ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Виктор Гвоздицкий: Наша профессия эфемерна

Алексей Филиппов, Известия, 24.09.2002
Народный артист России Виктор Гвоздицкий — один из самых интересных и уважаемых театральных актеров, мхатовская звезда первой величины. Он в значительной степени держит мхатовский репертуар: Гвоздицкий — Арбенин и Тузенбах, Сирано и Подколесин, в прошлом сезоне он сыграл одну из лучших ролей во мхатовском спектакле «Вечность и еще один день» и Арто в Центре имени Мейерхольда. Гвоздицкого приглашали играть в «Комеди Франсез», во время недавнего пушкинского юбилея он читал стихи поэта во Франции и Италии — причем по-французски. А вырос Гвоздицкий на Кубани, закончил Ярославское театральное училище, работал в БДТ, Ленинградском театре комедии, московском театре «Эрмитаж», теперь — во МХАТе имени Чехова. 30 сентября ему исполнится 50 лет.

- В акимовский театр вы пришли, когда там уже не было Акимова. И все же, чем он для вас стал, чему там было можно научиться?..

 — Я пришел в Ленинградский театр комедии, когда со дня смерти Акимова прошло не так много времени. Тогда там ставили Вадим Голиков и совсем молодой режиссер Петр Фоменко. Театр комедии был домом Акимова, он сделал его вплоть до зеркал, табуретов и гримировальных столов, вплоть до изготовленных по его рисункам витражей. Акимов жил в спектаклях и артистах… В стиле поведения. Он был очень радостным и интеллигентным. И очень деликатным — удивительное сочетание, которое я нигде больше не встречал.

- Я слышал, что Фоменко в свой ленинградский период был совсем другим. Не было сегодняшней мягкости, напевности, в его работах ощущалось тяготение к тому темному, что есть в человеке.

 — Да, это так. Хотя я думаю, что по большому счету он изменился мало. Если бы меня спросили, что интересует Фоменко в театре, я бы ответил — сама природа театра. А спектакли тогда были другие. .. Хотя я узнаю их в его сегодняшних работах, в типе актера, который он выбирает. В Театре комедии его премьершей была Таня Шестакова, супруга Льва Абрамовича Додина, тогда она очень напоминала сестер Кутеповых. Та же хрупкость, нежность, эксцентричность, умение довести до конца актерские мелочи…

- Я помню, как вы, ленинградский артист, появились в Москве, в театре «Эрмитаж». Было ощущение вашего полного совпадения и с этой сценой, и с ее главным режиссером. Казалось, Михаил Левитин раскрывает вас…

 — Моя профессия предполагает, что тебя используют. Ее корень в исполнительстве, и стесняться этого не стоит — музыканты тоже играют чужие ноты. Артистов Левитин не раскрывал, но их природу использовал довольно мощно.

- Из-за наплыва сериалов меняется тип театрального актера…

 — Да, это так. И как вы к этому относитесь?

- По разному. Хорошо, что благодаря телесериалам актеры снова становятся «звездами» — сегодняшние кино и театр не могут им этого дать. Но профессиональное огрубление, которым актеры обязаны телевидению, меня раздражает.

 — А мне кажется, что из-за этого меняется само понятие актерской профессии. Она теряется.

- Как может потеряться профессия, востребованная зрителями?

 — Этим измеряется далеко не все. Профессия драматического артиста состоит из компонентов, которые очень трудно измерить. В опере проще — все зависит от того, берет певец ноту или не берет. А в драматическом театре понятия «хорошо» и «плохо» недоказуемы, подсознательны, личностны. С этой точки зрения наша профессия эфемерна. Сейчас она нивелируется. Есть спрос, есть реакция зала, есть улица, которая раньше не была допущена в театр, а теперь в него пришла, есть востребованность того или иного типа театра… И есть результат: раньше я измерял театр не хорошими и плохими, а средними спектаклями. Если они есть, то существует и средний уровень профессии. Теперь средний спектакль исчез, и в зрительном зале ко мне все чаще и чаще приходит ощущение катастрофы.

- И виноват во всем, конечно, зритель…

 — Многие мои коллеги говорят: от того, что идет из сегодняшнего зрительного зала, у меня возникает шок. Мне это совершенно непонятно: зрители разные, но спектакль Стреллера одинаково оглушает интеллигента, нового русского, иностранца, школьника и проститутку. Это великий театр — он будет существовать всегда, ради него мы и занимаемся этим делом.

- Телевидение влияет на актерскую технику?

 — Очень сильно. Однако сформулировать понятие «актерская техника» я бы не взялся. Но все актеры прекрасно понимают, что это такое: во время спектаклей и репетиций возникает множество тонких вещей, идущих от настроения, цвета глаз, личной симпатий, открытости, требований режиссера. Поэтому я так люблю работать со старыми артистами. У нас разные темпоритмы, но от них идет такое излучение существа театра и жизни… А благодаря сериалам, где работают многие отличные актеры, эта тонкость пропадает.

- Мне кажется, что настоящий театр в обозримом будущем уйдет в малые залы, для ста-ста пятидесяти человек, и станет камерным искусством для избранных…

 — Это не должно произойти. Театр построен много веков назад, и за это время так все менялось… А театры оставались и не превращались в концертные площадки. Но театр должен иметь право на неполный зал, на небогатую, студенческую публику… А теперь, к сожалению, все подменяет касса. Пусть уровень нашей сцены меняется, но он же не ниже европейского.

- Но на Западе используют формы, которых у нас нет. Вспомните спектакли Боба Уилсона, где оформление и свет важнее актеров…

 — Но это же совсем другой жанр! Я не поклонник театра Товстоногова: в БДТ я отработал четыре года, и у меня очень сложное отношение и к Мастеру, и к труппе, и к стилю театра, и к тому, что он был не слишком избирателен в средствах достижения своих целей… Но когда я вижу современные сценические эффекты, то вспоминаю Товстоногова: в его спектаклях была классическая простота пушкинских стихов, их создавали первые, самые трудные и высокие актерские средства. Сейчас это уходит, и я боюсь, что скоро совершенно непонятным станет любимое выражение Фоменко: «Я люблю заниматься с артистами интонированием».
Пресса
Пьеро и Арлекин, Вадим Гаевский, Экран и сцена, 13.10.2015
Его жизнь была полна отваги, Лев Додин, Виктор Гвоздицкий, Культура, 4.10.2007
Театр как его двойник, Марина Токарева, Московские новости, 25.05.2007
Последнее слово, Елена Губайдуллина, Независимая газета, 23.05.2007
Памяти Виктора Гвоздицкого, Григорий Заславский, Независимая газета, 23.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Алена Солнцева, Время новостей, 22.05.2007
Артист-парадоксалист, Роман Должанский, Коммерсант, 22.05.2007
Играл как дышал, Ирина Корнеева, Российская газета, 22.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Марина Райкина, Московский комсомолец, 22.05.2007
Невосполнимый Парадоксалист, Глеб Ситковский, Газета, 22.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Вечерняя Москва, 20.05.2007
Нам не страшен мелкий бес?, Ирина Алпатова, Планета Красота, 4.10.2003
Неча на зеркало плевать…, Елена Ямпольская, Русский курьер, 3.06.2003
Неподражаемо противный спектакль, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 22.05.2003
Мелкий бес и его двойник, Елена Дьякова, Новая газета, 19.05.2003
Есть несколько Любшиных, Артур Соломонов, Газета, 7.04.2003
Пощечины достались зрителям, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 5.11.2002
Настоящий Гвоздицкий, Григорий Заславский, Независимая газета, 5.11.2002
Тот и другие, Александр Соколянский, Время Новостей, 5.11.2002
Закрытый актер Виктор Гвоздицкий, Алена Карась, Ваш досуг, 22.10.2002
В театре надо быть смиренным…, Александр Строганов, Век, 18.10.2002
Эпизоды из жизни актера Гвоздицкого, Алла Михалёва, Литературная газета, 9.10.2002
Браво, Гвоздицкий, браво!, Екатерина Васильева, Газета, 30.09.2002
Виктор Гвоздицкий: Вот это я люблю…, Артур Соломонов, Газета, 30.09.2002
Виктор Гвоздицкий: Наша профессия эфемерна, Алексей Филиппов, Известия, 24.09.2002
Артист и его двойник, Ирина Алпатова, Культура, 19.09.2002
Затерянные в постмодерне, Мария Львова, Вечерний клуб, 8.05.2002
Интерактивные песни западных славян, Наталия Каминская, Культура, 25.04.2002
Выбирай или проиграешь, Елена Ямпольская, Новые известия, 23.04.2002
Мальчики направо, девочки налево, Алексей Филиппов, Известия, 23.04.2002
Погиб поэт, невольник чести, Валентина Львова, Комсомольская правда, 3.10.2001
Не наше все, Алена Карась, Независимая газета, 19.10.1999