ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Где скользко, там и рвется

Роман Должанский, Коммерсант, 16.02.2005
Московский художественный театр показал премьеру спектакля «Художник, спускающийся по лестнице» по пьесе живого классика современной драматургии Тома Стоппарда. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ. 

Некоторое время назад в МХТ решили замахнуться на трилогию Тома Стоппарда о русских революционерах. Автор даже приезжал в Москву и обсуждал с руководством театра перспективы проекта (см. интервью с драматургом в Ъ от 9 июля 2003 года). Они, впрочем, оказались призрачными: то ли при внимательном прочтении переводов пьесы показались театру неподъемными, то ли их маркетинговые перспективы — слишком призрачными, то ли Олег Табаков просто не нашел отважных режиссеров. Так или иначе, затея пока заглохла. Но от идеи украсить свою пеструю афишу именем крупнейшего современного драматурга Художественный театр все-таки не отступился. И вот теперь режиссер Елена Невежина выпустила спектакль «Художник, спускающийся по лестнице» по радиопьесе, написанной господином Стоппардом еще в начале 70-х годов.

Пьеса начинается как детектив: двое старых друзей, художники-дадаисты, обвиняют друг друга в смерти третьего, неостывшее тело которого лежит в соседней комнате большой мастерской, где три героя живут с незапамятных времен. Расследуя эту странную смерть, Стоппард отматывает время назад сначала на несколько часов, потом на несколько дней, когда покойный был еще жив и вовсю работал над своей последней картиной, на которой должна была быть изображена слепая девушка, которую все трое знали в начале 20-х годов. Затем автор разом откручивает назад еще полвека, чтобы показать художников в молодости и ту самую девушку, которую вскоре ожидает трагическая смерть: она падает из окна.

Стоппард, прошу прощения за трюизм, драматург очень непростой, изощренный, можно сказать — коварный. Его «в лоб» не поставить. Не думаю, что «Художника» можно отнести к числу его самых удачных текстов, но набор опасностей здесь скрыт примерно тот же, что и в его шедеврах (как «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» или «Аркадия»). Пьесы его скользки, в том смысле что можно без труда скользить по поверхности, благо написать диалоги и придумать острый сюжет сэр Стоппард умеет не хуже завзятых коммерческих драмоделов. Режиссеру и актерам вполне может казаться, что спектакль и так неплохо получается. А на самом деле нет, не получается.

Потому что тексты Стоппарда всегда замешены на явных и неявных парадоксах. Драматург не случайно так любит путешествовать туда-сюда во времени и пространно рассуждать об искусстве или науке. Причудливые взаимоотношения вымысла и реальности, неявные переклички эпох и закономерность случайностей занимают его гораздо больше, чем сами сюжеты. Взять хотя бы слепоту героини, из-за которой ее любовь достается совсем не тому, кому чувство предназначалось: она ошибочно идентифицирует голоса мужчин. Или связь между несчастьем и произведением искусства: смертоносная оконная рама уподоблена раме картины. Кроме того, в «Художнике» идет речь о том, как изживает себя в конкретных судьбах художников любое артистическое новаторство, о вырождении революционных идей, больше того, об обреченности творчества.

Не возьмусь утверждать, что Елена Невежина прошляпила все важные стоппардовские подтексты. Но спектакль выглядит именно как неосмысленное скольжение по пьесе, замедляющееся, когда «коньки» скребут по мыслям об искусстве, но скучное на всей дистанции — от начала до конца. Три уважаемых народных артиста, играющие художников на склоне лет — Станислав Любшин, Евгений Киндинов и Борис Плотников,- изображают старость: кашляют, хватаются за поясницу или выказывают легкий маразм героев. Артисты хорошие, поэтому в принципе можно вынести и такое решение. Три совсем молодых актера, играющие художников в начале пути — Максим Матвеев, Сергей Медведев и Денис Бобышев,- изображают молодость: прыгают и скачут, зажигают огонь в глазах и включают звон в голосах. Артисты весьма способные, поэтому никакой сценический опыт для них не лишний. И Екатерина Соломатина возражений не вызывает. Детективная загадка благополучно разрешается: художник не был убит. Том Стоппард украшает отныне афишу МХТ. Спектаклем больше, спектаклем меньше — какая разница.
Пресса
31 августа против культур-мультур, Елена Ямпольская, Русский курьер, 17.02.2005
Лестница в никуда, Ольга Егошина, Новые известия, 16.02.2005
Где скользко, там и рвется, Роман Должанский, Коммерсант, 16.02.2005
Художник мухи не обидит, Олег Зинцов, Ведомости, 15.02.2005
Кто убил авангардиста, Александр Соколянский, Время новостей, 15.02.2005