ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Бомба во МХАТе

Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.11.2002
Фестиваль NET-2002 открылся на Малой сцене МХАТа премьерой трагифарса братьев Пресняковых «Терроризм» (режиссер — Кирилл Серебренников, постановщик нашумевшего «Пластилина»).

С текстами молодых драматургов из Екатеринбурга (один — филолог, другой — социолог, оба — преподаватели УрГУ) МХАТ начал работать еще осенью 2001 года. Сначала готовили их пьесу «Европа-Азия», но все же выбрали «Терроризм».

Трагифарс Пресняковых — законное дитя русского критического реализма. Но реальность его фантасмагорична. И несчастье лишено красоты.

Провинциальный топ-менеджер, вполне приличный человек, летит на переговоры. Его ждут в городе N через три часа. Но аэропорт вроде бы заминирован. На взлетной полосе — пустые чемоданы. Все оцеплено. Спецназ в черных масках деловито ходит вдоль зрительских рядов, и алые «оптические зайчики» автоматных прицелов прыгают по лицам. Разговор менеджера с двумя философствующими, клоунствующими попутчиками примерно таков:

 — Что значит «взорвется — не взорвется»? Все это уже взорвалось.

 — А где? руины? осколки? жертвы?

 — Видите ли, все это уже взорвалось внутри.

Речь, собственно, и идет о взрыве внутри. Вот спальня любовников, где попреки, слезы, крик и игра в насилие похожи на трамвайную перебранку и на настоящее насилие. Вот армейская казарма, где три солдата травят четвертого: от прикола до расстрела. Вот спасатели, собирающие фотографии жертв, чтоб устроить выставку (мало ли было таких продвинутых выставок?). Вот безумный, зачем-то превращенный в рэп монолог роковой женщины из хрущобной пятиэтажки о том, как ее травят соседи, как она отвечает ударом на удар. Вот менеджер боулинг-клуба, который униженно ловит клиента и оттягивается на персонале. Вот сотрудница этого клуба, которая тихо, без записки, повесилась в комнате для психологической разгрузки. Вот ласковый холеный психолог, который, собственно, делал что мог — тестировал. Но она почему-то все равно повесилась…

«Ни о чем не нужно говорить. Ничему не следует учить. И печальна так, и хороша Темная, звериная душа», — меланхолично бубнит со сцены клоунствующая парочка персонажей-резонеров. Ни о чем не говорили вслух, ничему не учили (по семьям разве что), не ставили ограждений и оцеплений, не навязывали ни заповедей, ни запретов, ни воспитательных постулатов довольно давно. И темная, звериная душа проступает в повадках, в реакциях. Даже в лицах. Отнюдь не только на сцене МХАТа. 

А ограждения и оцепления выставят потом. После инцидента.

Сквозная сцена пьесы — разборка матери (Кристина Бабушкина) с сыном (Сергей Медведев). Сыну по сюжету девять лет. Он картавит, он не знает дней недели, он почти слабоумен от страха и одиночества. От того, что рожден нелюбимым. От того, что похож на деда, а мать ненавидит своего отца.

 — Ты тупарь, да? Ты в-а-ще не как нормальные люди! Сиди читай тихо!

Эта красивая молодая женщина на сцене так похожа на свой уличный, пляжный, магазинный прототип. Кто не видел, не слышал?… Здесь — эпицентр взрыва. Ноосфера озлобления пополняется с каждым выдохом. Актеры МХАТа Марина Голуб, Елена Лемешко, Юлия Чебакова, Владимир Тимофеев, Александр Фисенко, Виталий Хаев естественны в своих ролях до ужаса. И текст трагифарса Пресняковых до ужаса похож на записи в духе документального театра. Кажется, «Терроризм» можно дополнять новыми сюжетами — по кругу, из зала.

Понимаю тех, кто жестко сказал после премьеры: «Это — не моя жизнь». В том и удар, что в «это» может угодить каждый. Как в разборку на рынке. Как в оцепленный спецназом аэропорт. И частотность, похоже, растет. Возможно, плотность крика, попрека, изувеченной речи уже подошла к критической точке. Механизмы самоочистки ноосферы «Европы-Азии» износились и работают из последних сил. 

Главное в «Терроризме»: то, что знают все, стало гражданским высказыванием со сцены. Причем высказыванием совсем молодых людей. Жаль, что персонажи их пьесы в Художественный театр не ходят. Воспринимать гражданское высказывание, уходить потрясенными будут те, кто сроду не плевал в лицо родителям и не бил девятилетних детей.
Пресса
Хайль Акбар!, Елена Кутловская, Метро, 26.11.2002
Терроризм, Елена Ковальская, Афиша, 25.11.2002
Нулевая заповедь, Елена Ямпольская, Новые известия, 16.11.2002
Братья-разбойники, Григорий Заславский, Независимая газета, 15.11.2002
Пронзенные полумесяцем, Павел Руднев, Ваш досуг, 12.11.2002
Терроризм, к счастью, ненастоящий, Нина Агишева, Московские Новости, 12.11.2002
Терроризм пришел во МХАТ, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 12.11.2002
Все это уже взорвалось. Внутри, Елена Дьякова, Новая газета, 11.11.2002
Стильное зло, Алена Карась, Российская газета, 11.11.2002
Во МХАТе поиграли в террористов, Артур Соломонов, Газета, 11.11.2002
Терроризм бытовой, обыкновенный, Алена Солнцева, Время Новостей, 11.11.2002
«Терроризму» — NET, Олег Зинцов, Ведомости, 11.11.2002
Проверено. Мины есть, Марина Давыдова, Известия, 10.11.2002
Бомба во МХАТе, Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.11.2002
Нас многие считают фриками, Роман Должанский, Коммерсантъ, 6.11.2002
Художественный театр ставит «боевые» пьесы, Наталия Бойко, Известия, 5.11.2002
Террор на сцене, Павел Руднев, Независимая газета, 1.11.2002
Правильная формула красива, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 28.10.2002