ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Во МХАТе подавили убойную силу

Марина Райкина, Московский комсомолец, 28.05.2002
На главную роль, которую много лет назад играл Олег Даль, приглашен петербуржец Константин Хабенский — в массовом представлении носитель «убойной силы» и секс-символ. Однако неожиданное назначение на роль дало свои результаты. На «Утиной охоте» пластика Хабенского потеряла мощь и стать, мышца не играла и вовсе провисла. Таким растерянным, с согнутой спиной, пытающимся подняться с колен и оседлать коня, чтобы наконец отправиться на охоту, предстал варяг из Питера в роли Зилова.

Кстати, конь присутствует на сцене как балкон новенькой квартирки героя и как символ. И эта сценографическая деталь без обиняков вносит ясность для тех, кто задается вопросом: а про что играют спектакль из далеких советских времен с не всеми уже узнаваемыми советскими реалиями? Как-то: квартира в «хрущобе» как предел мечтаний, водка за 1 руб. 20 коп., НИИ, туфли на платформе, сапоги-чулки у девушек и вывоз их на охоту вместо заграничного курорта.

Сборная из МХАТа и «Табакерки» скорее развлекается временным антуражем, играя человеческую трагедию, с успехом претендующую быть названной комедией. До трагической развязки действительно много смешного происходит в жизни товарища Зилова и его друзей. Одна сцена новоселья в квартире Зиловых чего стоит, но комедийный эффект достигнут в основном за счет актерской игры — Александры Скачковой, Екатерины Семеновой и особенно Александра Семчева. Последний на протяжении всего спектакля, может быть, лучше других держит психологический рисунок роли минимальными средствами — мимикой, паузами, полугонами в переходах от одного настроения к другому.

Вообще актерский ансамбль работает замечательно, но его энергетика захлебывается и плывет, как пленка в магнитофоне с подсевшими батареями. Для такого режиссера, как Александр Марин, потеря ощущения формы кажется удивительной — его спектакли всегда отличала лаконичность и стильность. Здесь же сценическое действие периодически, особенно в первом акте, «украшают» неоправданные пластически-рапидные этюды артистов, явно затягивающие спектакль.

Дебют Хабенского на мхатовской сцене можно считать состоявшимся хотя бы потому, что ему удалось сломать стереотипный образ и дать представление о себе не только как об «убойной силе». То же самое можно сказать и о другом супермене с берегов Невы — Михаиле Пороченкове, выступившем в роли официанта — серого кардинала судьбы Зилова. Правда, в отличие от своего коллеги бицепсы Пореченков не потерял.
Пресса
Осеннее обострение, Татьяна Демидова, Ваш досуг, 20.09.2002
Во МХАТе подавили убойную силу, Марина Райкина, Московский комсомолец, 28.05.2002
Трагический балаган, Марина Мурзина, АиФ Москва, 23.05.2002
Утиные истории, Ирина Алпатова, Культура, 23.05.2002
Вампиловский сезон, Екатерина Васенина, ПОЛИТ. РУ, 23.05.2002
Осенний марафон, Елена Ямпольская, Новые известия, 22.05.2002
Все враздробь, Дина Годер, Еженедельный журнал, 21.05.2002
Провинциальный анекдот, Нина Агишева, Московские новости, 21.05.2002
Коллекция Табакова, Мария Львова, Вечерний клуб, 16.05.2002
Альбом семейных фотографий, Елена Губайдуллина, Известия, 14.05.2002
Утка и свисток, Марина Давыдова, Время новостей, 14.05.2002
«Менты» вышли на «Утиную охоту», Марина Шимадина, Коммерсантъ, 13.05.2002