ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Страдания пожилого Вертера

Алексей Филиппов, Известия, 26.10.2002
Роман Айрис Мердок «Черный принц» публиковала «Иностранная литература», и это было в давние-предавние, брежневские времена. Вчера в Театре имени Пушкина состоялась премьера: Роман Козак поставил пьесу Айрис Мердок «Черный принц, или Праздник любви». Козак руководит этим театром с апреля 2001 года, за это время в его филиале вышло два едва ли не самых модных московских спектакля и две просто хорошие постановки. Малую сцену Козак вытянул, с большой дело обстояло иначе — мешал прежний репертуар, да и ставить на ней куда сложнее. Его «Ромео и Джульетта» оказались качественным и вполне обычным спектаклем: в прошлом сезоне большая сцена Пушкинского театра оставалась прежней. А в новом на ней появился «Черный принц».

Немолодому и неудачливому писателю не дают уехать за город — там он собирается засесть за книгу всей своей жизни. Сперва к нему является брат бывшей жены, затем звонит до смерти перепуганный друг, чуть не убивший собственную жену, позже врывается сестра — она жалуется на благоверного, а потом травится снотворным. Человек пытается послать прежнюю жизнь к черту, а окружающие цепляются за него изо всех сил — экс-супруга собирается окутать несчастного любовью, жена друга тащит его в постель, сестра обещает остаться у него навсегда. А сам писатель свободен от любви, и это его вполне устраивает: тот, кто поглощен собой, неуязвим. Но любовь добирается и до него: пожилой человек по уши влюбляется в юную дочку друзей, та отвечает ему взаимностью.

И жизнь рушится: они уезжают, их разлучают, мать девушки убивает мужа и сваливает убийство на героя.

Суд, пожизненное заключение, общее непонимание — всяк судит о бедолаге по-своему, он превращается в миф. .. И мораль: игра стоила свеч — обретя любовь, писатель-неудачник смог написать свою книгу.

Таков сюжет, а в последней фразе отчасти заключен и смысл спектакля. В нем заняты отличные артисты: главного героя играет Александр Феклистов, мать его юной симпатии — Оксана Мысина. Они не получают зарплату в Театре Пушкина, Козак пригласил их в свой спектакль со стороны, но и числящаяся в этой труппе Елена Новикова немногим им уступает. Хороша и Лолита писателя Брэдли Пирсона, миниатюрная Александра Урсуляк (студентка Школы-студии МХАТ дебютировала на этой сцене в роли Джульетты). Состав удачен — тому, кто чувствует театр, интересно наблюдать, как из него рождаются ансамбль и спектакль.

Феклистов ровен с начала и до конца, а Мысина нервничает — и поначалу работает грубо, с нажимом. Но к середине первого акта она становится сама собой. Вера Воронкова очень занятно играет фарс — а ведь в ее роли и зацепиться-то не за что… Это радости умеющего смаковать детали игры театрального гурмана: все прочие оценят стиль и круто закрученный сюжет постановки.

Спектакль сдержан, изящен — и вместе с тем увлекателен: режиссер помнит, что новый зритель терпеть не может театральной скуки. Человек-мякиш Александра Феклистова путается под ногами у женщин, мается со своей никак не рождающейся великой книгой. А в финале комический персонаж превращается в трагическую фигуру. Моющий тюремные окна зэк рассказывает зрителям о том, что он принял свою судьбу, — судя по всему, герой Феклистова ни о чем не жалеет.

Домашняя квочка, которую играет Мысина, оборачивается специализирующейся на уничтожении мужчин Медузой Горгоной: она убивает мужа кочергой, на всю жизнь сажает в тюрьму любовника (бедный писатель не устоял-таки перед ее напором) и чувствует себя отлично.

Героиня Елены Новиковой тоже преображается: бой-баба обретает истинный свет, свою версию преступления бывшего мужа она излагает под бодрый аккомпанемент двух приплясывающих молодцов: «Хари-и-и Рама!..»

Жил да был нормальный человек, а теперь его не стало, а каков он был, уже никто не узнает — каждый из свидетелей событий придумывает его на свой лад. Зэк вычеркнут из жизни, людская память лжива, и добряк становится чудовищным гибридом, помесью Макиавелли и безвольного инфантила, сексуального маньяка и гомосексуалиста… И все же последнее слово за его книгой.

Роман Козак тонкий режиссер, но вкусы сегодняшнего зрителя ему хорошо известны: тот, кто потратил на спектакль деньги и вечер, имеет право на хеппи-энд — пусть даже и относительный
Пресса
«Без тебя скучно!», Мила Денёва, Комсомольская правда, 9.06.2015
Сегодня исполняется 55 лет со дня рождения Романа Козака, видеосюжет телеканала «Культура», 29.06.2012
«Она уникальный слухач и нюхач в профессии», Глеб Ситковский, Газета, 17.09.2007
Игорь Бочкин: Хочу, чтобы режиссер меня любил, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 16.02.2007
Дважды два будет четыре, Наталия Каминская, Культура, 3.03.2005
Душа на просвет, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 2.03.2005
Враг, который не сдается, Марина Давыдова, Известия, 1.03.2005
Парфюмер, Елена Ямпольская, Русский курьер, 27.02.2005
Худруки показали актерский мастер-класс, Роман Должанский, Коммерсант, 26.02.2005
Матрица: перезагрузка, Алена Карась, Российская газета, 26.02.2005
Вражья сила, Дина Годер, Газета.RU, 25.02.2005
Две головы лучше, Олег Зинцов, Ведомости, 25.02.2005
На лыжах по асфальту, Время новостей, 25.02.2005
Что случилось в аэропорту., Глеб Ситковский, Газета «Газета», 25.02.2005
Игра режиссеров, Коммерсант, 18.02.2005
«Джан», Павел Подкладов, НИГ Культура, 8.02.2005
Мрак народа, Олег Зинцов, Русский курьер, 1.02.2005
Четыре причины, Александр Соколянский, Ведомости, 1.02.2005
И ПЛАТОНОВ УЗОРНЫЙ ДО БРОВЕЙ, Новая газета, 31.01.2005
Алла Сигалова станцевала верблюда, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 29.01.2005
«Действующие лица», Марина Багдасарян, Радио Культура, 19.01.2005
Черный принц, черный, черный…, Марина Давыдова, Время Новостей № 201, 30.10.2002
Любовь должна быть с кулаками, Елена Ямпольская, Новые известия, 29.10.2002
Слегка абсурдный вымысел, Роман Должанский, Коммерсант, 29.10.2002
В Театре Пушкина открыли дело писателей, Олег Зинцов, Ведомости, 28.10.2002
Эрос без Танатоса, Ирина Корнеева, Время МН, 26.10.2002
Страдания пожилого Вертера, Алексей Филиппов, Известия, 26.10.2002
ОН ПОСТОЯННО НАЧИНАЛ ЖИЗНЬ ЗАНОВО, Ирина Тосунян, Литературная газета, 1.10.2002
О месте трагедии, Григорий Заславский, Русский журнал, 29.03.2002
Дискотека в доме Капулетти, Елена Дьякова, Новая газета, 28.03.2002
Любовники смерти, Ирина Алпатова, Культура, 28.03.2002
Любовь в кислотный дождь, Алена Карась, Российская газета, 27.03.2002
Нет повести счастливее на свете…, Елена Ямпольская, Новые известия, 26.03.2002
Из жизни тинейджеров, Алексей Филиппов, Известия, 25.03.2002
Монах и два тинейджера, Артур Соломонов, Газета, 25.03.2002
Любовь где попало, Роман Должанский, Коммерсант, 25.03.2002
Расколдованная сцена, Марина Давыдова, Время новостей, 25.03.2002
В первом чтении, Олег Зинцов, Ведомости, 25.03.2002
Роман Козак о Шекспире В и витамине Т, Павел Подкладов, Ваш досуг, 18.03.2002
Роман Козак: Спектакль — это строчка текста, окруженная жизнью, Ирина Тосунян, Литературная газета, 13.03.2002
Культурный «хит», Итоги, 5.03.2002
Заметки о прошлогоднем снеге, Анатолий Смелянский, Московские новости, 17.01.2002
Ай да цензор, ай да сукин-сан!, Ирина Алпатова, Культура, 24.10.2001
Весь мир — Художественный театр, Лариса Юсипова, Ведомости, 16.10.2001
Академия клоунов, Алексей Филиппов, Известия, 15.10.2001
Удалось, Ольга Романцова, Время новостей, 15.10.2001
По ком каркает ворона, Роман Должанский, Коммерсант, 15.10.2001
К бараньим рогам отношусь иронично, Роман Должанский, Коммерсант, 13.10.2001
Роман Козак приглашает в театр Пушкина, Ирина Корнеева, Время МН, 27.09.2001