Екатерина Васенина, ПОЛИТ. РУ, 23.05.2002
Осенний марафон, Елена Ямпольская, Новые известия, 22.05.2002
Все враздробь, Дина Годер, Еженедельный журнал, 21.05.2002
Провинциальный анекдот, Нина Агишева, Московские новости, 21.05.2002
Коллекция Табакова, Мария Львова, Вечерний клуб, 16.05.2002
Альбом семейных фотографий, Елена Губайдуллина, Известия, 14.05.2002
Утка и свисток, Марина Давыдова, Время новостей, 14.05.2002
«Менты» вышли на «Утиную охоту», Марина Шимадина, Коммерсантъ, 13.05.2002