ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Дорога и жизнь

Наталия Колесова, Планета Красота, 07.2008
Спектакль «Тутиш» по рассказу Алексея Торка — явление совершенно нездешнее. Он настолько особый и непохожий на все, что составляет афишу МХТ им. Чехова, что о него словно спотыкаешься. В его несуетности, интеллигентности и достоинстве скрыто столько мудрости и понимания главных ценностей жизни, что сразу хочется что-то принципиально изменить в собственном поведении. Остановиться в бессмысленном беге будней, осмотреться по сторонам, обратить внимание на давно забытые детали повседневности. Остановившись, начинаешь и сам думать неспешно и без суеты, как и его создатели — режиссер Марина Брусникина со своей выстраданной интонацией, старшее поколение актеров МХТ и молодежь, искренне и благодарно проживающая эти часы на сцене рядом с мастерами.

История стариков, живущих в наши дни в забытом и прокаленном солнцем таджикском селе Тутиш на границе с Афганистаном, — это та современность, о которой мы не имеем представления, которую мы не знаем и, что страшнее, знать не хотим. Брошенные в мясорубку гражданской войны 90-х между происламскими ваххабитами и просоветскими коммунистами, жители селения выстояли только благодаря своей внутренней силе и вере в законы высшей справедливости. Старики не воевали, они просто остались живы.

Всего шесть страниц прозы превратились в руках режиссера в притчу, простые и строгие истины которой расцвечены молчаливыми живописными картинами, насыщены динамикой выразительных хореографических эпизодов и загадочными сломами ритмов, придающих повествованию современную и оригинальную форму.

Старшее поколение актеров МХТ, не избалованное новыми ролями, играет мудрых и лукавых таджикских стариков без всяких явных признаков национальности. Дело тут не в этнике, а в душе. Хотя художник Светлана Калинина с нескрываемым удовольствием придумала героям спектакля скромные, как у живущих на нищенскую пенсию, и в то же время красочные, с вышитыми и колоритными деталями костюмы, а сценографы Алексей Порай-Кошиц и Екатерина Кузнецова лаконично обозначили среду с помощью подушек в старой чайхане и висящего на стене сюзане с замечательным орнаментом.

Старики, оставшиеся в покинутом селении в компании малолетних внуков и стаи деревенских собак, покорно ждут вестей от детей, отправившихся в большие города, ежемесячной пенсии и нового учителя русского языка. Вспоминая советское прошлое, в котором трагические и анекдотические истории переплелись так тесно, как только и бывает в настоящей жизни, они мужественно и обреченно движутся к закату собственной жизни. Необычайно отрадно и своевременно, что для старшего поколения артистов — Нины Гуляевой, Виктора Сергачева, Евгения Киндинова, Владимира Краснова, Сергея Десницкого, Сергея Сазонтьева, Виктора Кулюхина, Валерия Хлевинского — нашлись такие выразительные и яркие характеры, как жители села Тутиш. Нина Гуляева (Хафиза) по праву царит среди колоритных мужских фигур, ярко и в то же время деликатно рисуя свою героиню. Когда она роняет веские и неотразимые замечания, угощает начальника из райцентра водкой из чайника, движется в танце в красивом восточном наряде, сердце заливает тепло.

Кроме мастеров старшего поколения в спектакле участвуют молодые актеры — Юлия Чебакова, Павел Ващилин, Сергей Медведев, Роман Гречишкин, Никита Панфилов, Антон Феоктистов, Денис Бобышев. Как же отрадно видеть, как те, кто еще вчера выходил на сцену МХТ в главных ролях остросовременной версии «Конька-Горбунка» или в иных нашумевших постановках, с упоением и полной самоотдачей играют в спектакле «Тутиш» практически бессловесные роли. Молодежь — то стая деревенских собак, рассекающая в диком танце пыльный воздух (балетмейстер Николай Реутов), то агрессивные в своей одержимости отряды смертельных врагов, поочередно занимающих селение, то зеркальное отражение, двойники главных героев, застывшие вне времени и возраста. Наслаждение и счастье, с которым молодые актеры используют каждое мгновение быть в одном пространстве и атмосфере со старыми мастерами, без пафоса возрождает давний мхатовский дух, вызывает ощущение непрерывности важнейшей и тончайшей нити, связывающей поколения. То драгоценное, что, смею надеяться, сохранилось еще в лучших проявлениях и творческих целях легендарного академического театра на путях его врастания в систему рыночной экономики, присутствует в спектакле «Тутиш» в предельной концентрации. Это редко и ценно — хранить что-то настоящее и всегда помнить о своих корнях.

Спектакль Марины Брусникиной неспешен и выразителен. Удивительно, какие простые и изобретательные решения приходят режиссеру, когда скупыми и неожиданными средствами — из нескольких деталей, камней, палок — рождается пустынный пейзаж сельского кладбища. Или, например, сплетая в танце плывущие фигуры стариков и молодых актеров, режиссер материализует на сцене поразительную метафору бесконечности жизни. Той, которой, по словам последнего поэта нашей эпохи Иосифа Бродского, остаются лишь «иллюзия и дорога»:

«Что мир останется прежним. 
Да, останется прежним. 
Ослепительно снежным
И сомнительно нежным.
Мир останется лживым,
Мир останется вечным.
Может быть, постижимым
И всё-таки бесконечным…»
Пресса
Дорога и жизнь, Наталия Колесова, Планета Красота, 07.2008
В МХТ рассказали о таджикских стариках, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 10.11.2007
Кишлак с привидениями, Алла Шендерова, Коммерсант, 30.10.2007