ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Крошка-клон к отцу пришел

Глеб Ситковский, Газета, 4.03.2004
Вступив на режиссерскую стезю сравнительно недавно, драматург Михаил Угаров сей трудный путь оставлять не намеревается. Служебное положение в личных целях Угаров, что приятно, не использует и занимается бескорыстным продвижением пьес своих коллег по драматургическому цеху. Премьера «Количества» Кэрил Черчилл была сыграна во МХАТе имени Чехова.

Лучшую британскую пьесу позапрошлого года по версии газеты «Ивнинг Стандард» (красоты ради обратим внимание на симметрию —'Облом off' Михаила Угарова на фестивале «Новая драма» назвали лучшей русской пьесой в том самом 2002-м) впервые поставил законодательствующий в театральных модах лондонский театр Royal Court. Спектакля Стивена Долдри российской публике видеть не довелось, но главное отличие между русской и английской версией легко сформулировать, даже и не ознакомившись с ройял-кортовской постановкой: у Долдри спектакль шел ровно час, во МХАТе — чуть ли не вдвое дольше. Час сорок без антракта. Пощелкав костяшками счетов, прикинем: минут двадцать сценического времени можно списать на фонетическую лаконичность английской речи, а остальные двадцать минут, выходит, были отведены режиссером под пресловутые «мхатовские паузы». Русский актер, в отличие от иноземного, существо переживающее и тонкое.

Борис Плотников и Максим Виторган играют отца и сына. Про последнего, правда, точней будет сказать, что он играет заглавную роль — то бишь некое Количество Сыновей: героями своей по-газетному злободневной пьесы англичанка Кэрил Черчилл сделала выращенных в пробирке клонов. Герой к 35 годам своей жизни (как раз в этом возрасте, по уверениям дантовских комментаторов, человеку настает срок «очутиться в сумрачном лесу») узнает, что он был не зачат родным отцом, а клонирован. А где-то по свету, вдобавок ко всему, бродят еще десятка два его alter ego — врачи-сволочи виноваты.

Один виторгановский персонаж добр и кроток сердцем (поглядишь на него — так вообще мямля и папенькин сынок), другой озлоблен и агрессивен — видать, влияние улицы виновато. Если верить Кэрил Черчилл, парню (он-то, в отличие от ксерокопированных братишек, был как раз не в пробирке сделан) есть с чего злобиться: в возрасте четырех лет он был брошен отцом, который в ту пору вел себя крайне дурно — выпивал, плохо обращался с ребенком и вообще был very bad. Время спустя раскаявшийся папа сделался very good, но сынка из приюта не забрал, а клонировал. Ну, чтобы начать все с нуля. Попытка номер два успехом не увенчалась: подросший братишка, павший жертвой отцовской нелюбви, возревновал к своему кроткому клону, выследил и убил. А потом и с собой покончил. 

Сюжет «Количества» в пересказе выглядит, по правде говоря, чистой воды ахинеей. Особенно если вникать в психологические мотивировки. Но, с другой стороны, примерно столь же загадочной с точки зрения психологического реализма может показаться и библейская история про гадкого Каина и кроткого Авеля. Ясно, что Кэрил Черчилл замахивалась на притчу, пренебрегая при этом всякой бытовой достоверностью.

В том, что пьеса Кэрил Черчилл заинтересовала Михаила Угарова, человека умного и чуткого, нет удивительного. Он и в прежних своих работах разглядывал наше время на просвет, стараясь уловить отзвуки трагического в серой обыденности. В безликом «количестве» Угаров увидел подобие античного хора, противостоящего трагическому герою. Видимо, именно с ним, с «количеством», и собеседует герой Плотникова в последней сцене: один из двадцати клонированных экземпляров, благожелательный и ровный, приходит познакомиться с отцом. Только, в отличие от павших братьев, он не холоден и не горяч, не добр и не зол. Количество, одно слово.

Постановка Михаила Угарова производит впечатление умного, но несколько занудного собеседника: за ходом мысли наблюдать интересно, но вскоре сникаешь. Такие спектакли, как этот, принято относить к разряду «достойных неудач», хотя и сохранять к ним всяческое уважение. Причислим его к общему количеству.
Пресса
Грядущий клон будет счастливым, Екатерина Сальникова, Ваш досуг, 8.03.2004
Свои люди, сочтемся, Олег Зинцов, Ведомости, 5.03.2004
Клоны атаковали МХАТ, Роман Должанский, Коммерсант, 4.03.2004
Крошка-клон к отцу пришел, Глеб Ситковский, Газета, 4.03.2004
МХАТ атаковали клоны, Артур Соломонов, Известия, 4.03.2004
Новый спектакль МХАТа имени Чехова рассказывает о клонах, Елена Груева, Столичная вечерняя газета, 3.03.2004
Если встретишь сам себя, умрешь, Ольга Рогинская, Русский Журнал, 3.03.2004
Отцы и клоны на сцене МХАТа, Мария Кузьмина, Yтро.ru, 3.03.2004