ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Татьяна Лаврова о Владимире Кашпуре

На первом, знаменитом потом, курсе Школы-студии МХАТ, который выпустил В. Невинного, А. Ромашина, А. Покровскую, А. и Е. Лазаревых, Г. Морачеву, А. Филозова, Ю. Гребенщикова, Е. Миллиоти, Г. Фролова, Н. Журавлеву, появился новый студент — Володя Кашпур. Он был старше нас, он был уже актер, что-то умеющий, и привлекал к себе внимание своей искренностью, добротой и тишиной. Он нес в себе человеческую тайну, которую я не разгадала до сих пор, и нежность и трепетность по отношению к нему возникли уже тогда, в юности, и сохранились на всю жизнь. Я очень дружила с ним, с его семьей, с его женой Людой — необыкновенным человеком и замечательным врачом.

Что касается профессии, то у меня осталось удивительное чувство. Я с Володей очень люблю играть, хотя нечасто играю. Он очень хороший партнер, и актер замечательный — это вне обсуждений, вне доказательств. Так вот я когда с ним играю, то очень за него волнуюсь. Такое у меня от студии осталось — не то, чтобы трепетное отношение к нему, но — как к родному человеку. И меня, и Володю так воспитывали, что мы в театре привыкли существовать без премьерства, без каботинства. Наш педагог Морес Евгения Николаевна не только нас учила профессии — она учила познавать себя, открывать то, что в тебе есть. Она нас всех научила требовательности. Она всегда говорила: «Выходя на сцену, играйте как будто в последний раз». То есть полная мобилизация всего, что у нас есть. Наш курс был воспитан в традициях не то чтобы равенства, которого по-настоящему никогда не бывает, а партнерства. Я обожаю хороших партнеров, а Кашпур всегда держит очень высокую планку. У него высокий уровень профессионализма — это редкая вещь. А нас этому учили — профессионализму.

Я репетировала в пьесе «Варвары» Монахову. Роль блестящая, но я не знала, как ее играть. Ефремов молчал, ничего не говорил. Я попробовала в первой сцене сделать одну вещь, и вдруг Володя, посмотрев, говорит мне: «…ты играешь верующую женщину?». Я была потрясена, потому что это было как раз то, что я пробовала.

Слава богу, что в юбилей есть возможность сказать какие-то хорошие слова. Мне бы хотелось, чтобы Володя больше работал, долго жил, был здоровенький. Я к нему очень нежно отношусь и очень его люблю.