ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Актеры новой породы

Елена Ковальская, Афиша, 11.05.2011
Французский режиссер Давид Бобе не ставит пьес. Он делает эффектный синте?тический театр, для которого вместе с писателем Ронаном Шено создает драма?тургическую основу, а плотью она обрастает уже на сцене во время репетиций с актерами, — они называют это «живой драматургией». На западе многие так ра?ботают, и «Фей», которых они поставили со студентами Кирилла Серебренникова, легко представить себе там. У нас, естественно, спектакль выглядит белой вороной. Белой и в буквальном смысле: на сцене — кафельная белая стена, белый пол, белая сантехника. Вместо сюжета — серия ситуаций. Базовая — такая: человек заперся в ванной, чтобы побыть наедине с самим собой, но мир догоняет его. В голове роятся мысли, а тут еще и эротическое наваждение (девушки в неглиже — это и есть феи). Вслед за феями в ванную проникают люди, и следует набор конкретных ситуаций — вроде той, где два мальчика тянутся друг к другу и ищут слова. Режиссер синтезирует монологи и диалоги с видео, физическим театром, вокалом, танцем; одновременно в тексте в химическую реакцию вступают интимное и глобальное: двадцатилетние пытаются сформулировать себя и как отдельных людей («Привет, дерьмо»), и как поколение («Мы не потерянная молодежь. Мы просто родились, когда все уже произошло»). Каркасом тексту служат слоганы французского, кажется, производства («У меня есть преимущество перед Богом — я существую»), но лирика звучит от лица студентов. Поначалу шарахаешься, услышав, как русский мальчик говорит, словно депутат Европарламента: «Несмотря на технический прогресс, мы все более беззащитны перед испытаниями, которые несет нам Земля». Но потом проходит: студенты так верят в глобальный мир, общество потребления, а главным образом в интеграцию русских в европейский театр, что их вера многое оправдывает. Они вообще выглядят актерами новой породы. Очевидно, их не гип?нотизировали, как других, фразой «Театр — это храм», поэтому они свободней многих. Они пластически безупречны и здорово смотрятся, когда высекают каскады брызг в зеленом контровом свете. Имеет значение и то, что от них с первого дня требовали говорить своим голосом. Они — соавторы «Фей». Но и «Героя нашего времени» они играют своими словами, и в «Отморозков» принесли много личного. Их голос еще только складывается, но, когда его получается расслышать, он вызывает доверие. Финал, где они просят: «Любите меня, это может мне помочь», — тот и вовсе обезоруживает.
Пресса
Актеры новой породы, Елена Ковальская, Афиша, 11.05.2011