ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Белую гвардию сделала убойная сила

Марина Райкина, Московский Комсомолец, 6.04.2004
МХАТ им. Чехова сдал вторую по счету за месяц эпохалку — «Белую гвардию» («Дни Турбиных») Михаила Булгакова. В ней много пьют, говорят по-русски, хорошо по-немецки и плохо по-украински. Рядом с профессиональными артистами марширует личный состав батальона Почетного караула военной комендатуры Москвы числом в 30 человек. В мужской труппе на сцене лишь одна женщина. Спектакль идет без малого четыре часа. Режиссер — Сергей Женовач, художники — Александр Боровский и Оксана Ярмольник. 

ИЗ ДОСЬЕ «МК»:
Первая постановка «Дней Турбиных» относится к 1926 году. В 1929 году был снят, возобновлен в 1932-м. Сталин утверждал, что «Дни Турбиных» «есть демонстрация всесокрушающей силы большевизма». Вторая постановка — 1967 год (режиссер Леонид Варпаковский). Третья — 1981 год (режиссер Николай Скорик). Нынешняя редакция — четвертая.

Тонкое, очень культурное полотно, имеющее серьезные актерские и режиссерские претензии на глобальные и судьбоносные обобщения, как ни странно, похоже на простой домашний стол. В смысле мебель. Во всяком случае, если легендарный для МХАТа спектакль изобразить как схему, то выйдет не что иное, как обеденный стол из трех частей — две большие по краям тесно зажали среднюю. Стол и выступает как главное действующее лицо первого и второго акта. Вокруг него теснятся белые офицеры до того, как Петлюра взял Киев, и сразу после того, как в столицу ридной Украины вошли большевики. Между столовыми сценами — та самая середина — исключительно военного свойства цвета хаки.

«Велик был год и страшен год по Рождестве Христовом 1918, но 1919 был его страшней». Ужас времени справа на сцене символизирует вздыбившийся Цепной мост через Днепр, а слева — тот самый стол, который, по Женовачу, следует читать как многоуважаемый шкаф. Пожалуй, он единственный, кто обогревает людей, попавших в переплет истории. И более того, за кремовыми шторами, которых на сцене нет — о них только мечтательно, закатив глаза, говорит Лариосик (Александр Семчев), — весело, пьяно, трогательно и брутально. Благородные офицеры, их единственная дама, песнь «За царя, за родину, за веру». Так мило, подробно, по театральной системе «петелька-крючочек», что зрителю вовсе не хочется перемещаться на мост, где маршируют юнкера, где Гетман всея Украины изображает патриотизм, расстреливают единственного на всю пьесу еврея (Сергей Медведев) и мучается совестью полковник Алексей Турбин (Константин Хабенский).

Следует сказать, что даже в застольных сценах Женовач отказался от какой бы то ни было театральной эффектности. Все аскетично до невозможности — свет, звук, и тем более никаких технических прибамбасов. Любимый Булгаковым цвет — белый снег, белые сны и прочая белизна — исключены им из игры на выживание в столь трудном материале.

Выжили, несмотря на то что спектакль идет почти четыре часа. Белую гвардию во МХАТе играет молодая гвардия. Единственное исключение — Валерий Хлевинский (Гетман). Все остальные — выпускники Школы-студии МХАТ середины 90-х годов или нынешние школяры. Компания за столом по своему составу специфическая: убойная сила, агент национальной безопасности в лице Хабенского и Пореченкова, главный «Толстяк» страны — Александр Семчев, Никита Зверев в очередь с интеллектуалом Анатолием Белым (поручик Шервинский), студент Иван Жидков в роли Николки Турбина. Их сестра — мхатовка Наталья Рогожкина. Ее приходяще-уходящий муж Тальберг (Валерий Трошин) и капитан Студзинский (студент Дмитрий Куличков). Только актер, только ансамбль — и сразу понятно, кто чего стоит в огромном черном кабинете сцены.

 — Не целуйтесь, а то меня тошнит, — едва дыша произносит Лариосик и прикрывает глаза, чтобы не видеть, как Шервинский, подняв на руках Елену вместе со стулом, целует ее. Лариосик — роль явно не по возрасту Александру Семчеву, но четко попадает в его фактуру и амплуа. Его трогательная беспомощность подчеркнута пальто и шапочкой детского вида, варежками на резиночках, и это тот случай, когда костюм формирует образ. Впрочем, талант Семчева, все больше демонстрируемый в рекламной кампании, делает роль Лариосика весьма многогранной, но главное — невидимыми глазу, парадоксальными переходами из одного состояния в другое: малыш-толстяк, напившись водки, впадает в нелепое бузотерство, а отвергнутый любовник становится гордым и смешным карапузом.

И Москва наконец открыла Михаила Пореченкова. Сильный драматический артист в роли штабс-капитана Мышлаевского невероятно обаятелен и при этом глубок. Он мастер точных интонаций, вызывающих доверие как в репризе «Вы что, водкой полы моете?», так и в финальном монологе о России. Пореченков произносит этот драматургический компромисс от Булгакова без пафоса, но понятно обозначив судьбу своего героя в будущем.

Алексей Турбин — может быть, наименее выигрышная для Константина Хабенского роль. Может, потому, что немногословна и пока опирается скорее на харизму артиста, его сильное мужское начало. Но, с другой стороны, трудно представить иного на месте честного служаки. И удачной работой можно считать роль Николки в исполнении Ивана Жидкова, как и другого студента — Дмитрия Куличкова. Впрочем, Елену (Наталья Рогожкина) следует пропустить вперед кавалеров — как единственную на весь спектакль даму, как красавицу с золотыми (не крашеными, а натуральными) волосами, от которых сходят с ума, и как актрису, набирающую во МХАТе силу.

И все-таки, несмотря на взрывы, несущие реалии — немцы, гетман и Антанта, режиссер Женовач настаивает на внеисторичности «Белой гвардии». Еще пока не открылся занавес с чайкой и пока не закрылся он же, звучит нежная, домашняя мелодия на фортепиано (композитор Григорий Гоберник). Домашняя, как кремовые занавески, как стол…

Впрочем, реплика в финале «Большевики идут!» не позволяет «Белой гвардии» расслабиться и избежать актуальности. Но в этом — весь гений Булгакова, который — на все времена. Только все-таки жаль, что нет белого снега, белых снов, алмазного шара и звезд, в вечность которых так верил Мастер. Только в финале возникает голубой свет. Но, как известно, это не цвет надежды.
Пресса
«Белогвардейцы» любят Владивосток, Любовь Берчанская, Владивосток, 2.07.2014
«Белая гвардия» добралась до Владивостока, видеосюжет телекомпании ОТВ (Владивосток), 30.06.2014
МХАТ в Севастополе, видеосюжет Независимого Телевидения Севастополя, 29.04.2014
Латвию оккупировала белая гвардия, Телеграф, ежедневная газета Латвии, 21.11.2006
Здравствуйте, дачники!, Майя Мамаладзе, Россiя, 3.06.2004
Мирные дни, Павел Руднев, Ваш досуг, 29.04.2004
Другие дни, Борис Минаев, Огонек, 14.04.2004
Жизнь за кремовыми шторами, Любовь Лебедина, Труд, 10.04.2004
Турбины — первые и последние, Дина Годер, www.russ.ru, 8.04.2004
Предлагаемые обстоятельства, Наталия Каминская, Культура, 8.04.2004
Стулом по России, Алена Карась, Российская газета, 7.04.2004
А абажур висит, Итоги, 6.04.2004
Хабенский и Пореченков теперь белогвардейцы, Анна Орлова, Комсомольская правда, 6.04.2004
Кому пролог, а кому и эпилог, Григорий Заславский, Независимая Газета, 6.04.2004
Белую гвардию сделала убойная сила, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 6.04.2004
Люди чести, Александр Соколянский, Время новостей, 5.04.2004
Душевная драма, Олег Зинцов, Ведомости, 2.04.2004
Вышли из ментовской шинели, Полина Игнатова, Газета.Ru, 2.04.2004
Спрятаться негде, Нина Агишева, Московские новости, 2.04.2004
Счастье — хорошо, а правда — хуже, Глеб Ситковский, Газета, 2.04.2004
Без черного снега, Елена Ямпольская, Русский курьер, 1.04.2004
Белая и пушистая гвардия, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 1.04.2004
Жизни грянули «Ура!», Марина Давыдова, Известия, 31.03.2004
Крестный путь белой гвардии, Оксана Герасимова, Московский Комсомолец, 27.03.2004
Любимый спектакль Сталина, Григорий Заславский, Независимая газета, 26.03.2004
Пьеса о кремовых шторах, Александр Смольяков, Где, 25.03.2004
«Белая гвардия». Новый призыв, Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 24.03.2004
Назад в будущее, Павел Руднев, Ваш досуг, 22.03.2004