ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Здравствуйте, дачники!

Майя Мамаладзе, Россiя, 3.06.2004
«Квартира Турбиных. Вечер. В камине огонь. При открытии занавеса часы бьют девять раз и нежно играют менуэт Боккерини.» Так начинаются все редакции пьесы Михаила Булгакова.

Самую первую 5-актную редакцию Булгаков существенно переработал, превратив в 4-актную пьесу «Белая гвардия», — и отдал в руки II студии МХАТа. Потом ее подделали под вкусы Главреперткома, спасая от запрета. Так возник спектакль «Дни Турбиных» (редакция третья), шедший многие годы и ставший легендой.

На спектакле Сергея Женовача в теперешнем МХАТе имени Чехова вы не увидите авторскую редакцию пьесы, хоть на афише и стоит название «Белая гвардия». Текст в основном следует «Дням Турбиных», это название тоже указано — в скобках и мелким шрифтом. Добавлены сцены из второй редакции, а из самой первой — выдраны из роли Алексея Турбина (и из контекста пьесы) и отданы Мышлаевскому слова о ломберном столе, важные для концепции режиссера.

В начале — никакого Боккерини, из темноты возникает сцена, от одного края кулис до другого — железный помост, под ним яма. Вздыбленный посередине, помост левой половиной опущен вниз — там сбилась в кучу потрепанная мебель. На задранной вверх половине — крестовидные столбы разбитых фонарей, на одном из них подвешен шелковый абажур. Внимательно приглядевшись к конструкции Александра Боровского, можно догадаться, что этот железный помост — вокзальный перрон. Боровский создал блестящий образ хлудовского вокзала с его «мачтами», как сказано у Булгакова, фонарей, на которых висели в мешках повешенные обезумевшим генералом. Но работает ли эта зловещая декорация в пьесе, предваряющей «Бег»?

Вместо уютной киевской квартиры Турбиных с кремовыми шторами на окнах — кучка мебели. В роли Лариосика — Александр Семчев. Когда зрители со сцены слышат слова «милый мальчик» и «громадная квартира», реагируют на них, естественно, смехом. Вместо домашнего камина — печь-чугунка, на ней постоянно стоит ведро. Такое чувство, что показывают быт 30-х или даже послевоенных лет: Турбиных уплотнили, оставили комнату, в нее свалили оставшуюся мебель. Эпоха старого мира с ее красотой и порядком давно ушла. Что тут делают белогвардейская семья и ее гости, понять решительно невозможно.

Неправдоподобие усиливается в «массовых» сценах, где в роли юнкеров выступает батальон Почетного караула военной комендатуры Москвы. Настоящие солдаты смотрятся и чувствуют себя на сцене как слон в посудной лавке. Публика охотно смеется над блестящим булгаковским текстом, особенно над «водочными» шутками Мышлаевского, но смеется и в сцене истязания петлюровцами еврея! Константин Хабенский в роли Алексея Турбина маловыразителен и истеричен, его смерть — уход капитана за своим тонущим кораблем — выглядит невнятно. Турбин гибнет, и звучит пресловутый менуэт Боккерини: режиссер в точности следует авторской ремарке — впервые, а в зале не понимают, что звенело и почему.

У Женовача главный герой — Мышлаевский с его речью о столе, который, как ни верти, столом останется, в итоге: «Россию поставьте кверху ножками, настанет час — и она станет на место». Мысль, что простая человеческая компания может быть благороднее убийственного времени за окном, за какими бы якобы высшими целями оно ни гналось, пропала. Это были люди, которых ни в коем случае стране нельзя было терять, Булгаков заставил эпоху «посмотреть в лицо человеку» (слова известного критика Павла Маркова). В спектакле Женовача вокзальный перрон, что тот же стол — возьмет и качнется в другую сторону, и полетят с него Турбины в канаву, скатертью дорога.

Определенно, Булгаков не автор Женовача. И если отвечать на вопрос: кто и какие они, его Турбины? — Да никакие. Вот мимо полк прошел, гаркнул: «Здравствуйте, дачники!» Так они и выглядят — дачниками, сейчас погрузят солдаты офицерскую семью и мебель с перрона в запоздалый поезд, и отправятся они на отдых. А мы уж испугались.
Пресса
«Белогвардейцы» любят Владивосток, Любовь Берчанская, Владивосток, 2.07.2014
«Белая гвардия» добралась до Владивостока, видеосюжет телекомпании ОТВ (Владивосток), 30.06.2014
МХАТ в Севастополе, видеосюжет Независимого Телевидения Севастополя, 29.04.2014
Латвию оккупировала белая гвардия, Телеграф, ежедневная газета Латвии, 21.11.2006
Здравствуйте, дачники!, Майя Мамаладзе, Россiя, 3.06.2004
Мирные дни, Павел Руднев, Ваш досуг, 29.04.2004
Другие дни, Борис Минаев, Огонек, 14.04.2004
Жизнь за кремовыми шторами, Любовь Лебедина, Труд, 10.04.2004
Турбины — первые и последние, Дина Годер, www.russ.ru, 8.04.2004
Предлагаемые обстоятельства, Наталия Каминская, Культура, 8.04.2004
Стулом по России, Алена Карась, Российская газета, 7.04.2004
А абажур висит, Итоги, 6.04.2004
Хабенский и Пореченков теперь белогвардейцы, Анна Орлова, Комсомольская правда, 6.04.2004
Кому пролог, а кому и эпилог, Григорий Заславский, Независимая Газета, 6.04.2004
Белую гвардию сделала убойная сила, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 6.04.2004
Люди чести, Александр Соколянский, Время новостей, 5.04.2004
Душевная драма, Олег Зинцов, Ведомости, 2.04.2004
Вышли из ментовской шинели, Полина Игнатова, Газета.Ru, 2.04.2004
Спрятаться негде, Нина Агишева, Московские новости, 2.04.2004
Счастье — хорошо, а правда — хуже, Глеб Ситковский, Газета, 2.04.2004
Без черного снега, Елена Ямпольская, Русский курьер, 1.04.2004
Белая и пушистая гвардия, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 1.04.2004
Жизни грянули «Ура!», Марина Давыдова, Известия, 31.03.2004
Крестный путь белой гвардии, Оксана Герасимова, Московский Комсомолец, 27.03.2004
Любимый спектакль Сталина, Григорий Заславский, Независимая газета, 26.03.2004
Пьеса о кремовых шторах, Александр Смольяков, Где, 25.03.2004
«Белая гвардия». Новый призыв, Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 24.03.2004
Назад в будущее, Павел Руднев, Ваш досуг, 22.03.2004