ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Патовая ситуация

Ольга Фукс, Ваш досуг, 4.02.2002
Священный огонь" выглядит как антология жанров: психологическая салонная драма сменяется классическим детективом, а завершается нравственной дилеммой — стоит ли жизнь того, чтобы продолжать ее во что бы то ни стало?

При Табакове в репертуаре двух подведомственных ему театров появилось немало названий с пометкой «Впервые». Табаков помнит, что незнакомый сюжет — одна из основных пружин зрительского интереса. Пьеса английского классика Сомерсета Моэма — из таких названий. Морис Тербет (Сергей Безруков) — военный летчик, инвалид Первой мировой, навечно прикованный к инвалидному креслу, — измучен мыслью о том, что его брак с любимой женой стал вдруг абсолютно противоестественным.

Первая часть «Священного огня» — повседневная жизнь в патовой ситуации. Жена Стелла (Екатерина Семенова) разрывается между чувством долга, состраданием к обреченному Морису и стихийной страстью к брату мужа (Егор Бероев). Мать (Ольга Барнет) понимает невестку, как женщина женщину, но с беспощадной ясностью осознает, что сыну помочь не в состоянии. Сердце сиделки-монахини (Евгения Добровольская) разрывает платоническая любовь к покалеченному герою и самая что ни на есть земная женская ревность по отношению к сопернице-жене, которой так хочется любить. Доктор Харвестер (Андрей Ильин) устал от необходимости прикрывать профессиональное бессилие профессиональным лицемерием. Летчик умирает. Любящая сиделка догадывается, что смерть его насильственна, и вся вторая часть пьесы превращается в детективную историю с дознаниями, мучительными откровениями и безжалостными обвинениями.

Собственно, об убийце можно догадаться сразу — по статичной позе матери, по ее звенящему молчанию. Так молчат героини античных трагедий. Именно мать, которая любит сына больше других, решает отнять у него жизнь. Так овеществляется метафора «священного огня», пламени материнской любви, в которой сгорает ее сын — жертва обстоятельств. Приглашенная на постановку Светлана Врагова, посвятившая себя театру «Модернъ» и одноименному стилю, добавила в спектакль несколько избыточных завитушек в стиле арт-нуво.
Пресса
Как важно быть серьезным, Нина Суслович, Литературная газета, 20.02.2002
Врачующая рука убийцы, Мария Львова, Вечерний клуб, 7.02.2002
Патовая ситуация, Ольга Фукс, Ваш досуг, 4.02.2002
Модерн в Камергерском, Елена Ковальская, Ведомости, 4.02.2002
Сердечная недостаточность, Ирина Алпатова, Культура, 31.01.2002
Не чисто английское убийство, Станислав Рассадин, Версты, 26.01.2002
Повесть о настоящем человеке, Алексей Филиппов, Известия, 23.01.2002
Кто убил несчастного инвалида?, Артур Соломонов, Газета, 21.01.2002
На радость всем буржуям, Марина Давыдова, Время Новостей, 21.01.2002
Во МХАТе зажгли, Роман Должанский, Коммерсантъ, 19.01.2002
Детектив в стиле «модерн», Ольга Романцова, Время МН, 19.01.2002
Умирающий лебедь, Антон Красовский, Независимая газета, 19.01.2002
Андрей Ильин: У нас очень спортивная профессия, Римма Авшалумова, Ваш досуг, 7.01.2002
Сомерсет Моэм: театр и жизнь, Виталий Вульф, 5.01.2002