ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Оглянись без гнева

, 23.01.2006
Эта повесть появилась в 1974 году. В то время она выбивалась из пут общепринятого соцреализма с такой силой, что сегодня не очень-то ясно, как ее пропустила цензура. Программку спектакля предваряют слова Александра Солженицына: «Ничего не свергая и не взрывая декларативно, большая группа писателей (среди них и Распутин. — „Итоги“) стала писать в простоте, без какого-либо угождения советскому режиму, как позабыв о нем». Выделим слова «в простоте», именно это и было в те годы официозного глянца подлинной революцией и даже в каком-то смысле авангардом. На дворе нынче другие времена и другие нравы, изменилось все, но писатель Распутин по-прежнему живет в Иркутске, считается консерватором и время от времени сурово комментирует негативные, с его точки зрения, явления. Прежде чем дать согласие поставить свое имя в афишу, приехал посмотреть спектакль. Легко можно догадаться, что он ему понравился.

Еще легче заметить, что оглядываться назад, в советское прошлое, стало модным. Песни о главном на телеэкранах торжествующе соседствуют со старыми советскими фильмами, а придурочные приключения майора Пронина сделались прибыльным издательским проектом. В таком контексте выбор МХТ им. А. П. Чехова, безусловно, вызывает уважение. Более того, повесть «Живи и помни», если отринуть все эти умилительные ретроохи и вздохи, абсолютно живое литературное явление, весьма даже и актуальное сегодня. Не уверена, что постановочная группа думала об актуальности, но почтение перед литературой, несомненно, высказать хотела. Судя по спектаклю, режиссер Владимир Петров даже и не помышлял вывести старую повесть за временные пределы, он, похоже, хотел представить ее в формах близкого ей (повести то есть) театра. Его когда-то называли условно-поэтическим — актеры играют несколько ролей сразу и не скрывают того, что они только представляются, в пафосный момент включается музыка, сыплется снег и возникает красивая картинка, сопровождаемая аплодисментами. Сегодня все это кажется страшно устаревшим. Когда молодая актриса Янина Колесниченко берет в руки палку, горбит спину и нарочито шамкает, становится неловко. Не очень понятно, зачем отлично играющий отца героя Сергей Сосновский менее удачно изображает еще кучу персонажей, зачем время от времени бегают по сцене дети, сами по себе, конечно же, очаровательные. Помните, у Тургенева в пьесе «Месяц в деревне» сказано: «Авангарду… очень легко сделаться арьергардом… Все дело в перемене дирекции». Что называется, фраза на все времена.

Так или иначе, но вся эта игровая суета в спектакле не слишком удачно декорирует мощно выписанную Распутиным историю, по-настоящему трагическую. История эта о гибельной любви дезертировавшего из армии в конце войны Андрея Гуськова (Дмитрий Куличков) и жены его Настены (Дарья Мороз), и она могла быть представлена столь же мощно, как и написана, это видно. И Куличков, и Мороз способны были подняться на заданную литературой высоту, но сыграли просто хорошо. Искренно, с душой, с положенными психологическому театру слезами. Впрочем, и спектакль делался с душой, честно, это тоже видно. Нужного размаха и смелости не хватило, так, может, они Распутина испугались, он ведь человек строгий, как известно.
Пресса
Жили и помнили: советская проза на сцене МХТ, Павел Руднев, Деловая газета «Взгляд», 8.03.2006
Ледяной дом, Ирина Алпатова, Культура, 26.01.2006
Русь уходящая, Григорий Заславский, Независимая газета, 24.01.2006
Оглянись без гнева, Итоги, 23.01.2006
Ледяной дом, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 21.01.2006
Рисковал, но выиграл, Алексей Филиппов, Московские новости, 20.01.2006
Как бы их не забыть?, Олег Зинцов, Ведомости, 20.01.2006
Расстройство памяти, Роман Должанский, Коммерсант, 20.01.2006
Любовь в кубе, Глеб Ситковский, Газета, 19.01.2006
Валентин Распутин: Это у меня лучшая Настена, Павел Басинский, Российская газета, 19.01.2006
Жена дезертира, Ольга Егошина, Новые Известия, 19.01.2006
По морозу босиком, Артур Соломонов, Известия, 19.01.2006