ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Призрак бродит по МХАТу. Призрак символизма

Елена Ямпольская, Новые известия, 12.01.2000
Скандинавия пригодна нашему человеку в?первую очередь для?отдыха. Именно там, в?вялом белом сне, можно остановить бешено работающие российские мозги, словно часы с?механическим заводом, и?впасть в?блаженное растительное состояние, столь благотворное для?всех жизнеобеспечивающих систем перетрудившегося организма. Что касается домашнего употребления, в?России, безусловно, актуальны северные автомобили и?обувь: и?то?и?другое производится с?расчетом на?зимнюю дорогу. Но, Боже мой, какая скука, какая гнетущая тоска?? знаменитая скандинавская драматургия!.. Какие изумительно занудные и?замечательно назойливые господа все?эти?стриндберги и?ибсены, как?мастерски разводят полную беспросветность на?пустом месте? И?как?хорошо, черт побери, они, видимо, жили, если могли себе позволить рефлектировать по?столь пустячным поводам?

В?начале ХХ?века образованная прослойка русского народа с?ума?сходила по?вышеупомянутым авторам и?их?ближайшим сподвижникам. На?рубеже ХХI?с?ума?сходить не?хочется, а?хочется ехидно цедить сквозь зубы: ?Нам?бы?ваши проблемы?. Коротко говоря, скандинавская драматургия?? это?набор иллюстраций к?фрейдистскому учению, но?только созданных не?доктором, а?очевидными пациентами. Как местная печень плохо справляется с?алкоголем, и?оттого здесь огромное количество даунов, так, по?всей вероятности, нервная система норвежцев, датчан и?разных прочих шведов не?приспособлена к?пересиливанию обычных бытовых ситуаций, с?которыми на?протяжении жизненного пути неоднократно сталкивается всякий нормальный человек, где?бы?он?ни?проживал.

?Семейная драма? (жанр ибсеновских ?Привидений?, и?не?только?их)?? это?просто семейная драма. Не?меньше, но?и?не?больше. Изнанка человеческого бытия?? это?всего лишь его?изнанка. Не?надо усложнять жизнь, она?и?без?того достаточно непроста. Подобные ?бунтарские? мысли неустанно бродят в?голове три?с?лишним часа, пока тянутся мхатовские ?Привидения?. МХАТ любит символы. В??Привидениях? он?загружает ими?зрителей по?полной программе. Кажется, что?подтекста здесь больше, чем?собственно текста.

Двадцатишестилетний свободный художник возвращается домой после долгого отсутствия?? сначала принудительного, а?потом добровольного. Возвращается не?просто так, а?по?поводу: его?мать, добропорядочная вдова, готовится открыть сиротский приют имени усопшего мужа и?отца. Их?сосед, не?менее добропорядочный пастор, сочиняет проникновенную речь памяти покойного. Однако очень скоро на?поверхность всплывает нелицеприятная правда: оказывается, камергер Альвинг до?конца своих дней был?закоренелым алкашом и?развратником, путался с?горничной и?даже смастерил ей?дочку. Именно поэтому мать была вынуждена удалить из?дома законного ребенка. Дальше?? больше: недостроенный приют в?одночасье сгорает синим пламенем, пастора шантажирует простой столяр, а?Освальд Альвинг выказывает дурную наследственность, опять-таки приударяя за?служанкой, которая на?самом деле приходится ему?по?отцу родной сестрой? Это еще?не?все. Пастор, как?выясняется, когда-то состоял с?фру?Альвинг в?более чем?близком духовном контакте, и?некоторое время зал?даже пребывает в?серьезных сомнениях по?поводу подлинного происхождения Альвинга-младшего. И?только регулярное повизгивание за?сценой сводной сестрички быстро рассеивает возникшие подозрения. Пастор, конечно, не?святой, но?прислугу руками не?трогает. У?Ибсена именно подобные пристрастия исполняют функцию современной генной экспертизы.

Сказать, что?на?сцене чеховского МХАТа вершится драма,?? мало. Трагедия, настоящая, масштабная, почти греческая трагедия, смотрит в?зал?глазами Анастасии Вознесенской, Андрея Мягкова и?Андрея Панина. Последний, правда, выглядит значительно старше заявленных в?пьесе двадцати шести лет. Кроме того, из?неясных соображений он?усиленно имитирует скандинавский акцент, хотя Освальд?? норвежец не?в?первом поколении. Герой Панина, прибывший из?Парижа, мог?бы?на?худой конец слегка грассировать, а?косить под?Урмаса Отта в?данном случае абсолютно бессмысленно.

Мягков играет хорошо (когда он?делал это?плохо?), но?зачем-то франтит в?светских лакированных туфлях. Совершенно отмороженный пастор Мандерс получает удар за?ударом и?может лишь с?ужасом наблюдать, как?рушится его?десятилетиями выстраивавшийся благопристойный мир. Он?исполнял свой формальный долг и?ни?разу не?заглянул за?оборотную сторону жизни?? понятно, что?за?столь долгий срок там?скопилось немало грязи и?дряни. Теперь у?Мандерса облом за?обломом, разочарование за?разочарованием, шок?за?шоком.

Фру?Альвинг, ради которой, похоже, спектакль и?затевался, изо?всех сил?нагнетает глубокий психологизм, но?большого впечатления, честно говоря, не?производит; барышня, она?же?горничная, вообще довольно невнятная; ее?приемный папа-столяр?? Евгений Киндинов?? весьма правдоподобно изображает состояние вечного похмельного синдрома; огромное количество разновозрастных ?приютских? детей утомительно мельтешится по?сцене; солнце всходит и?заходит, молнии полыхают (художник по?свету ?Д.?Исмагилов); окна и?двери в?декорациях прекрасного художника Мессерера выходят непонятно куда, и?не?более понятен лично для?меня репертуарный выбор, сделанный на?сей раз МХАТом.

Да, разумеется, мысль ?Не сотвори себе кумира??? сильная мысль; и?спор о?том, что?важнее?? идеалы или?истина, каких-то десять лет?назад мог бы?серьезно всколыхнуть публику (что?вековому театру одно десятилетие?); и?формула: ложь порождает призраков, а?они?потом преследуют живых людей?? справедлива; а?восклицание: ?И?такому человеку вы?открываете памятник?!??? может быть отнесено к?множеству рукотворных монументов, но,?слава Богу, со?времен Ибсена цивилизованное общество успело взломать скорлупу большинства условностей, без?которых пьесы этого автора обессмысливаются. Ставить сегодня скандинавских символистов ? все?равно что?рассказывать людям, живущим на?сквозняке, о?вреде спертого воздуха. Что?же?касается главной морали ?Привидений?,?? ответственности сына за?отца,?? то?здесь еще?Иосиф Виссарионович надвое сказал?
Пресса
Привидения в Камергерском переулке, Дина Абрамова, Вечерняя Москва, 14.04.2002
Призрак бродит по МХАТу. Призрак символизма, Елена Ямпольская, Новые известия, 12.01.2000
Юность — это возмездие, Нина Агишева, Московские новости, 30.11.1999
Музейный Ибсен, Павел Руднев, Независимая газета, 24.11.1999