ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Спектакль в первом чтении

Марина Шимадина, Коммерсант, 30.01.2006
На Малой сцене МХТ имени Чехова сыграли премьеру спектакля «Река с быстрым течением». Постановку по произведениям Владимира Маканина осуществила Марина Брусникина с молодыми актерами театра. Отличить новую работу от прежних инсценировок режиссера пыталась МАРИНА ШИМАДИНА. 

Еще несколько лет назад Марину Брусникину принято было аттестовать актрисой и педагогом по сценической речи Школы-студии МХТ. Но в последнее время она активно взялась за постановочную работу (из пяти свежих январских премьер госпоже Брусникиной принадлежат целых две, о спектакле «Случай» в «Сатириконе» Ъ писал 14 января), и называть ее иначе как режиссером уже невозможно. С другой стороны, режиссура в традиционном ее понимании предполагает интерпретацию художественного текста, наличие авторской воли, которая, собственно, и превращает постановку того или иного произведения в самостоятельное сценическое высказывание. В постановках Марины Брусникиной это отсутствует принципиально.

С тех пор как первая из ее литературных композиций (это был «Пролетный гусь» по прозе Виктора Астафьева) перешагнула порог учебной студии, где педагог по сценической речи устраивала со своими студентами чтецкие вечера, и вошла в репертуар Художественного театра, госпожа Брусникина стала выпускать спектакль за спектаклем, сделанные по одному и тому же рецепту. Молодые артисты, теперь уже члены труппы МХТ, читают по ролям и с выражением нарезанные из прозаического текста диалоги и необходимые ремарки к ним, немного играют, но больше интонируют. Будь это Виктор Астафьев или Людмила Улицкая (спектакль «Сонечка»), уральский писатель Виктор Исхаков («Легкий привкус измены») или вот Владимир Маканин — сценический язык спектаклей почти не меняется.

Здесь сам факт наличия книги, которую можно поставить, уже является достаточной причиной для ее инсценировки. Функция режиссера при этом сводится к ретрансляции авторского текста (порою сильно сокращенного), а спектакль превращается в аналог аудиокниг, которые наводнили в последнее время прилавки магазинов. Хорошая вещь — аудиокнига. Ставь в проигрыватель диск и слушай по пути на работу, если некогда читать. Правда, до старых советских радиоспектаклей современные записи редко дотягивают, и порою самые захватывающие вещи превращаются в редкое занудство.

Так и со спектаклем Марины Брусникиной. Вроде бы со сцены читают неплохую прозу и неплохо читают, но к финалу уже сводит скулы от тоскливого однообразия. В какой-то момент рассказчик (альтер эго автора, которого играет муж постановщицы Дмитрий Брусникин) говорит, что устал от чужих судеб, которые проносятся так быстро, что едва успеваешь заметить «сюжет для небольшого рассказа», а посочувствовать уже не можешь. Так же быстро мелькают эти судьбы и сюжеты в спектакле. Кому-то везет, кому-то нет, кто-то заводит романчик, кто-то разводится, кто-то обменивает квартиру, кто-то теряет близких. За мельтешением этих житейских ситуаций не успеваешь разглядеть лица героев.

А впрочем, создавать яркие, объемные портреты тут никто и не собирался. И в этом, наверное, один из главных просчетов постановки. Маканинские персонажи — это, конечно, не Гамлеты и не Фаусты, обычные середнячки, жители спальных микрорайонов, и супергероев из них не сделаешь. Следуя авторской неброской манере, актеры лишь обозначают двумя-тремя штрихами характеры, социальные типы своих героев. В результате получаются безликие персонажи, которых можно без особого ущерба для смысла спектакля поменять местами или убрать вообще (некоторые заявленные в программке герои на сцене так и не появились, наверное, не уложились в хронометраж и без того длинной, трехчасовой постановки).

Надо отдать должное Марине Брусникиной, которая первой рискнула вывести героев Владимира Маканина на сцену: экранизации произведений одного из сильнейших современных российских прозаиков случались и раньше, а вот театральных инсценировок до сих пор не было. На ее опыте каждый может убедиться, что как бы ни была хороша современная проза, просто прочитать ее со сцены мало и без поиска конгениального театрального языка тут не обойтись. Иначе можно просто послушать аудиозапись, а еще лучше — прочитать книжку.
Пресса
Поза жизни, Ирина Алпатова, Культура, 2.02.2006
Вот счастье пролетело, и ага!.., Анна Орлова, Комсомольская правда, 2.02.2006
Спектакль в первом чтении, Марина Шимадина, Коммерсант, 30.01.2006
Выплыли, Марина Давыдова, Известия, 30.01.2006
Течение чтения, Глеб Ситковский, Газета, 30.01.2006
Массовый заплыв в свитерах, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 30.01.2006
Со всеми вытекающими, Олег Зинцов, Ведомости, 27.01.2006