ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Алла Сигалова станцевала верблюда

Марина Шимадина, Коммерсантъ, 29.01.2005
На сцене филиала Театра имени Пушкина его художественный руководитель Роман Козак поставил спектакль по повести Андрея Платонова «Джан». На премьере побывала МАРИНА ШИМАДИНА. 

Решение Романа Козака делать инсценировку повести «Джан» — отчаянное и заранее обреченное дерзание. Платоновская проза — из тех трудноусваиваемых текстов, которые невозможно воспринимать на слух. Однако Роман Козак не стал мучить зрителя темным платоновским слогом. Театру литературному он предпочел театр пластический, слову — тело. Причем тело очень конкретное — его жены, актрисы и хореографа Аллы Сигаловой. На две трети спектакль состоит из ее пластических номеров-дуэтов с молодым актером Александром Матросовым, который играет главного героя Назара Чагатаева.

В инсценировке этой эпической, по сути, повести (речь идет о судьбе целого народа, скитающегося по пустыне в поисках счастья) заняты всего три человека. Илья Барабанов играет народ Джан в одном лице, а Алла Сигалова представляет любимых женщин Назара и все остальные живые существа, которые встречаются ему на пути. Она играет робкую нескладную жену Веру и ее дочь резвушку Ксению, превращенную в спектакле в девочку на шаре; старую скрюченную мать Чагатаева Гюльчатай; хищную кровожадную птицу, с которой бьется умирающий от голода Назар; верблюда, напоившего героя своей кровью, и верблюжью колючку перекати-поле, ставшую ему первой попутчицей в долгих скитаниях по пустыне. Поскольку все живое, природное, даже верблюд, в спектакле оказывается женского рода, то вся постановка превращается в один нескончаемый диалог между мужчиной и женщиной. Но хореография Аллы Сигаловой, призванная проиллюстрировать все возможные варианты и оттенки отношений между полами — от нежности и страсти до вражды и ненависти, для этой цели слишком однообразна. Вскинутые в экстазе руки, судорожно растопыренные пальцы, экзальтированные объятия и требующие физической выносливости гимнастические упражнения — и все это одинаково яростно и экспрессивно.

Впрочем, Роман Козак в своих интервью перед премьерой высказывался в том смысле, что для него главное в платоновской прозе — это ее энергетика, плотная и густая, как кипящее масло. И этот накал, эту повышенную температуру текста Алла Сигалова как раз прекрасно выразила. Беда в том, что это взвинченное, напряженное состояние не передалось залу. Ну с чего зритель будет сопереживать человеку, изо всех сил топающему в сцену и размахивающему, как мельница, руками, когда он не в курсе, что это за тип и что вызвало в нем такое крайнее воодушевление? А режиссер не дает публике возможности узнать об этом. От платоновского сюжета в спектакле остались рожки да ножки. И человек, не перечитавший перед походом в театр «Джан», рискует остаться в полном неведении, о чем там, собственно, шла речь.

Оставалась надежда, что потери в тексте будут возмещены чисто театральными средствами. Но нет. Постановщикам не хватило фантазии, чтобы придумать емким платоновским образам конгениальную визуальную замену. Однофамилец писателя художник Виктор Платонов застелил подмостки восточными коврами, под которыми были спрятаны алые маки, неожиданно появившиеся на сцене, когда Назар пришел в хивинский оазис. Это был яркий образ номер один. Над сценой висела большая круглая тарелка, которая то поднималась, то опускалась на тросах. Герои то забирались в нее и раскачивались, как на качелях, то отцепляли и катали по сцене. Но лишь один единственный раз эта штука «сыграла» убедительно — когда Назар поднял ее над головой, как титан, поддерживающий Землю. Это был яркий образ номер два. И это все, не считая Аллы Сигаловой, которая, по сути, является и соавтором, и главным героем, и основным выразительным средством спектакля. Но у нее в этой постановке, как уже говорилось выше, своя, далекая от платоновской история. 

Вымирающий народ, ради спасения которого Назар Чагатаев и отправился в пустыню, стал в спектакле персонажем почти эпизодическим. А о том, что в финале воспрянувшие люди после долгих скитаний вернулись на историческую родину и начали заново строить свою жизнь, режиссер даже не упоминает. Ведь приход социализма в отстающие районы Азии не станцуешь.
Пресса
«Без тебя скучно!», Мила Денёва, Комсомольская правда, 9.06.2015
Сегодня исполняется 55 лет со дня рождения Романа Козака, видеосюжет телеканала «Культура», 29.06.2012
«Она уникальный слухач и нюхач в профессии», Глеб Ситковский, Газета, 17.09.2007
Игорь Бочкин: Хочу, чтобы режиссер меня любил, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 16.02.2007
Дважды два будет четыре, Наталия Каминская, Культура, 3.03.2005
Душа на просвет, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 2.03.2005
Враг, который не сдается, Марина Давыдова, Известия, 1.03.2005
Парфюмер, Елена Ямпольская, Русский курьер, 27.02.2005
Худруки показали актерский мастер-класс, Роман Должанский, Коммерсант, 26.02.2005
Матрица: перезагрузка, Алена Карась, Российская газета, 26.02.2005
Вражья сила, Дина Годер, Газета.RU, 25.02.2005
Две головы лучше, Олег Зинцов, Ведомости, 25.02.2005
На лыжах по асфальту, Время новостей, 25.02.2005
Что случилось в аэропорту., Глеб Ситковский, Газета «Газета», 25.02.2005
Игра режиссеров, Коммерсант, 18.02.2005
«Джан», Павел Подкладов, НИГ Культура, 8.02.2005
Мрак народа, Олег Зинцов, Русский курьер, 1.02.2005
Четыре причины, Александр Соколянский, Ведомости, 1.02.2005
И ПЛАТОНОВ УЗОРНЫЙ ДО БРОВЕЙ, Новая газета, 31.01.2005
Алла Сигалова станцевала верблюда, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 29.01.2005
«Действующие лица», Марина Багдасарян, Радио Культура, 19.01.2005
Черный принц, черный, черный…, Марина Давыдова, Время Новостей № 201, 30.10.2002
Любовь должна быть с кулаками, Елена Ямпольская, Новые известия, 29.10.2002
Слегка абсурдный вымысел, Роман Должанский, Коммерсант, 29.10.2002
В Театре Пушкина открыли дело писателей, Олег Зинцов, Ведомости, 28.10.2002
Эрос без Танатоса, Ирина Корнеева, Время МН, 26.10.2002
Страдания пожилого Вертера, Алексей Филиппов, Известия, 26.10.2002
ОН ПОСТОЯННО НАЧИНАЛ ЖИЗНЬ ЗАНОВО, Ирина Тосунян, Литературная газета, 1.10.2002
О месте трагедии, Григорий Заславский, Русский журнал, 29.03.2002
Дискотека в доме Капулетти, Елена Дьякова, Новая газета, 28.03.2002
Любовники смерти, Ирина Алпатова, Культура, 28.03.2002
Любовь в кислотный дождь, Алена Карась, Российская газета, 27.03.2002
Нет повести счастливее на свете…, Елена Ямпольская, Новые известия, 26.03.2002
Из жизни тинейджеров, Алексей Филиппов, Известия, 25.03.2002
Монах и два тинейджера, Артур Соломонов, Газета, 25.03.2002
Любовь где попало, Роман Должанский, Коммерсант, 25.03.2002
Расколдованная сцена, Марина Давыдова, Время новостей, 25.03.2002
В первом чтении, Олег Зинцов, Ведомости, 25.03.2002
Роман Козак о Шекспире В и витамине Т, Павел Подкладов, Ваш досуг, 18.03.2002
Роман Козак: Спектакль — это строчка текста, окруженная жизнью, Ирина Тосунян, Литературная газета, 13.03.2002
Культурный «хит», Итоги, 5.03.2002
Заметки о прошлогоднем снеге, Анатолий Смелянский, Московские новости, 17.01.2002
Ай да цензор, ай да сукин-сан!, Ирина Алпатова, Культура, 24.10.2001
Весь мир — Художественный театр, Лариса Юсипова, Ведомости, 16.10.2001
Академия клоунов, Алексей Филиппов, Известия, 15.10.2001
Удалось, Ольга Романцова, Время новостей, 15.10.2001
По ком каркает ворона, Роман Должанский, Коммерсант, 15.10.2001
К бараньим рогам отношусь иронично, Роман Должанский, Коммерсант, 13.10.2001
Роман Козак приглашает в театр Пушкина, Ирина Корнеева, Время МН, 27.09.2001