ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Вечность и еще один день

Майа Одина, Афиша, 4.05.2002
Чеховский МХАТ предлагает публике две версии «Вечности» — мужскую и женскую. Какую именно сыграют нынешним вечером, должны решить зрители, опустив в соответствующую урну карточку для голосования. Таким образом, публика получает право самостоятельно выбирать течение сюжета, а постановка приобретает статус интерактивной. Выбор, однако, не чета тем, которые предлагают сами тексты Милорада Павича — интерактивные романы-конструкторы в форме словаря, кроссворда или ящика для письменных принадлежностей.

Фрагменты самого знаменитого и удачного павичевского сочинения — «Хазарского словаря» — предстали на мхатовской сцене в виде самой обычной романтической истории любви. Страдания вылепленного из глины юноши Петкутина (Егор Бероев) и бойкой красавицы Калины (Дарья Мороз) разыграны в иллюстративно-повествовательной манере, с попытками применения психологического реализма, менее всего идущего авторскому стилю Павича. Обещанное вмешательство зрителей в ход событий, а также весь литературный смак письма модного писателя заканчиваются не доходя до зрительного зала, после того как в урны брошены листки для голосования и от корки до корки прочитана программка. Она, например, обещает не просто пьесу, а аппетитное меню для театрального ужина из шести блюд, среди которых «Рыба, приправленная солью с оленьего рога», «Яичница по-хазарски» и прочие «Засахаренные фиалки». В инсценированном виде это гастрономическое великолепие гораздо преснее.

Режиссер Владимир Петров сервировал вкусные образы в традиционных театральных формах — страстных монологах у рампы, восседаниях на античных развалинах, дефиле в национальных одеждах и народных песнях и плясках. Да так основательно, что два часа театрального ужина кажутся поистине вечностью. Тем не менее, если уж предлагают выбор, то голосуйте за женскую версию. Во-первых, она длится на пять минут меньше. А во-вторых, в ней три раза в небольших эпизодах появляется артист Виктор Гвоздицкий. Он играет мудреца Мокадаса аль Сафера, отца Элеазара и продавца, торгующего тем самым «и еще одним днем». И его выходы — это самые аппетитные моменты спектакля.
Пресса
Пальцем ноги?, Лев Аннинский, Версты, 8.10.2002
Альтернатива вечности, Александр Смольяков, Век, 24.05.2002
Балканский синдром, Павел Руднев, Ваш досуг, 13.05.2002
Затерянные в постмодерне, Мария Львова, Вечерний клуб, 8.05.2002
Вечность и еще один день, Майа Одина, Афиша, 4.05.2002
Интерактивный комплексный обед, Александр Соколянский, Ведомости, 27.04.2002
Мхатовская каракатица, Артур Соломонов, Газета, 26.04.2002
Право выбора, Григорий Заславский, Русский Журнал, 25.04.2002
Интерактивные песни западных славян, Наталия Каминская, Культура, 25.04.2002
Вечность мужская и женская, Ирина Корнеева, Время МН, 24.04.2002
Милорад Павич: Во время бомбежек НАТО я чистил яблоки, Зинаида Лобанова, Комсомольская Правда, 24.04.2002
Во МХАТе зрители голосуют за «розовый» или «голубой» спектакль, Ярослав Щедров, Комсомольская Правда, 24.04.2002
Вечность: между мужским и женским концом, Марина Райкина, Московский комсомолец, 23.04.2002
МХАТ изнасиловал женскую версию, Елена Волкова, Газета.ru, 23.04.2002
Выбирай или проиграешь, Елена Ямпольская, Новые известия, 23.04.2002
Мой первый Павич, Дарья Коробова, Независимая газета, 23.04.2002
Миссия невыполнима, Марина Давыдова, Время новостей, 23.04.2002
«Вечность» слегка затянулась, Роман Должанский, Коммерсантъ, 23.04.2002
Мальчики направо, девочки налево, Алексей Филиппов, Известия, 23.04.2002
Меню для театрального ужина, Александра Лаврова, Ваш досуг, 1.04.2002