ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Краткий курс истории РФ

Марина Давыдова, Известия, 1.04.2005
На Малой сцене МХТ появился очередной опус Марины Брусникиной, прославившейся камерными постановками современной русской прозы. На сей раз объектом ее театрального исследования стал роман Анатолия Курчаткина «Солнце сияло».

В репертуарную жизнь МХТ спектакли Брусникиной — «Пролетный гусь» (Виктор Астафьев), «Сонечка» (Людмила Улицкая) — влились без шума, тихой сапой, но влились, судя по всему, надолго. Они стали не самыми ценными, но едва ли не самыми изящными украшениями мхатовской афиши: стоят недорого, а снимать решительно не хочется.

Многие сочли, что спектакли эти восходят к жанру литературной композиции. Пожалуй, не в меньшей степени еще и к народившемуся на наших глазах жанру сценической читки. Мы не углубляемся в роль, а как бы пристраиваемся к тексту: вот так, а может — так, а может — эдак. Эдак, пожалуй, удобнее. Сей продукт быстрого приготовления далеко не всегда является скоропортящимся. Во всяком случае, если имеешь дело не с пьесой, а с повестью или рассказом. Не мудрствуя лукаво, Брусникина начала ставить их без инсценировок и распределения ролей. Не принудила прозу существовать по театральным законам, а - неслыханное дело — заставила театр приспособиться к прозе. Ее спектакли — это такое переливчатое чтение, когда не только текст автора, но и слова персонажей мигрируют от одного артиста к другому. Звучащая на разные голоса повесть обретает особое сценическое дыхание. Образы двоятся, троятся, множатся. Читатель, оставшись наедине с книгой, тоже ведь представляет себе героя! то таким, то эдаким. Вот и в спектаклях Брусникиной книга не глазами режиссера, а словно бы глазами гипотетического читателя увидена.

В новом спектакле от этой методы не осталось и следа. Во всех предыдущих работах Брусникина была дирижером, управлявшим актерским ансамблем, как хорошим оркестром. Теперь она режиссер. Вот вам инсценировка. Вот распределение ролей. Роман — он ведь большой, его переливчатым чтением не одолеешь.

Попавшая в шорт-лист «Букера» книга Курчаткина «Солнце сияло» — неплохой образец городской прозы. Имеющий некоторый культурный багаж молодой провинциал Саша (Павел Ващилин) приезжает в Москву в самом начале 90-х и пытается вписаться в крутые повороты российской истории. Работает на телевидении, пишет шлягеры, делает клипы, живет активной сексуальной жизнью, сталкивается с подлостью и предательством. В романе, что приятно, нет яростного осуждения времени, ведь герой в значительной степени сам творит это время, и сложная канва его жизни к сентенциям не располагает.

Спектакль в отличие от романа, напротив, буквально соткан из сентенций и инвектив. Ключевые исторические события 90-х — расстрел Белого дома, дефолт, выборы Путина — идут тут не пунктиром, а навязчивым фоном. Выхваченные из текста фразы то и дело высвечиваются на экране позади артистов, превращаясь из просто фраз в пошловатые заповеди. В романе точно подмечены реалии времени. В спектакле задействованы его визуальные клише — телестудия, недвусмысленного вида ведущая, эстрадка, все примочки отвязного ток-шоу. В книге Саша — лирический герой. В спектакле — ньюсмейкер, рассказывающий аудитории о своей нелегкой судьбине. Книга, собственно, о том, как жизнь пытается заставить героя существовать по бессовестным законам телешоу и как он, то и дело прогибаясь под изменчивый мир, в конце концов все же берет верх. В спектакле сам жанр телешоу выбран в качестве стилевой фишки. Стоит ли говорить, что артисты МЭТ (в их числе корифей театральной капусты Игорь Золотовицкий) вполне остроумны и находчивы, чтобы с удовольствием для себя и зрителей разыграть в этом жанре «новейшую историю нашей страны». Но и попытка его осмеяния оказывается в конечном счете капитуляцией перед ним. Глядя, как зал заводится от песенок имени Анжелики Варум, репризок имени Петросяна, игр в угадайку имени Якубовича, ясно понимаешь, что триумфальное шествие телешоу добралось даже до немодного и нешумного сценического мира Брусникиной и продиктовало ей, заставившей когда-то театр существовать по законам прозы, свои собственные жестокие законы. В отличие от героя романа режиссер и артисты под них прогнулись.
Пресса
Портрет молодого человека при карьере, Алиса Никольская, Театральная касса, 06.2005
Солнце сияло, Анастасия Касумова, Time out, 16.05.2005
Негерой нашего времени, Ирина Алпатова, Культура, 7.04.2005
Ослепленные солнцем, Роман Должанский, Коммерсант, 6.04.2005
Краткий курс истории РФ, Марина Давыдова, Известия, 1.04.2005
Солнечный угар, Олег Зинцов, Ведомости, 1.04.2005