ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Одной звезды я повторяю имя

Юрий Фридштейн, Литературная газета, 19.09.2001
Как известно, в пьесе М. Булгакова «Кабала святош» у Мадлены Бержар две большие сцены. В спектакле МХАТ имени А. П. Чехова (режиссер Адольф Шапиро) Мадлену Бежар играет Ольга Яковлева.

Первая сцена — прощание с Театром. Вторая — прощание с Жизнью. Войдя в эту пьесу в этой роли, Яковлева принесла с собой тему, о которой раньше как-то не приходилось задумываться: доминирующим становился обычно мотив противостояния власти и художника. Яковлева, играя свою Мадлену, неожиданно, но предельно убедительно, сделала явным совсем другое: мысль о том, как, в сущности, жестко и разрушительно воздействует Театр на Жизнь, и когда кончается одно, то вместе с ним неизбежно, неотвратимо обрывается и другое.

Первая картинка спектакля немая: застывшие в театральных позах на фоне подсвеченных занавесей актеры. Яковлева узнаваема сразу, даже в темноте, даже издалека: немыслимый изыск и излом ее абсолютно естественной фигуры. Спутать невозможно. Дальше — мельтешение, мелькание, она — в толпе других актеров, носится, почти летает… Но вот Мольер сообщает Мадлене о своем решении: он женится. Ее первая фраза: «На ком?» В голосе — ужас, однако она еще надеется. Недолго. Поняла — противиться бесполезно. Тем не менее: «Пойдем домой, ты зажжешь свечи, я приду к тебе… Ты почитаешь мне третий акт «Тартюфа» А? По-моему, это вещь гениальная…» Здесь у Булгакова ремарка: «заискивающе». Яковлева играет совсем иначе: восхитительно мудрую женщину, единственно способную по-настоящему оценить то, что есть Мольер. Вечная тема Яковлевой: необыкновенная женщина рядом с мужчиной, который обыкновенен. Даже — если Наполеон. Даже — если Мольер. С мужчиной, который «не стоит ее тайны». С мужчиной, про которого она все знает, но любит, оттого жалеет, оттого прощает. Все наперед предвидит, однако наступает миг, когда власть ее над ним кончается… Вспомнилась фраза ее Жозефины: «Мой знаменитый ум», с такой невероятной горечью ею произносимая, — в другом сюжете, но какая разница… Яковлева отличается от актерского племени еще и тем, что всегда знает, что она играет.

Мольер женится на Арманде. Она поняла. Сникла: сразу, откуда-то, словно старушечьи жесты, беспомощные, безнадежные. Но в словах «Мольер, мне тебя жаль» — и напутствие, и прощание, может быть, и проклятие тоже.

Медленно начинает складывать свои вещи. Опасная придумка, так легко впасть в мелодраматизм… Но Яковлева снимает со стены распятие, кладет его в баульчик — то ли театральный, то ли страннический, туда же зеркало (сперва в него поглядевшись), перчатки, какой-то портрет… Мольер скажет: «Прощай». Она не услышит. Потом выйдет на авансцену, долгая пауза. Яковлева смотрит в зал. Просто стоит и смотрит. Больше ничего. И это самая пронзительная и самая главная сцена всего, более чем трехчасового, спектакля. Потом медленно, через всю сцену, пустую, огромную, она уйдет. Из глубины обернется, взглянет в последний раз. Так, в последний момент обернувшись, уходила когда-то ее Селимена. Нет, не «повтор» это, не «цитата», совсем другое — великий ее дар: ощущать и играть Судьбу.

Вторая сцена — с архиепископом. Вновь долгий, грандиозный проход через всю сцену. Ее Мадлена почти безумна. Да это уже и не Мадлена — тень Мадлены напоминает о ней. Воплощенная скорбь, сгусток, средоточие страдания. Снова опасный жест: заламывание рук. И снова — ни грана ложного пафоса, ни тени театральности. А когда архиепископ отпускает Мадлене грехи: «Теперь могу лететь?» И — уползает. Лететь не получается. Ее полеты кончились тогда, когда «покинула сцену»…

В этом спектакле участвует много замечательных актеров. Не называю их имен. Очень надеюсь, что каждый из них еще даст повод, и не один, посвятить ему много восторженных слов. А пока: «Среди миров, в мерцании светил /Одной Звезды я повторяю имя»… На сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова Ольга Яковлева играет в спектакле «Кабала святош» Мадлену Бежар. Увидеть это надо всем и каждому: редко случается на нашем театре такое!
Пресса
Могу лететь? - Лети!, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.10.2001
Возвращение в кабалу, Ольга Егошина, Вёрсты, 22.09.2001
Одной звезды я повторяю имя, Юрий Фридштейн, Литературная газета, 19.09.2001
Мольер упал… У нас несчастье…, Наталья Казьмина, Труд, 15.09.2001
Мольеру не хватило места, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 14.09.2001
Обман зрения на премьере, Даль Орлов, Век, 14.09.2001
Влюбленный Мольер, Ольга Романцова, Вести.Ru, 14.09.2001
Я — комедиант. Ничтожная роль?, Наталия Каминская, Культура, 13.09.2001
По третьему кругу, Екатерина Васенина, Независимая газета, 13.09.2001
Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…, Валентина Львова, Комсомольская правда, 11.09.2001
Лучше — только любовь, Ирина Корнеева, Время МН, 11.09.2001
Мольер по завещанию, Роман Должанский, Коммерсант, 11.09.2001
Некоролевские игры, Марина Давыдова, Время Новостей, 11.09.2001
Кабала во МХАТе, Ольга Галахова, Русский журнал, 11.09.2001
Кабала рынка, Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.09.2001
Красота с двумя антрактами, Алексей Филиппов, Известия, 10.09.2001
Реставрация, Олег Зинцов, Известия, 2.09.2001
Адольф Шапиро: «Я только теперь понял, как тяжело Табакову», Марина Давыдова, Время новостей, 20.08.2001