ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Право выбора

Григорий Заславский, Русский Журнал, 25.04.2002
Во МХАТе имени Чехова играют премьеру спектакля по пьесе Милорада Павича «Вечность и еще один день». Режиссер — Владимир Петров, до последнего времени был главным в знаменитом — не в последнюю очередь благодаря ему — театре, в Омской академической драме.

Вчера, например, публика имела возможность видеть жестокую мужскую версию, сегодня, если такова будет воля публики, сыграют женский, мелодраматический вариант. Да, интерактивные технологии дошли наконец и до театра. Правда, путь этот преодолен не без ущерба, поскольку пьеса Павича предлагает девять вариантов прочтения, в свободном парении фрагменты могут меняться местами так и эдак. В театре вариантов всего только два, две версии, отличные друг от друга финальными сценами. Павичу хотелось, чтобы публика сама получила возможность влиять на сюжет, и эта возможность теперь появилась.

Худрук Художественного Олег Табаков придумал выдавать зрителям при входе пластиковые карточки: в антракте в фойе проходит голосование и по его итогам принимается решение — играть ли женскую или мужскую историю. Но и тут есть некоторые оговорки: чтобы актеры не позабыли, как выглядит другая история, раз в месяц будут гарантированно играть один и другой вариант. Вдруг обнаружится часть публики, которая захочет посмотреть, как выглядит иная версия. Для таких «гарантированные» спектакли и сыграют. По времени мужская версия идет без антракта два часа, женская — час пятьдесят пять. И тоже — в одном действии. 

В женской — облегченной — версии пьесы к тому же появляется еще один выход у Виктора Гвоздицкого. И этот — почти бенефисный его выход в роли ортодоксального иудея, продавца музыкальных инструментов — не увидят те, кто выберет мужской вариант.

«Вечность и еще один день» Павича имеет подзаголовок «меню для театрального ужина». Интеллектуал и знаток, Павич внедряет исторические и культурные подробности так же ненавязчиво, как наш отечественный интеллектуал-беллетрист Акунин. Пьеса Павича скачет по временам и нравам: первое действие — закуска, «Яичница по-хазарски», проходит в восьмом веке нашей эры, основное блюдо разворачивается в Константинополе 1688 года, десерт, тот самый, который по выбору, — в Рождество начала ХХ века. На декорациях и игре актеров это особенно никак не отражается: черные панели двигаются своим чередом, открывая то небольшой прямоугольник на возвышении, то всю огромную затянутую в черное сцену. Красота здесь — в слаженном движении театральных механизмов, в расшитых костюмах все того же Валерия Левенталя. В игре света (художник по свету Дамир Исмагилов).

Скучно не будет. Будет красиво. Будет ли интересно — другой вопрос. «Вечность и еще один день» — очередной один опыт по выходу из круга «идей Художественного театра», еще один шаг в сторону от «опостылевшего» психологического реализма. Но шаг, как вы, наверное, уже поняли, осторожный: дабы те, кого не увлекут хореографические опыты Дарьи Мороз и Егора Бероева, которые играют в этом спектакле влюбленных, не были расстроены, выстроена вся красота декорации, костюмов и света. История любви земной девушки Калины, которую как раз и играет Дарья Мороз, и Петкутина, рожденного «искусственным» путем, как говорит герой Гвоздицкого, путем генной инженерии, — эта история, на мой взгляд, остается чем-то необязательным, во всяком случае, не главным. Надежды, которые так настойчиво возлагают на этих молодых актеров, пока, мне кажется, не находят оправдания. Сыграть красиво они еще могут, всерьез — пока нет.

Парадоксально, и тем не менее: в спектакле Владимира Петрова самые живые минуты связаны с выходами Виктора Гвоздицкого. Актер изощренной техники, мастер формы, которого за это самое мастерство не раз называли формалистом (и продолжателем и последователем формальной школы — в добром смысле и даже в худом), в этом спектакле смотрится полномочным представителем, если угодно — послом живого театра. Где человек — не пятое колесо в телеге, а наоборот, несущая деталь.
Пресса
Пальцем ноги?, Лев Аннинский, Версты, 8.10.2002
Альтернатива вечности, Александр Смольяков, Век, 24.05.2002
Балканский синдром, Павел Руднев, Ваш досуг, 13.05.2002
Затерянные в постмодерне, Мария Львова, Вечерний клуб, 8.05.2002
Вечность и еще один день, Майа Одина, Афиша, 4.05.2002
Интерактивный комплексный обед, Александр Соколянский, Ведомости, 27.04.2002
Мхатовская каракатица, Артур Соломонов, Газета, 26.04.2002
Право выбора, Григорий Заславский, Русский Журнал, 25.04.2002
Интерактивные песни западных славян, Наталия Каминская, Культура, 25.04.2002
Вечность мужская и женская, Ирина Корнеева, Время МН, 24.04.2002
Милорад Павич: Во время бомбежек НАТО я чистил яблоки, Зинаида Лобанова, Комсомольская Правда, 24.04.2002
Во МХАТе зрители голосуют за «розовый» или «голубой» спектакль, Ярослав Щедров, Комсомольская Правда, 24.04.2002
Вечность: между мужским и женским концом, Марина Райкина, Московский комсомолец, 23.04.2002
МХАТ изнасиловал женскую версию, Елена Волкова, Газета.ru, 23.04.2002
Выбирай или проиграешь, Елена Ямпольская, Новые известия, 23.04.2002
Мой первый Павич, Дарья Коробова, Независимая газета, 23.04.2002
Миссия невыполнима, Марина Давыдова, Время новостей, 23.04.2002
«Вечность» слегка затянулась, Роман Должанский, Коммерсантъ, 23.04.2002
Мальчики направо, девочки налево, Алексей Филиппов, Известия, 23.04.2002
Меню для театрального ужина, Александра Лаврова, Ваш досуг, 1.04.2002