ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

В компании с толстяком

, 26.10.2001
Мольер в исполнении Олега Табакова не очень напоминает несчастного больного комедианта, каким его вывел в своей пьесе Михаил Булгаков. Уверенность и благополучие не спрячешь под актерским колпаком.

«Кабала святош» — знаковая для МХАТа премьера. Именно с нее еще в прошлом сезоне должен был начаться отсчет нового театрального времени — эпохи правления Олега Табакова. Но, как это всегда случается с Булгаковым и его сочинениями, все что-то не ладилось. Менялись и болели исполнители, подводили технические службы, выпуск откладывался. Зато новый сезон открылся торжественной премьерой. Не какой-нибудь пустяшной бродвейской комедией или претенциозным экспериментом второй свежести — солидным, пышно обставленным, основательным классическим спектаклем. С художественным руководителем в главной роли. Олег Табаков играет Мольера.

Мольер умер, едва отыграв главную роль в четвертом по счету представлении своей последней пьесы «Мнимый больной», где вволю наиздевался над медиками в частности и медициной вообще. Запершись у себя в комнате, он писал эту веселую и едкую комедию почти сразу после того, как его жена Арманда родила ему сына, но ребенок не прожил и месяца. Ему стало плохо прямо на сцене, и — если верить Булгакову, написавшему о нем не только пьесу, но и роман, — ни один из врачей не захотел прийти на помощь больному. Столь убийственной была сила его искусства.

Настрадавшийся Булгаков знал, что делал, описывая злосчастную судьбу грешника и комедианта, загнанного в ловушку талантом, больного неизлечимой болезнью — театром. Семь картин его мизантропической пьесы напоминают семь кругов ада; жизнь, смерть и искусство, трагедия и фарс сплетаются тут в такой страшный клубок, что не разорвать, даже если очень постараться.

Во МХАТе постарались. Олег Табаков под звонкие аплодисменты зала выбегает на поклоны со шпагой в руках, напористо рассекая ею воздух и победительно улыбаясь. От всякого рода мизантропии он бежит, неудачников брезгливо сторонится, а о себе любит говорить так: «Я сытый, толстый, довольный. Можете написать — самодовольный». То есть и так умею, и это могу. Никто и не спорит. Вот только трудно представить роль более далекую от Табакова, чем роль несчастного булгаковского Мольера, она не в его средствах. Наверняка Табаков может победить любые обстоятельства, но с природой справиться не в силах. Уверенность и благополучие не спрячешь под актерский колпак, они так и лезут изо всех щелей, диктуя манеру и отбирая краски.

Новый мхатовский спектакль преподносится под рубрикой — завещание мастера. Всюду, где только можно, уже рассказано, что идея о Табакове-Мольере пришла в голову Олегу Ефремову. Дело в том, что «Кабала святош» в постановке Адольфа Шапиро шла во МХАТе в конце 80-х, и Ефремов играл там главную роль. В последние годы он тяжело болел, играть не мог и предлагал Табакову ввестись на роль Мольера. Табаков колебался и думал. И вот — придумал.

Режиссер Адольф Шапиро согласился сделать второй вариант спектакля с новыми актерами и в новом оформлении. Оформление бросается в глаза сразу. Художник Юрий Хариков, от которого всегда ждут каких-то постмодернистских экстравагантностей, постарался и сделал академически строгий спектакль. Сцена убрана пышно и красиво: свечи, изысканно-богатые ткани, световые переходы, кабинки, в которых гримируются актеры и заседает черная Кабала, двигаются легко и беззвучно. Из первой редакции пьесы Шапиро вытащил на свет божий эффектный подзаголовок: пьеса из музыки и света. Слова многозначительные. Блестящее оформление Харикова и музыка Эдуарда Артемьева превратили больную, истекающую потом и кровью пьесу Булгакова в плавно текущую торжественную симфонию, где от актеров уже мало что зависит.

В спектакле занято много хороших актеров. Андрей Ильин, перешедший во МХАТ из Театра им. Моссовета, играет Людовика, Андрей Смоляков из «Табакерки» — одноглазого маркиза д’Орсиньи по кличке Помолись, Борис Плотников из Театра Российской Армии — архиепископа Шаррона, знакомый всем телезрителям симпатичный «толстяк» Александр Семчев — нелепого Бутона. Роль Мадлены исполняет Ольга Яковлева, легендарная актриса Анатолия Эфроса. Каждый играет сам по себе и как может. То, что Яковлева демонстрирует подлинно трагический надрыв и мощный темперамент, положения не спасает. И даже, напротив, рвет изящно и старательно нарисованную акварель. Актеры, что когда-то потрясали сердца и вызывали стоны восторга, сегодня выглядят музейными редкостями. Мир научился обходиться без них. Реклама, клипы, сериалы — вот что диктует моду и формирует зрительское восприятие.

А спектаклю (заметим, любому) нужна объединяющая идея. В новой «Кабале святош» ее нет. Режиссера больше не волнует коварство короля (время, когда взаимоотношения художника с властью возбуждали зал, ушло), его не интересует судьба «Тартюфа», ненавидимого Кабалой, — похоже, он решил показать судьбу человека, женившегося (пусть по ошибке) на собственной дочери, за что и платит. Вот только сказать, что Мольер получил по заслугам, — значит, ничего не сказать.
Пресса
Могу лететь? - Лети!, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.10.2001
Возвращение в кабалу, Ольга Егошина, Вёрсты, 22.09.2001
Одной звезды я повторяю имя, Юрий Фридштейн, Литературная газета, 19.09.2001
Мольер упал… У нас несчастье…, Наталья Казьмина, Труд, 15.09.2001
Мольеру не хватило места, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 14.09.2001
Обман зрения на премьере, Даль Орлов, Век, 14.09.2001
Влюбленный Мольер, Ольга Романцова, Вести.Ru, 14.09.2001
Я — комедиант. Ничтожная роль?, Наталия Каминская, Культура, 13.09.2001
По третьему кругу, Екатерина Васенина, Независимая газета, 13.09.2001
Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…, Валентина Львова, Комсомольская правда, 11.09.2001
Лучше — только любовь, Ирина Корнеева, Время МН, 11.09.2001
Мольер по завещанию, Роман Должанский, Коммерсант, 11.09.2001
Некоролевские игры, Марина Давыдова, Время Новостей, 11.09.2001
Кабала во МХАТе, Ольга Галахова, Русский журнал, 11.09.2001
Кабала рынка, Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.09.2001
Красота с двумя антрактами, Алексей Филиппов, Известия, 10.09.2001
Реставрация, Олег Зинцов, Известия, 2.09.2001
Адольф Шапиро: «Я только теперь понял, как тяжело Табакову», Марина Давыдова, Время новостей, 20.08.2001