ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…

Валентина Львова, Комсомольская правда, 11.09.2001
Когда-то Олег Табаков играл в «Кабале святош» Бутона — тушильщика свечей. Мольером был Ефремов, Людовиком Четырнадцатым — Смоктуновский. Потом Ефремов очень хотел возобновить спектакль, и именно с Табаковым в главной роли. Теперь Олег Павлович костюм Мольера все же рискнул надеть. Но это — новый костюм, и совершенно новая трактовка пьесы, сделанная опять же Адольфом Шапиро, тринадцать лет назад ставившего «Кабалу»…

Табаков-Мольер — зрелище упоительное. Он по-детски вспыльчив, по-детски же и отходчив. Он способен удивляться, влюбляться, восхищаться. Но он еще и избалован — лаской короля, обожанием женщин, аплодисментами публики. Когда же судьба выбивает у него из-под ног пьедестал, Мольер Табакова стареет у нас на глазах, будто бы превращаясь в знак вопроса: «За что?»

Вот, собственно, «за что?» — из спектакля Адольфа Шапиро не слишком ясно. Исторически-то ответ понятен — ну да, «Тартюф». И поэтому — месть церковников, ухватившихся за скандал в семействе (по слухам, жена Мольера могла быть его дочерью, о чем он не догадывался). Король от драматурга отворачивается, супруга исчезает в неизвестном направлении, а старая любовь (мать супруги) умирает. Но «Тартюф» у Шапиро даже не кажется делом жизни Мольера. То есть, конечно, мы слышим текст о том, что именно из-за Тартюфа Мольер унижался, что ради этого лизал шпоры, однако и процесс «лизания шпор» не получился в новой «Кабале святош»! Мольер Табакова не столько льстит королю (во имя своих пьес), сколько радуется тому, как выделен высочайшей властью из круга коллег или сонма прихлебателей. И радуется вполне искренне, наслаждаясь поеданием курицы вместе с Людовиком: каждому автору приятно, когда правитель вдруг признает его талант. Посему немилость короля для Мольера равнозначна предательству поклонника. Это и оказывается гораздо большей трагедией для творца, чем собственно «Кабала святош»: Мольер ведь не играл с властью. Его отношения с нею были гораздо более романтическими.

Святоши же оставались всего лишь подсобным материалов, тем сором, из которого можно комедию вырастить. Их кабалу мхатовский Мольер, похоже, и не замечал. И на сцене страшные заседания церковников-гонителей мысли кажутся не более зловещими, чем репортажи из Госдумы — это лишь политика, ничего личного. Точно так же лишь политикой объясняется и строгость к Мольеру Людовика (шикарная актерская работа Андрея Ильина, только что перешедшего во МХАТ). Только зря Мольер будет говорить о тирании: не было ее на сцене. Просто Судьба отвернулась вдруг от своего Баловня.

Кстати, именно о судьбе были последние слова пьесы Булгакова. В спектакле они почему-то не звучат.
Пресса
Могу лететь? - Лети!, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.10.2001
Возвращение в кабалу, Ольга Егошина, Вёрсты, 22.09.2001
Одной звезды я повторяю имя, Юрий Фридштейн, Литературная газета, 19.09.2001
Мольер упал… У нас несчастье…, Наталья Казьмина, Труд, 15.09.2001
Мольеру не хватило места, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 14.09.2001
Обман зрения на премьере, Даль Орлов, Век, 14.09.2001
Влюбленный Мольер, Ольга Романцова, Вести.Ru, 14.09.2001
Я — комедиант. Ничтожная роль?, Наталия Каминская, Культура, 13.09.2001
По третьему кругу, Екатерина Васенина, Независимая газета, 13.09.2001
Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…, Валентина Львова, Комсомольская правда, 11.09.2001
Лучше — только любовь, Ирина Корнеева, Время МН, 11.09.2001
Мольер по завещанию, Роман Должанский, Коммерсант, 11.09.2001
Некоролевские игры, Марина Давыдова, Время Новостей, 11.09.2001
Кабала во МХАТе, Ольга Галахова, Русский журнал, 11.09.2001
Кабала рынка, Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.09.2001
Красота с двумя антрактами, Алексей Филиппов, Известия, 10.09.2001
Реставрация, Олег Зинцов, Известия, 2.09.2001
Адольф Шапиро: «Я только теперь понял, как тяжело Табакову», Марина Давыдова, Время новостей, 20.08.2001